Фрагмент постера фильма "Продавец игрушек"
Фрагмент постера фильма "Продавец игрушек"

У нового отечественного фильма "Продавец игрушек" есть немало достоинств, но и недостатков хватает, причем серьезных, так что общее впечатление от увиденного получилось смазанным. Вообще, эта картина — ярчайший пример того, как ошибки сценариста сводят на нет все усилия талантливой и профессиональной съемочной группы.

А главное достоинство "Продавца игрушек" — великолепный актерский ансамбль, за который нужно сказать огромное спасибо агентам по кастингу.

Особенно трудная задача стояла перед исполнителями главных ролей: если бы зрители не поверили доброте и бескорыстию юных влюбленных, то лента бы провалилась. К счастью, и Шамиль Хаматов, и Агния Дитковските превосходно справились со своими очень непростыми положительными ролями — Николя и Наташа получились именно такими благородными и романтичными, какими и должны быть. Для Хаматова это одна из первых больших работ в кино, и дебют вполне можно считать удачным. А Дитковските в минувшем году очень заметно прибавила в актерском мастерстве. Ее работу в "Борисе Годунове" вполне можно охарактеризовать словами, сказанными одними из персонажей пьесы Пушкина о Марине Мнишек: "Мраморная нимфа! Уста без жизни, без улыбки…" В подобных обстоятельствах и речи не было о создании сколько-нибудь убедительного образа. А две недавние роли молодой актрисы сыграны гораздо интереснее, и разбитная подружка стриптизера из фильма "С новым годом, мамы!" совсем не похожа на романтичную и гордую Наташу из "Продавца игрушек". Столь заметные перемены к лучшему всегда радуют, и хочется пожелать Агнии и дальше работать над собой и своими ролями так же серьезно и ответственно, как она это делает в последнее время.

Но самым волшебным в новой отечественной картине, разумеется, стал Пьер Ришар. В 1980-е годы он был едва ли не самым популярным иностранным актером в СССР, однако после падения "железного занавеса" предсказуемо оказался в тени голливудских звезд, ленты с участием которых наконец-то пришли к отечественным зрителям. Но сейчас, много лет спустя, совершенно очевидно: успех Ришара в 70-е — 80-е годы был отнюдь не случайным и объяснялся не только характерной внешностью эксцентричного француза. Даже в небольшой роли в "Продавце игрушек" замечательный актер демонстрирует всю мощь таланта, за очень короткое время создавая яркий и оригинальный образ. А еще Ришар сполна наделен качеством, которым обладают далеко не все знаменитости, — он в буквальном смысле освещает экран в любой сцене со своим участием, поэтому смотреть на великолепного артиста особенно приятно и интересно. Очень жаль, что роль у легендарного французского актера совсем небольшая и играет он не очень приятного человека, — в Ришаре очень много доброй магии, и использовать ее можно было бы гораздо эффективнее.

Сценарий нового отечественного фильма получился неровным; к счастью, режиссер сумел подчеркнуть все его достоинства и скрыть хотя бы некоторые недостатки. В экранизации этой истории вполне можно было показать главных героев бриллиантами среди дебилов — именно такой стиль повествования обожают многие не слишком профессиональные современные отечественные кинематографисты. К счастью, постановщик "Продавца игрушек" действовал иначе, и все второстепенные персонажи этой картины — настоящие люди, не лишенные недостатков, но вполне достойные уважения и симпатии.

Благодаря такому подходу новая российская лента очень выиграла, особенно в отношении романтической интриги. И в самом деле, расставаться с дураками и подлецами просто — гораздо сложнее ради новой любви бросить хорошего человека, с которым ты совсем недавно связывал все надежды на будущее. Главные герои "Продавца игрушек" оказались именно перед этим непростым выбором, и зрительское сочувствие борьбе молодых романтиков за свое счастье не становится меньше от того, что искреннюю симпатию вызывают и их покинутые возлюбленные. Наоборот, данная ситуация выглядит более реалистичной и узнаваемой, чем душераздирающий рассказ о прекрасных-распрекрасных людях, которые почему-то общаются только с жалкими и ничтожными личностями. Так что уважительное отношение создателей нового отечественного фильма к персонажам второго плана переоценить трудно.

Возможно, именно благодаря этому нечастому в современном российском искусстве достоинству кинематографистам удалось создать на экране (пусть не от начала до конца картины, но на достаточно долгое время) по-настоящему волшебную, праздничную, романтичную атмосферу. Ведь когда тебе помогают не только друзья, но и совсем незнакомые люди (а также те, у кого были причины на тебя сильно обижаться) — это и есть счастье! Настоящий праздник создают не дорогие подарки и не миллионы долларов, а любовь, дружба и доброта — обыкновенные чудеса, на которых испокон веков стоит мир. В "Продавце игрушек" такого житейского волшебства немало — одна девушка из придорожной забегаловки дорогого стоит! А если кинематографисты умеют видеть чудеса в реальной жизни, то зрители их тоже заметят, не сомневайтесь.

Дополнительные штрихи в создание праздничной атмосферы на экране вносит по-настоящему волшебный саундтрек: великолепна и музыка, специально написанная для ленты, и песни других композиторов.

Увы, у "Продавца игрушек" есть не только достоинства, но и серьезные недостатки. Начать нужно с того, что и Москва, и Париж в новом отечественном фильме выглядят недостаточно красивыми для волшебной сказки. Могу допустить, что съемки во французской столице проходили быстро и скомканно, но главный город России можно было запечатлеть на экране гораздо эффектнее, так что это явная недоработка оператора.

А основные проблемы "Продавца игрушек" связаны со сценарием — точнее, с его детективно-приключенческой частью. От новогодней сказки не стоит требовать стопроцентного реализма, поэтому я не задумываюсь о том, выдавали ли в России в конце XVIII века патенты на изобретения, мог ли советский ученый всю жизнь исследовать историю только одного русского княжеского рода и существует ли срок давности для ценных бумаг, приобретенных больше века назад. Это действительно мелочи.

Но даже в изначально условной приключенческой истории очень важна бытовая логика поступков персонажей, а в данном случае она, увы, хромает на обе ноги.

Например, сценарист пытается уверить зрителей, что маленький ребенок — единственный выживший при крушении теплохода с беженцами из революционной России — сумел сохранить все важнейшие семейные реликвии. Такого не может быть, потому что не может быть никогда: если корабль тонет медленно, то фамильные ценности берут взрослые, если же он уходит под воду быстро, то малыша сразу же бросают в море подальше от места крушения, и тут не до побрякушек. Но даже если случилось чудо и юный князь успел схватить заветную шкатулку перед тем, как покинуть пароход, то вряд ли избалованный мальчик, привыкший к покорности слуг и вежливости простолюдинов, сумел бы спрятать ценности от людей, которые его спасли и отвезли в Париж. Истинная стоимость реликвий в данном случае значения не имела: многие сначала забрали бы себе выкрашенный золотой краской большой железный ключ, а потом уже задумались, за какую сумму его можно продать… А ведь избежать проблем в данном случае сценаристу было бы очень просто — требовалось только написать, что мальчик благополучно уехал во Францию с фамильными ценностями и своим гувернером, который его усыновил, чтобы защитить от возможной мести большевиков, а вся семья юного князя погибла в России. Это, конечно, мелочь, но именно из таких мелочей и складывается достоверность сюжета, а неточностей в сценарии новой отечественной картины немало.

Кроме того, детективная интрига "Продавца игрушек" слишком проста: французские туристы во время своего визита в Россию общались всего с несколькими местными жителями, так что вычислить среди них преступника не составляет труда.

Но еще хуже то, что мотивы и тактика злодея вопиюще неубедительны. Спору нет, человек может всю жизнь разыскивать сокровища, собираясь пожертвовать их на благо родной страны. Но в таких обстоятельствах он никогда не обратится за помощью к бандитам! Во-первых, людям, не связанным с криминалом, очень трудно найти общий язык с его представителями. Во-вторых, и ежу понятно, что бандиты будут искать сокровища очень энергично, но, обнаружив, заберут их себе, а фраеру-наводчику, если ему очень повезет, сохранят разве что жизнь. Если же обещанных ценностей в тайнике не окажется, то невольному обманщику преступников придется очень худо… Не знать таких очевидных вещей о правонарушителях родной страны может только полный идиот, а злоумышленник из новой отечественной ленты вроде бы на него не похож.

Человеку, который разыскивает сокровища, намереваясь отдать их государству, гораздо логичнее обратиться за помощью к спецслужбам, поскольку он занимается по-настоящему хорошим делом. Но происходящее в "Продавце игрушек" абсолютно не похоже на активность стражей порядка. Конечно, во всех странах мира среди сотрудников правоохранительных органов встречаются люди, путающие достижение частных целей с государственными интересами, но такие беспринципные типы скорее накачали бы наркотиками подозрительных туристов, чтобы выпытать всю правду, или устроили бы им автокатастрофу. А удар ножом и неумелый обыск — это явно бандитский стиль; спецслужбисты действуют совсем иначе…

Так что вся вторая половина нового отечественного фильма, повествующая о нахождении фамильных реликвий, выглядит абсолютно неубедительно, что сильно сбивает общее впечатление. (Я уж молчу о том, что бесчисленные искатели сокровищ князей Бельских, перерывшие всю территорию бывшего поместья, непременно разбили бы массивный постамент, на котором стояла огромная статуя орла, и саму скульптуру — вдруг они золотые?)

Увы, все вышеперечисленное — это еще полбеды; самое печальное то, что кинематографисты явно испугались, что их картина покажется критикам легковесной, и решили впихнуть КОНФЛИКТ в последние пятнадцать минут экранного времени. Таким образом создатели новой отечественной ленты грубо нарушили правила жанра новогодней сказки, в котором работали.

Спору нет, сказки бывают разные. Например, большая часть "Продавца игрушек" — сказка о том, что под Новый год сбываются самые заветные желания. Вполне возможна и другая сказка — о страшной власти денег, подчинившей хорошего парня, который через некоторое время все же смог освободиться и вернул себе себя. Но такую сказку нужно рассказывать подробно — поведать зрителям и о том, каким хорошим и добрым был русский француз Николя Берсен, и о том, как сломало его нежданное наследство предков, и о том, как молодой богач все же понял, что миллионы евро — далеко не самое важное. На каждый этап жизни главного героя данной истории пришлось бы как раз по тридцать минут из полутора часов экранного времени фильма.

Но в "Продавце игрушек" час с лишним рассказывается добрая и практически бесконфликтная сказка, а в последнюю четверть часа кинематографисты запихнули сложнейший конфликт, который за это короткое время невозможно ни показать толком, ни тем более решить. Так что финал новой отечественной картины получился скомканным, бессмысленным и противоречащим основному настроению этой истории. Смотрится он так же нелепо, как если бы Золушка в финале одноименной бессмертной киносказки Надежды Кошеверовой устроила бы в родной стране революцию и свергла бы короля. Подобная развязка вполне соответствовала вкусам советских цензоров, но даже у них хватило ума не требовать ее от кинематографистов, а разрешить закончить ленту традиционным хэппи-эндом. Правила жанра есть правила жанра, и нарушать их нельзя. Создатели "Продавца игрушек", увы, не поняли столь очевидную вещь, что очень плохо повлияло на впечатление от их работы.

А еще мне неясна главная идея этой истории. Я не понимаю, чем владелец фабрики по производству сладостей хуже продавца игрушек, ведь и тот, и другой живут на прибыль от продажи своего товара. Безусловно, продавец игрушек из нового отечественного фильма еще и дарит детям чудо: купить в магазине волшебного друга гораздо приятнее, чем куклу, которую рекламируют по ТВ. Но родители юных покупателей платят за сказочного помощника своих малышей те же деньги, что и за престижные игрушки, так что мотивы продавца никак не назовешь бескорыстными. Это не хорошо и не плохо — это факт. Вот если бы главный герой новой отечественной картины бесплатно выступал в клоунском костюме перед больными детьми, то действовал бы без всякой материальной выгоды, а так между продавцом игрушек и владельцем сети кондитерских фабрик особой разницы нет, тем более что оба делают хорошее дело – обеспечивают рынок качественными товарами и радуют покупателей. Это, конечно, не так самоотверженно, как благотворительность, но вполне естественно: большинство людей трудятся не за "спасибо", а за зарплату, но немногие делают свою работу так же хорошо, как Николя Берсен. Стыдиться ему нечего ни в должности продавца, ни в качестве кондитерского короля, тем более что у обеих профессий есть много общего.

Кроме того, я не понимаю, зачем понадобилось делать семью главного героя княжеской. В "Продавце игрушек" верно указано, что русские аристократы крайне редко занимались бизнесом, так для чего требовалось рассказывать зрителям об уникальном исключении из общего правила? Неужели только потому, что "князь" звучит красивее, чем "фабрикант"?

И в заключение не могу не отметить поразившую меня до глубины души фразу главного героя: "Все едут за романтикой в Париж, а настоящая романтика — в России!" Все бы ничего, но произносятся эти слова в невероятно грязном помещении с облупленными стенами и без крыши, которое до революции было прекраснейшей церковью. Даже люди, равнодушные к религии, скорбят об уничтожении красоты, и страшная судьба чудесного храма, по-моему, подтверждает очень трудную судьбу России в минувшем веке, а никак не романтичность нашей страны. Но это дело вкуса, конечно.

А в целом новая отечественная лента — один из немногих случаев в нашем кинематографе, когда исполнение оказалось на порядок лучше собственно замысла. Эх, если бы эта съемочная группа экранизировала более толковый сценарий, то фильм мог бы стать настоящим шедевром. Увы, в существующем своем виде картина способна заинтересовать только поклонников сыгравших в ней актеров и любителей добрых новогодних историй.


comments powered by HyperComments

XI КФ "Спутник над Польшей": "Родные" в "Заложниках" у "Аритмии"

Умер Сергей Кудрявцев

XXXVII МКФ ВГИК: "Миллиард" на первом этапе

XI Премия Азиатско-Тихоокеанской киноакадемии: отечественный кинематограф представлен в 4-х номинациях

Умер Дмитрий Марьянов

XXI ТЭФИ: В дневном эфире господствует "Рен-ТВ", а в вечернем - "Первый" и "Россия 1"