Фрагмент постера фильма "Джентльмены, удачи!"
Фрагмент постера фильма "Джентльмены, удачи!"

В новом отечественном фильме "Джентльмены, удачи!" есть немало особенностей, без которых немыслима хорошая картина: хитовый сюжет легендарной советской комедии, замечательные актеры в главных и второстепенных ролях, натурные съемки в очень красивых местах. Правда, продакт плейсмент (то бишь размещение рекламы на экране) тоже имеется, причем в больших количествах, но для блокбастера это нормально.

Увы, еще одна особенность новой отечественной ленты — ее вопиющий непрофессионализм — гробит все достоинства на корню. Никогда не думала, что скажу нечто подобное, но по сравнению с "Джентльменами, удачи!" даже, извините, "Яйца судьбы" выглядят вполне осмысленной и продуманной работой. Как продюсеры допустили такой ужас в рассчитанном на зрительский успех высокобюджетном фильме с участием прекрасных актеров — для меня загадка века.

Обзор многочисленных недостатков "Джентльменов неудачи" я начну с вопроса, который ни разу не задавала за все время, что пишу рецензии. Больше всего меня интересует, работали ли на съемках новой отечественной картины редактор сценария и второй режиссер по планированию. Если нет — это лучшее доказательство нерушимого правила: "Скупой платит дважды". Если же редактор и второй режиссер на съемках были, то мне невероятно интересно, чем они занимались. Дзен постигали? Карму чистили?

Дело в том, что только при полном отсутствии этих двоих на съемках новой отечественной ленты стюардесса в одном из эпизодов могла объявить: "Уважаемые пассажиры, наш самолет прибыл в Каир. Температура за бортом — плюс тридцать два градуса по Цельсию. Приятного вам отдыха!"

Увы, создатели новой отечественной комедии за все время съемок так и не удосужились узнать, что плюс тридцать два градуса в Каире бывает только летом, а зимой (персонажи ведь летят в Египет под Новый год!) и там, и в Хургаде максимум дневной температуры — плюс двадцать-двадцать два, а ночью гораздо холоднее. Врать, да еще столь беспардонно, вообще нехорошо, а уж когда ложь так явно демонстрирует вопиющий профессионализм кинематографистов — это вообще за гранью добра и зла.

Но дальше события приняли еще более невообразимый оборот. У меня сложилось впечатление, что упоминание Египта в новом отечественном фильме — такой же продакт плейсмент, как и визит главных героев в популярный фастфудовский ресторан. Что ж, повторюсь, в блокбастерах это дело житейское. Но, разумеется, вести натурные съемки в стране пирамид кинематографисты не рискнули: после свержения Мубарака обстановка там все еще сложная.

Куда было податься служителям десятой музы, которых не устраивали бытовые условия на юге России и в странах ближнего зарубежья? Конечно, в граничащий с Египтом Израиль — там и пустыни есть, и море, и мусульманские кварталы, а языковые проблемы в этой стране минимальны из-за большого количества русскоязычных эмигрантов. Снимай — не хочу! Знатоки турбизнеса, правда, отметили бы, что курорты Египта и Израиля совсем не похожи друг на друга: на первых большинство пляжей принадлежат отелям, на вторых — пляжи государственные, и эта разница сильно сказывается на архитектуре и инфраструктуре гостиничных комплексов. Но подобные мелочи и в самом деле интересны только специалистам, а приключенческая комедия имеет право на художественную условность.

Вот создатели новой отечественной картины это право и реализовали. Во всю ширь... Казалось бы, чего проще? Арендуй несколько автобусов для съемочной группы, отправляйся на тихий берег подальше от больших городов и снимай там все, что нужно.

Однако российские кинематографисты решили вообще не тратить деньги на бензин и провели все натурные съемки египетских пляжей прямо на главной набережной Тель-Авива — второго по величине и значению израильского города.

Увы, создатели "Джентльменов неудачи" не знали, что главная набережная Тель-Авива — это уникальнейший памятник архитектуры ХХ века. Каждое высотное здание здесь абсолютно неповторимо, а уж в комплексе они так же узнаваемы, как Пражский град или Версаль. Было бы еще полбеды, если бы оператор сосредоточил все внимание на пляже и море: эти детали ландшафта практически одинаковы и в Египте, и в Израиле. Но оператор старательно запечатлел на кинопленку каждую из уникальных тель-авивских высоток, так что место действия новой отечественной ленты узнают не только те, кто хоть раз побывал в этом прекрасном израильском городе, но и все знатоки архитектуры минувшего века — и сильно удивятся, почему джентльмены неудачи называют Израиль Египтом. Наверное, действие этой истории разворачивается в параллельной реальности с абсолютно иной географией…

Кстати говоря, у российских интеллектуалов считается очень хорошим тоном сетовать на бездуховность западных кинематографистов, изображающих в своих произведениях нашу страну совсем не такой, какой мы привыкли ее видеть. И, наверное, все без исключения россияне были бы возмущены до глубины души, если бы в каком-нибудь зарубежном фильме действие разворачивалось бы, например, на вполне узнаваемой Красной площади (со Спасской башней, собором Василия Блаженного и мавзолеем), но при этом все персонажи делали бы вид, что события происходят в Стамбуле. Что ж, в подобных обстоятельствах остается утешаться лишь тем, что в отечественном кинематографе трудятся исключительно эрудированные и ответственные люди, которые воссоздают на экране чужеземную жизнь с абсолютной точностью…

После египетского города под названием Тель-Авив я перестала удивляться эпизоду, который по глубины души шокировал меня несколько раньше. В невероятно поразившей меня сцене полицейская дама, агитируя ни в чем не повинного актера сесть в тюрьму, чтобы помочь следствию, дружелюбно заявила: "Отсидка пойдет тебе на пользу — станешь крутым, бабам такие нравятся".

Именно после этого я впервые поняла, что словосочетание "уронить челюсть на пол" — это не преувеличение, а отражение реального состояния человека. Видела и слышала я много разного, но с тюремным заключением как способом повышения собственной крути сталкиваюсь впервые. И, скажу честно, мне даже в голову не приходило, что именно в нашей стране кто-то может так думать.

Впрочем, все вышеизложенное удивило бы меня гораздо больше, если бы я не читала пресс-релизы к "Джентльменам неудачи". Там кинематографисты со скромной гордостью заявляли, что в своей работе соединили все самое лучшее из легендарной советской комедии с модными современными тенденциями. Это и есть маньеризм в наиболее ярком своем воплощении, чистый, словно слеза героини самой длинной "мыльной оперы", но, возможно, в данном случае нерушимое правило о невысокой художественной ценности вторичного не сработало?

Итак, что же создатели "Джентльменов, удачи!" считают самым модным и современным? Во-первых, им явно очень нравится действительно прекрасная английская картина "Реальная любовь" и особенно ее первый и финальный эпизоды, представляющие собой встречи в аэропорту.

Начало новой отечественной ленты очень похоже на британский шедевр — с небольшим, но принципиальным отличием: действие первой сцены "Джентльменов, удачи!" разворачивается в большом торговом центре, шикарно оформленном к празднику.

В чем тут разница? Она очень проста. Это в бескрайней России для большинства людей внутренние авиарейсы по-прежнему так же экзотичны, как сапоги-скороходы, а на Западе люди действительно регулярно летают друг к другу. Там радостные встречи в аэропортах — дело абсолютно житейское и совершенно искреннее.

А вот российские кинематографисты увязали радость от праздника не со встречами старых друзей, а с подарками, которые люди покупают для родных и близких в крупном торговом центре. Такой подход вызывает, мягко говоря, оторопь по одной простой причине: радость от Нового года деньгами не измерить. Человек может получить к празднику подарки на миллион долларов и все равно останется недовольным и несчастным, а совсем небогатую маму осчастливят до глубины души поздравительные рисунки, сделанные ее детьми. Малыши не заплатили за них ни копейки — но тепло, вложенное ими в свои работы, будет согревать маму многие годы… Так что подарки — это не праздник, и в данном случае позиция создателей "Джентльменов, удачи!" принципиально ошибочна.

Еще они явно (и тоже вполне заслуженно) очень любят киноцикл о пиратах Карибского моря, поэтому на своем рабочем месте нескладный аниматор Леша Трешкин превращался в пирата Джека… Бармалея (понятно, что делиться именем популярнейшего персонажа голливудские киностудии если и согласятся, то только за деньги, которых российских кинематографистам жалко).

Что тут скажешь? Джонни Депп в своей коронной роли прекрасен как утренняя заря. Сергей Безруков тоже смотрится в ней неплохо, вот только всегда видно, когда актер работает над образом сам, а когда (пусть и с бесспорным техническим мастерством) использует чужие удачные находки.

Еще создатели "Джентльменов, удачи!" (опять же заслуженно) обожают "Белое солнце пустыни" — иначе невозможно объяснить появление в современном заснеженном Санкт-Петербурге стайки дам в разноцветных паранджах.

"Кочегар" Алексея Балабанова тоже не остался незамеченным отечественными кинематографистами — один из персонажей явно позаимствован во временное пользование именно оттуда.

А безусловное ноу-хау создателей "Джентльменов, удачи!" — финальная свадьба Трешкина и полицейской дамы, которая, собственно, и засадила его в тюрьму. Мне очень интересно, задумывались ли кинематографисты, почему создатели легендарной советской комедии обошлись без свадебных колоколов в финале — неужели потому, что пожалели радости для зрителей?

А ведь ответ на данный вопрос очень прост: и в реальном мире, и в хорошем кино главная награда для человека, совершившего доброе дело, — это не материальные блага и не счастье в личной жизни, а осознание того, что он поступил правильно. Благодаря самоотверженным усилиям директора детсада Трошкина удалось вернуть обществу не только золотой шлем Александра Македонского, но и еще большую ценность — трех человек, которые поняли, что лучше жить в соответствии с идеалами дружбы и добра и помогать всем, кто попал в беду, чем вести полуживотное существование воров и бандитов. На фоне этого огромного достижения меркнут любые финансовые и личные успехи. Людей, которым данный факт не понятен, мне искренне жаль…

Так что ничего нового, позитивного и современного в римейк легендарной советской комедии кинематографисты не добавили. Зато они умудрились не заметить в сценарии сорокалетней давности совершенно нелепые по нынешним меркам анахронизмы — например, отношение обычных людей и власти к "блатному" миру, которое сейчас совсем иное, чем в разгар застоя.

В 60-е — 70-е годы ХХ века блатные песни (и народные, и бардовские стилизации) пели в каждом дворе, а знаменитые актеры играли уголовников с гораздо большим удовольствием, чем милиционеров. Но официально при советской власти (за что ей огромное спасибо) блатная культура была вне закона. На мнение простых граждан официоз, как и всегда, не влиял, но факт оставался фактом. И добрые, наивные люди вроде Трошкина действительно могли не знать уголовный жаргон.

Сейчас все по-другому: песни о трудной, но интересной жизни жиганов крутят не только по "Радио "Шансон", но и на "Милицейской волне", а исполнители псевдоуголовного фольклора выступают на концертах в Кремле. Соответственно, блатной жаргон стал неотъемлемой частью жизни практически каждого; возможно, директорам детсадов, учительницам начальных классов и профессорам университетов он и неизвестен, но аниматор, по роду занятий общающийся с самыми разными людьми, его точно знает.

В таких обстоятельствах совершенно дико смотрится эпизод (точная калька соответствующей сцены культового советского фильма), в котором полицейская дама учит Трешкина языку уголовников. Убеждать своих подельников в том, что ворами быть хорошо, Алексей тоже должен был совсем не так, как в легендарной картине, а, например, вспоминая ежегодные концерты "Радио "Шансон" в Кремле и невероятную популярность кинобандитов.

Но, может быть, неприкосновенность явных анахронизмов в римейке легендарной ленты доказывает, что его создатели с огромным уважением отнеслись к исходному материалу, который сам по себе прекрасен? Увы, на этот вопрос можно ответить только отрицательно. А, впрочем, судите сами.

Безусловно, "Джентльменов удачи" никак нельзя назвать энциклопедией советской криминальной жизни: как-никак, по воле сценаристов лучшую койку в тюрьме занимал мелкий мошенник Василий Алибабаевич. Это, безусловно, сказка, но сказка умная и осмысленная.

Например, Доцент и К похитили шлем Александра Македонского у археологической экспедиции, которая его и нашла. Это вполне логично: даже сейчас охрана искателей древних артефактов оставляет желать много лучшего, а уж в застойные времена она практически отсутствовала. Так что совершить кражу века вполне можно было без особых усилий.

Что же происходит в римейке? Матерый человечище Смайлик вместе с двумя одноразовыми подельниками играючи грабит крупный санкт-петербургский музей (судя по всему, Эрмитаж), который по логике вещей должен очень хорошо и качественно охраняться. Что ж, в наше интересное время возможно всякое, в том числе полное отсутствие сигнализации и один-единственный охранник в Эрмитаже. Но, скажу честно, мне в такое поверить трудно.

Директор детсада Трошкин совсем не похож на супергероя — маленький, толстенький, лысенький. Но талантливые сценаристы и гениальный Евгений Леонов сумели показать очень важное и достаточно редкое достоинство этого человека, которое и помогло ему выйти победителем из тяжелейшей ситуации. Данное качество сейчас называют креативностью, а раньше оно было известно как оригинальность и непредсказуемость мышления.

Трошкин был наделен этим редким свойством человеческой натуры в полной мере, и оно ярко проявлялось как в общении с капризными детьми, так и при контактах с матерыми уголовниками. Именно благодаря данному качеству Трошкин сразу же сумел найти верный тон с урками: большинство людей теряются в незнакомой обстановке, и особенно это верно в суровых условиях тюрьмы, но героический директор детсада (видимо, вспомнив опыт общения с малышами) сумел полностью скрыть от сокамерников свое волнение и говорил и действовал абсолютно спокойно и безмятежно. Именно это и напугало до полусмерти матерых уголовников: только очень сильный и абсолютно безбашенный беспредельщик вообще ничего не боится и практически не реагирует на чужие угрозы. Я не знаю, помогла бы подобная манера поведения выжить в тюрьме в реальной жизни, а не на экране, но в условном мире киносказки данная психологическая закономерность абсолютно верна и заставляет о многом задуматься.

Аниматор Леша Трешкин моложе и симпатичнее Трошкина, но задуман сценаристами личностью гораздо более заурядной. В бытность свою аниматором он продемонстрировал зрителям единственную креативную идею: "Дети, если у кого-то из вас что-то болит — нужно всем положить руки на больное место и громко закричать, тогда боль испугается и уйдет". Для капризуль и истериков это, может, и верно, но для серьезно больных людей, увы, абсолютно не подходит.

Во всех остальных эпизодах Трешкин предстает перед зрителями человеком бестолковым, суетливым и недалеким. Спору нет, такие люди тоже бывают, но рассказывать о них можно по-разному.

Мне вспоминается Анатолий Ефремович Новосельцев — суетливый мужчинка в помятом костюме, при первом знакомстве вызывающий только легкую брезгливость. Но со временем впечатление об этом человеке меняется. На барственное замечание шикарного Самохвалова: "Мне нужны свои люди среди подчиненных", — Новосельцев шутливо, но твердо ответил: "А я всегда считал, что я свой собственный". Этот нескладный мужчинка читал не только то, что рекомендовали ему партия и правительство, но и практически запрещенного Пастернака, а ведь книги, написанные диссидентами, тогда было очень нелегко найти, да и стоили они безумных денег. Но особенно ярко личность Новосельцева проявилась в истории с любовными письмами Ольги Рыжовой, которые Самохвалов в полном соответствии с традициями своего времени передал в местком. Нескладный Анатолий Ефремович отреагировал на гнусный поступок так, что после этого перестаешь обращать внимание на его помятый костюм и нелепые манеры. Новосельцев — настоящий мужчина, потому что он думает своей головой, не полагаясь на чужое мнение, обладает чувством собственного достоинства, уважает других и ненавидит подлость. Остальное гораздо менее существенно.

А Трешкин в "Джентльменах, удачи!" не совершил ни одного по-настоящему благородного, самоотверженного поступка. Сценаристы "утепляли" образ главного героя иначе — они окружили его исключительно дураками и предателями: например, невеста Леши изменяла ему с его лучшим другом. Казалось бы, давно всем известно, что любые вариации на тему: "Облака — идиоты, речка — кретинка, лошади — предатели", — позволяют себе только люди вроде незабвенного Министра-Администратора из "Обыкновенного чуда", а хороший, умный, добрый человек всегда найдет себе таких же прекрасных друзей. Бриллиантами среди серости считают себя только самодовольные ничтожества, и, окружая условно положительного героя дураками и негодяями, сценаристы оказали ему очень плохую услугу.

Эпизод первого появления Трешкина в тюремной камере получился абсолютно бессмысленным, и особенно это заметно по контрасту с гениальной советской комедией. Лже-Смайлик больше похож на ведущего "Как бы радио", чем на криминального авторитета, и в его немереную круть не поверит даже детсадовец, не говоря уже о матерых преступниках…

Вторая половина советских "Джентльменов удачи" рассказывала о том, как Трошкин терпеливо, последовательно и изобретательно перевоспитывал своих случайных знакомых-преступников. Безусловно, не факт, что эти педагогические приемы подействовали бы в реальной жизни, но жанровая условность есть жанровая условность.

В римейке воспитательные методы Трешкина сводятся исключительно к визиту вместе со своими подопечными в небезызвестный фастфудовский ресторан. Само по себе это вряд ли может кого-то улучшить. Остальное экранное время кинематографисты посвятили рассказу о нечеловеческой бдительности полицейской дамы, ни на секунду не упускающей из виду Трешкина и К, а также попыткам нью-Василия Алибабаевича найти себе русскую жену. Ни то, ни другое не имеет ни малейшего отношения к духовному возрождению мелких нарушителей закона, так что весь воспитательный эффект новой отечественной картины, по сути, оказался сведен на нет.

В общем, "Джентльмены, удачи!" получились невероятно бессмысленными и непрофессиональными, но даже они, к моему беспредельному изумлению, доказали мне всесилие искусства. Ближе к финалу, когда мне уже хотелось выть от безграничной нелепости нежизнеспособного римейка, я на пару минут вдруг забыла, где я и что я, — и провалилась в экран.

Случилось это в тот момент, когда вездесущая полицейская дама пригласила на танец Смайлика, приняв его за Трешкина. Вот тут я просто физически почувствовала, как Смайлику больно и обидно — у какого-то малахольного фраера все в шоколаде, а он, крутой авторитет, и даром никому не нужен. Всю ситуацию я видела глазами бандита, а не своими собственными, и это было необычно и странно.

Вот что происходит со зрителями, когда Сергей Безруков работает в полную силу. Увы, в "Джентльменах, удачи!" это случилось в одном-единственном эпизоде. Я могу понять, почему актер не захотел создавать образ еще одного харизматичного бандита, но Леша Трешкин при всей своей никчемности безусловно достоин самого большого уважения. Каждый день он дарит детям праздник — разве у нас так много праздников?! Раз за разом нескладный, неуверенный в себе парень превращается в непобедимого и обаятельного пирата, а это ведь очень непросто: случаются в жизни и пасмурные дни, и болезни, и просто хандра. И если Леша каждый день преодолевает себя, чтобы дарить другим радость, — он очень хороший человек, несмотря на все свои странности и слабости. Сыграть такого — честь для любого актера.

Почему этого не заметил настолько талантливый человек, как Сергей Безруков, — для меня загадка. Его безразличие к персонажу особенно заметно по сравнению с работой Гоши Куценко.

Когда этого требует режиссер — Куценко старательно придуривается, но все остальное экранное время актер старается, чтобы работа в "Джентльменах, удачи!" была интересна лично ему. В данном случае это нетрудно, поскольку Куценко играет жертву системы — несправедливо осужденного интеллигента. Актеру не довелось сниматься в таких лентах, как "В круге первом" и "Завещание Ленина", но даже в комедийной и условной роли он старается честно и достоверно рассказать о том, что делает с людьми тюрьма. Конечно, в кинематографе актеру трудно добиться впечатляющих результатов без помощи режиссера, но в этих непростых условиях Куценко сделал все возможное и кое-что невозможное.

Если бы Безруков так же подошел к работе над образом Трешкина, то "Джентльмены, удачи!" оказались бы совсем другими. Увы, в своем нынешнем виде новый отечественный фильм производит совершенно жуткое впечатление и заставляет зрителей мечтать только о том, чтобы российские кинематографисты наконец оставили в покое советские шедевры и подходили к своей работе хотя бы с некоторым профессионализмом.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"