Афиша премьерного показа отреставрированного фильма "Гадюка"
Афиша премьерного показа отреставрированного фильма "Гадюка"

Наверное, я могла бы пропустить любой из показов, но только не этот. 24 октября в рамках фестиваля "Молодость" и в честь столетия режиссера Виктора Ивченко демонстрировали отреставрированный фильм "Гадюка" 1965г. Для меня лично он связан с первым опытом, с первым знакомством с не развлекательным, с недетским кино, с пониманием кино в принципе. "Гадюка" — это мой первый фильм-урок; первый фильм-учеба на чужих ошибках; первое понимание, что если ты сгодился в бою, то в мирной жизни тебе вряд ли найдется место, что чужие наветы могут возникать на пустом месте, что 10 минут могут решить судьбу, всего 10 минут. И вот уже больше 20 лет моя влюбленность в Ольгу Вячеславовну Зотову не проходит. Поэтому невстречу с ней на большом экране, я бы себе просто не простила.

Фильм представляла прекрасная Раиса Степановна Недашковская, сыгравшая Лялечку. Она с огромной теплотой вспоминала о своем учителе Викторе Илларионовиче Ивченко, о том, каким человеком он был, как любил свою жену Нинель Мышкову, как по-отечески, хоть и строго, относился к своим подопечным, как он пробовал на роль Лукаша в "Лесной песне" Ивана Миколайчука и как именно Виктор Илларионович посоветовал Параджанову взять Ивана в фильм "Тени забытых предков". Оказалось, что кандидатуру Недашковской, тогда студентки 4-го курса КГИТИ им. И.К. Карпенко-Карого, на роль Лялечки мужу предложила сама Нинель Константиновна. Как же хотелось молодой актрисе "развернуться" в этом отрицательном образе, сделать его ярче, объемнее, но перед ней стояла совсем другая задача. И все свои сожаления, все сетования и обиды, все нерастраченные эмоции девушке удалось-таки высказать в беззвучном финальном монологе. Раиса Степановна поделилась секретом, что все, кто умеют читать по губам, смогут понять, что же она клянет на чем свет стоит, когда якобы ругается с Зотовой. Недашковская внимательнейший зритель и потрясающий рассказчик, влюбленный в кино: 9 ноября в Киевском Доме кино состоится вечер памяти Виктора Ивченко, и она будет вести этот вечер. Приходите!

Отрывок из фильма "Гадюка" 

Также на презентации фильма выступал заместитель директора Национального центра Александра Довженко — Иван Козленко. Центр занимается, в том числе, и программой реставрации старых фильмов. Копию, которую мы видели 24-го, также отреставрировали в кинокопировальной лаборатории, входящей в состав Национального центра. Иван, например, говорил о планах предоставить картину для показа в Каннах в рамках одной из ретроспектив. В этом нет ничего удивительно, ведь даже из 2012 года лента кажется необычной. Сюжет в принципе уникален для советского кинематографа: чувства личные затмившие общественные, женская судьба не в общем каком-то смысле, а именно женская нереализованность, недолюбленность в центре повествования — это революция, настоящая революция в кинематографе того времени. Безусловно, таким фильмам нужно возвращать зрителя, особенно, демонстрируя их на широком экране.

Собственно, на этом, можно было бы и завершить рассказ о пятом дне, но вечером в рамках "Недели российского кино на МКФ "Молодость" должна была состояться украинская премьера фильма "Я буду рядом" (реж. - Павел Руминов), который получил гран-при на "Кинотавре-2012".

Честно говоря, к теме онкологии в отечественном кино я отношусь, мягко скажем, предвзято. Как невозможно переиграть в кадре детей и животных, так невозможно сделать проигрышным сюжет о смертельной болезни. Это всегда стопроцентный слезувышибательный вариант, а коли зритель расплакался, то, считай, фильм стоящий. Не всякий режиссер удержится от соблазна и не воспользуется столь острой темой, чтоб получить дивиденды, спрятав за успешным сюжетом свою творческую несостоятельность. Не люблю я еще эти фильмы и за то, что иной, слабый на слезные железы, зритель, после просмотра некачественных поделок, принимает соленую жидкость, текущую из глаз, если не за святую воду, то, как минимум, за индульгенцию и разрешение творить после сеанса все, что вздумается, оплакано ведь или оплачено… Выходит такой зритель из зала или отрывается от телевизора и давай унижать, доставать, оскорблять близких и/или просто окружающих, даже на мгновение не задумываясь, что, возможно, мотая кому-то нервы, он в эту секунду создает почву для развития очередной смертельной опухоли. И делает он это с чувством глубочайшей влюбленности в собственную способность сопереживать происходящему на экране. А если вы думаете, что эти фильмы составляют какой-то особый, сакральный смысл для людей, переживших беду или для тех, кто пережил не переживших беду близких… То представьте, что с каждым кадром все явственнее у вас в памяти начинают всплывать цвет кафеля в палатах и манипуляционных, названия лекарств, запахи больницы, освещение в смотровых, лицо старшей медсестры Валечки, которая лучше всех ставит катетеры и улыбка младшего мед.персонала — Оксаны, у которой хорошее чувство юмора и тяжелая рука — в общем, все то, что вы старательно из воспоминаний выдавливали, выскребали и сносили в самый дальний угол своего сознания. Так долго я веду всего лишь к тому, что смотреть очередное схематичное слезливое нечто мне совершенно не хотелось. Даже слова Ситоры Алиевой о трогательном, теплом, щемящем авторском кино не возымели никакого действия. "Конечно, щемящем, — думала я, — Вон одна аннотация чего стоит: "На зависть окружающим, между матерью и ребенком сложились трогательные, добрые, заботливые отношения. Но неожиданно Инну настигает страшная беда — неизлечимая болезнь. Теперь главное для Инны - найти маленькому Мите новых родителей, иначе ребенок останется одиноким сиротой. Инна остается с болезнью почти один на один, всячески ограничивая сына от переживаний". К счастью, к огромнейшему счастью, я обманулась в своих предчувствиях: картина Руминова - редкий образец хорошего вкуса и правильно расставленных акцентов. Разница в ощущениях примерно такая же как, когда человек, не имевший твоего опыта, говорит "я тебя понимаю" и делает "собачьи" глаза, а тот, кто пережил и понимает, просто присаживается рядом и молчит.

Это уже потом, после сеанса, я вспомнила слова Павла перед показом: "Дайте фильму минут 15". Меньше, нужно значительно меньше времени, чтобы понять, что тебе этот раз не врут, что, авторы фильма "Я буду рядом", проводя зрителя в глубь сюжета, постараются максимально его оберегать и не давить на жалость или взывать к совести, и вообще морализаторствовать не будут. С тобой делятся, тебе доверяют, говорят на равных, даже скорее секретничают. Ты не свидетель или наблюдатель, ты не в стороне, ты друг, просто друг.

До показа Руминов упомянул о документальном фильме, предшествовавшем художественному. Видимо, речь шла о картине "Это просто болезнь", созданной при поддержке фондов "Подари жизнь" и AdVita ("Ради жизни") — это сборник документальных историй людей, столкнувшихся с онкологическими заболеваниями. Режиссер отметил, что на фильм "Я буду рядом" в большей степени повлияли не кинематографисты, а люди, с которыми он встречался во время создания документальной ленты. Это заметно. "Я буду рядом" — очень живая, очень сильная история не о том, какой болезнь кажется со стороны непосвященному, а о том, какая она изнутри. Как продолжается жизнь после диагноза, как эту жизнь не просто устраивать, но она есть, она не заканчивается с записью в карте пациента. Между химиями, между приемами лекарств, между обследованиями есть жизнь, и это естественно продолжать чувствовать ее вкус, даже чувствовать его острее, чем прежде.

И, конечно, фильм состоялся не в последнюю очередь, благодаря бесподобной Марии Шалаевой. Даже трудно себе представить кого-то на ее месте. В самом начале картины, в кабинете врача ее героиня задет вопрос: "А что это… примерно… так… может быть?", и улыбается такой растерянной и как будто уже все понимающей улыбкой. Эта натоящесть подкупает и, да, щемит слева. Она настолько органична, настолько влюблена в свою героиню, что, кажется, не на шутку сражается за ее жизнь. Отчаянная работа, щедрая. Давно не припомню таких сильных женских образов.

Руминов — экспериментатор, один из немногих, кто каждый свой новый опыт старается преобразовать, использовать в следующем фильме. Это могут более или менее удачные эксперименты, но иногда они синтезируются в такую особенную картину как "Я буду рядом", за которую хочется сказать "спасибо!".

Сходите в кино!
С кинематографическим приветом из Киевской осени
Ляля Берг


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"