Кадр из фильма "Юленька"
Кадр из фильма "Юленька"

Новый фильм Александра Стриженова "Юленька" — яркий образец мистического триллера. Картины этого жанра часто снимаются в Голливуде, но у нас они по-прежнему редкость. В американских триллерах воплощением зла порой оказывается девочка-школьница (например, в "Кэрри" и в "Воспламеняющей взглядом"), а в России, по-моему, "Юленька" стала первой подобной лентой.

Именно потому, что для нашей страны данный фильм необычен, нужно предупредить сразу. Хотя в этой картине снимались многие юные актрисы и наделенные положительным обаянием Марат Башаров и Ирина Купченко, а действие происходит в школе-интернате, но данная лента категорически не рекомендуется к просмотру зрителям младшего и среднего школьного возраста. Конечно, дети бывают разные; кому-то из них и "Сияние" Стэнли Кубрика, и "Психоз" Альфреда Хичкока кажутся смешными комедиями. Таким решительным малышам не повредит и новый российский фильм. Но более впечатлительных детей он может напугать до полусмерти, и всем родителям и учителям необходимо учитывать данное обстоятельство.

А взрослых и циничных людей "Юленька" потрясет гораздо меньше, и главная причина этого — явный излишек эпизодов, призванных напугать зрителей. Когда при просмотре мистического триллера впервые слышишь скрип дверей в ночи или резкую музыкальную фразу, то, скорее всего, вздрогнешь от неожиданности. Второй и третий пугающие моменты тоже поразят, десятый встретишь более-менее спокойно, а над двадцать пятым похихикаешь. В конце новой отечественной картины циничные зрители будут даже не хихикать, а смеяться в голос.

Этот просчет режиссера и продюсеров вполне объясним: все-таки в России триллеры снимают нечасто. Но ведь и в советское время иногда появлялись замечательные ленты данного жанра! Например, еще в 1987 году Станислав Говорухин поставил "Десять негритят", где ужасностей значительно меньше, чем в "Юленьке", но пугают они гораздо сильнее.

Еще одна проблема нового российского фильма — полное отсутствие бытовой достоверности. В авторском кино неважно, где и с кем происходит действие: такие картины повествуют о том общем, что объединяет людей, а не о частных различиях. Но вот в жанровых лентах только узнаваемые житейские реалии помогают поверить людям и событиям, которые мы видим на экране.

Увы, быт, показанный в "Юленьке", типичен не для России, а для США. Именно там люди в небольших городках живут по местным меркам небогато, а по нашим — роскошно, женские школы-интернаты считаются элитными учебными заведениями, а их директрисы долго сомневаются, принять ли на работу учителя из столицы.

А в России все иначе. Если в городке хорошая экологическая обстановка, — значит, там нет заводов, и люди живут очень бедно. Зачем нищему городку женская школа-интернат? Где учатся городские мальчики школьного возраста? Ездят в соседний райцентр, расположенный в ста километрах? Откуда у неимущих горожан или администрации школы деньги на заказ специальной школьной формы, на обучение девочек маршировке и игре на барабане, а также на покупку нескольких десятков скаковых лошадей? Если это интернат для дочерей олигархов — почему здание школы настолько обшарпанное? И почему богатые люди отправляют дочерей учиться в такую глушь? На все эти вопросы кинематографисты вполне могли бы ответить, но, увы, никаких объяснений зрители не получили.

Кроме того, всякий, кто бывал в российской провинции, знает, как много удивительного хранят в себе крохотные старинные городки. Там непременно есть бескорыстные чудики, которые увлекаются историей родного края или изобретательством, живописные деревянные и каменные домики, руины церквей, монастырей и барских усадеб, страшные истории о кладах и старинных проклятиях… Если бы в "Юленьку" добавить хоть половину всего этого — она стала бы гораздо ярче и правдоподобнее. Но кинематографисты словно специально не показывают зрителям городские пейзажи и не знакомят с местными жителями.

К собственно сюжету тоже можно предъявить некоторые претензии. Все-таки делать воплощением зла одиннадцатилетнюю девочку — довольно спорная идея. Если ребенок психически болен и не может отвечать за свои поступки — это проблема не зла, а болезни. А во всех остальных случаях, особенно если девочке всего одиннадцать лет, — в случившемся действительно есть вина взрослых, которые ее окружают.

Именно поэтому в финале я ждала сюжетного поворота, который бы перевернул зрительские представления о происходящем. Увы, ничего подобного не случилось, что плохо по двум причинам. Во-первых, не очень верится, что преступления одиннадцатилетней девочки, пусть и вундеркинда, не смог раскрыть никто из взрослых — ни следователи, ни психиатры, ни учителя. Во-вторых, в большинстве голливудских триллеров даже у самого страшного злодея есть слабина — как смерть в иголке у Кощея Бессмертного. А наблюдать за борьбой с непобедимым злом, по-моему, скучновато.

Но, несмотря на все эти недостатки, новый российский фильм поднимает сразу три очень важные проблемы, о которых в нашем кино говорят нечасто. Показаны они в достаточно необычном ракурсе, но это не отменяет их злободневности.

Во-первых, любая школа, и особенно российская, — очень странное, а порой и страшное место, и на тамошние нравы родители и учителя влияют гораздо меньше, чем можно предположить. В картине это наглядно иллюстрирует разговор учителя с девочкой, которую только что жестоко избили одноклассницы. Преподаватель лепечет что-то о том, что, если она укажет на своих обидчиц, то он непременно накажет их, а девочка смотрит на собеседника со снисходительным презрением. Она прекрасно знает: в российских школах почти никогда не исключают учеников, а после любого другого взыскания наказанные школьницы отомстят той, что рассказала старшим об их дурном поступке… Увы, решить эту проблему практически невозможно. Даже в новой отечественной ленте ясно видно, что и после ухода Юленьки из школы ничего не изменится: у главной злодейки нашлось немало добровольных помощниц, которые и без атаманши с удовольствием продолжат творить зло — пусть не такое масштабное, но все равно мерзкое.

Во-вторых, очень показательна травля, которую устроили школьницы своему новому учителю. Конечно, вряд ли в реальной жизни на такое способны одиннадцатилетние, но вот девочки 14-15 лет — а уж тем более 16-17 — обладают достаточной энергией и изобретательностью. И совершенно неважно, с чего все началось, — учитель оценил знания девочек, а не их обаяние, или не ответил на кокетство, или просто столичную штучку решили проучить, чтобы не важничал, — результат один. Много хитрости, подлости и клеветы — и разбита жизнь и карьера неплохого человека, который не смог приспособиться к местным нравам.

А третья проблема, о которой заставляет задуматься "Юленька", связана с великолепной работой Марата Башарова. Актер играет нарастающее безумие, все большую одержимость учителя одной из своих учениц, и пугает это гораздо сильнее, чем все скрежеты и писки, вместе взятые. Логика проста и печальна: если взрослый мужчина постоянно думает о незаурядной девочке, то ему проще считать исчадием ада ее, а не себя. Герою можно и посочувствовать: возможно, если бы он переехал жить в какой-нибудь другой город, то не попал бы в такую передрягу. Но легче от этого не становится.

Все данные проблемы, безусловно, заслуживают внимания, но очень редко интересуют российских кинематографистов. Поэтому "Юленьку" при всех ее недостатках имеет смысл посмотреть родителям и учителям, чтобы задуматься, как живут их дети и ученики, не кроется ли за внешним благополучием какая-нибудь мерзкая и подлая тайна.


comments powered by HyperComments

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"