Фрагмент постера фильма "Никто, кроме нас"
Фрагмент постера фильма "Никто, кроме нас"

Личное мужество и гражданская позиция Сергея Говорухина, потерявшего ногу во время войны в Таджикистане, вызывают огромное уважение. Но в данной рецензии речь идет не о личных качествах режиссера и не о его работах в документальном кино, а о созданном Говорухиным-младшим фильме "Никто, кроме нас", который трудно назвать даже относительной удачей — и это еще мягко сказано. К сожалению, правда жизни далеко не всегда равнозначна правде в искусстве; кроме того, дебютанта в игровом кино подвело незнание основных законов художественного кинематографа.

Самая большая проблема картины "Никто, кроме нас" связана с элементарнейшим техническим недочетом — статичными двухмерными мизансценами. Проще говоря, немало кадров выглядит так: два-три человека неподвижно сидят перед кинокамерой и, глядя прямо перед собой, о чем-то разговаривают. Против таких статичных мизансцен театральные режиссеры боролись еще в 1950-ые годы, и в конечном итоге сумели придать сценическому действию необходимую динамичность. В кинематографе я таких сидений рядком не помню вообще; даже в немых лентах Чарли Чаплина и Дэвида Уорка Гриффита герои передвигаются в трехмерном пространстве. Кстати говоря, в большинстве "мыльных опер" персонажи также находятся в пусть тесном, но трехмерном мире.

Думаю, в данном случае Говорухина-младшего подвел огромнейший опыт режиссера документального кино, где героя можно посадить перед камерой, он начнет говорить — и это будет интересно. Но вот в художественных фильмах изображение имеет столь же важное значение, как и произносимые персонажами слова.

В такой ситуации картину могло спасти только чудо — идеальный сценарий. Но и к нему, к сожалению, тоже имеется немало претензий.

Романтическая история начинается с того, что герой, военный журналист, зная о своем скором отъезде в охваченный войной Таджикистан, оставшиеся мирные дни сильно пьет и в весьма нетрезвом состоянии знакомится с девушкой. Здравствуй, "Ирония судьбы"! Давно не виделись! Интересно, научатся ли когда-нибудь наши киногерои в трезвом виде знакомиться с симпатичными представительницами прекрасного пола?!

Как это и бывает в кино, девушка приняла ухаживания подвыпившего кавалера, и молодые люди начали встречаться. На свиданиях они разговаривали с таким невероятно многозначительным придыханием, что по сравнению с ним интонации Татьяны Дорониной и Ренаты Литвиновой кажутся абсолютно бытовыми. (Кстати, сам Говорухин-младший, коллега главного героя данной ленты, говорит совсем иначе — просто и жестко; да и Мария Миронова в остальных своих работах в кино ведет себя совершенно по-другому.)

Но, наблюдая за влюбленными, я старалась не обращать внимания на их странную манеру выражаться и тихо радовалась мастерству исполнительницы главной роли и художника по костюмам, которые из крохотных, но очень точных деталей создали удивительно достоверный образ учительницы, библиотекаря, сотрудницы НИИ, — словом, интеллигентной, немного закомплексованной девушки. Мое потрясение было безмерным, когда обнаружилось, что героиня — танцовщица в ночном клубе. Я, конечно, немногое знаю об этих заведениях, но совершенно не могу представить, что работающие там девушки носят такие прически, такие береты и такие пальто, как героиня Мироновой в фильме "Никто, кроме нас".

Узнав о роде занятий своей знакомой, ее поклонник отреагировал так, словно она служит в самом грязном из всех возможных борделей. Причины подобного возмущения мне не понятны: в конце концов, если девушка хочет стать проституткой, она может это сделать, и не тратя время на танцы в ночном клубе. Тем не менее, дама сердца отважного репортера не обиделась на такую ярость и по требованию своего кавалера немедленно бросила работу. При этом, хотя ее возлюбленный совершенно не походил на олигарха, экс-танцовщица абсолютно не беспокоилась, на какие средства они будут жить.

Затем журналист решил познакомиться с родителями своей любимой, живущими далеко от Москвы, и при встрече спросил их, почему они не переезжают к дочери. Вообще-то, ответ на этот вопрос очевиден: при наличии лишней жилплощади старшему поколению действительно лучше поселиться отдельно от детей. Однако самое прикольное в данном случае то, что главный герой абсолютно не задумывался, почему сам он не только не перевез в Москву собственную маму, живущую в небольшом городке, но даже и не представил ей девушку своей мечты.

Вообще, отношения бесстрашного репортера с матерью потрясают воображение. Позвонив ей, потерявшей отца и мужа в "горячих точках", он, военный журналист, замогильным голосом сообщил, что скоро на несколько месяцев уедет в Арктику, где нет мобильных телефонов, а также рассказал, что недавно видел во сне своего покойного отца. Аттракцион неслыханной тактичности! Неудивительно, что несчастную женщину чуть инфаркт не хватил! По-моему, в данном случае правда (или хотя бы часть ее) была бы предпочтительнее лжи, а уж об увиденных во сне покойниках говорить и вовсе не следовало.

Общение героя с работодателями тоже кажется довольно странным. Прощаясь с сотрудником телеканала, оплатившего его командировку в Таджикистан, репортер заявляет: "Вот увидите, моя картина будет кассовой". С какой это радости, интересно?! Даже сейчас документальная лента о войне наверняка не станет чемпионом кассовых сборов, а разговор журналиста с продюсером происходит в 1994 году, когда кинопрокат в России развалился вообще! О какой кассе идет речь?! Неужели Говорухин-младший до такой степени забыл события пятнадцатилетней давности?!

Еще более поразителен эпизод, в котором главный герой отправляется к своему бывшему однокурснику, сколотившему состояние, по собственным словам, "на мерзком перестроечном кино", и требует взаймы десять тысяч долларов, мотивируя это тем, что из Таджикистана может и не вернуться, а в таком случае матери и жене будет не на что жить. А попросить денег у своих продюсеров с телеканала (что было бы вполне разумно) отважному журналисту скромность не позволила?! Интересно также, почему презираемый принципиальным репортером киноделец обязан ссужать ему такую крупную сумму. Потому что имел честь учиться в институте вместе с бесстрашным защитником правды?! По-моему, это какая-то странная логика… Ведь очевидно, что олигархи зарабатывают миллионы не для того, чтобы делиться ими со всеми своими бедными, но благородными знакомыми, а для себя самого и ближайших родичей. (Так, кстати, поступает и каждый из нас со своими более чем скромными доходами.) И на месте киномагната я бы выгнала однокурсника взашей: или ты презираешь беспринципных дельцов, или занимаешь у них крупные суммы, даже не обещая вернуть долг…

Военные сцены фильма "Никто, кроме нас" выглядят более реалистичными, но без странностей все равно не обошлось. Именно здесь персонажи немалую часть экранного времени сидят перед камерой, глядя в пространство. Эпизод, в котором военные расположились в блиндаже и слушают исполняемую симпатичной девушкой песню Окуджавы, вызывает в памяти немало аналогичных сцен в самых разных картинах — от великого "Белорусского вокзала" до множества проходных халтурок. Даже если нечто подобное Говорухин-младший действительно видел в Таджикистане, в кино такие моменты давно уже стали самым заезженным штампом.

Не сомневаюсь, что объяснение целей военной операции, в которой принимал участие журналист, соответствует действительности в мельчайших деталях, вот только изложено оно таким сухим языком, что понять его могут лишь специалисты. Не проще ли было сказать, например, так: "Мы должны были подняться на пик NN, чтобы оттуда корректировать огонь, который российские вертолеты вели по вражеским укреплениям. Идти предстояло не очень долго, но на всем протяжении нашего пути хозяйничали враги, так что никто не мог сказать, сколько бойцов отряда доберутся до пункта назначения"?

А собственно опасному путешествию российских солдат недостает зрелищности. Разумеется, если в реальности отряд, отправляющийся в тыл врага, переживает много приключений, это значит, что рейд подготовлен из рук вон плохо. Но кино — это не жизнь, и наблюдать, как десять человек, не отличимых друг от друга в армейском камуфляже, куда-то идут по горам, довольно скучно. Безусловно, кое-какие моменты рейда очень сильно впечатляют, — например, российская атака вражеского поста (надеюсь, я правильно это называю; в общем, там, где один из наших зацепился ногой за лежащую на земле каску). Но как только ты начинаешь сочувствовать военным, которые, не имея даже оружия с глушителем (данному факту я тоже верю безоговорочно), вынуждены противостоять великолепно экипированным террористам, действие немедленно возвращается к любовной истории журналиста и застенчивой танцовщицы ночного клуба…

Происходящее на экране сопровождается музыкой, невероятно похожей на великолепный саундтрек к "Своему среди чужих…" Эдуард Артемьев был композитором многих кинолент, и нигде на моей памяти он так очевидно не цитировал сам себя.

Тем не менее, несмотря на все вышесказанное, новый российский фильм вполне может понравиться романтическим зрительницам. Но поклонникам интеллектуального кино, а также циникам лучше воздержаться от просмотра этой картины.


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников