Валерия Гай Германика
Валерия Гай Германика

Валерия Гай Германика родилась в Москве в 1984 году. В 2005 г. окончила Школу кино и телевидения "Интерньюс". Автор пяти документальных и одной игровой картины. В 2006 году фильм Германики "Девочки" демонстрировался в программе Дня России в Канне. Ее дебютная игровая лента "Все умрут, а я останусь", психологическая драма из жизни московских школьниц, приглашена в программу "Неделя критики" МКФ в Канне.

Мария Бейкер: Валерия, "Все умрут, а я останусь" — ваш второй фильм, приглашенный на Каннский фестиваль. Так что ощущение должно быть знакомое. Но все же — что вы испытали, когда узнали, что вашу картину отобрали в программу "Недели критики"?

Валерия Гай Германика: Знаете, у меня особых восторгов-то нет никаких! Потому что я в первый раз очень радовалась, когда должна была поехать, но мне не успели загранпаспорт сделать. Тогда я ужасно расстроилась — просто кошмар! Просто стаканы об стену била... А сейчас я поеду туда аж на неделю, и чувствую себя вполне нормально. Вот если бы это год назад было, если бы я год назад игровой фильм сняла, и его бы взяли в Канны, я б с ума сошла от радости. А сейчас у меня – ребенок, дела всякие, переезд...

М.Б.: А дочку возьмете с собой?

Валерия Гай Германика: Нет, что вы! Она же еще маленькая — ей только два месяца завтра исполнится. Вот как раз откроется фестиваль, и ей будет два месяца...

М.Б.: Фильм "Все умрут, а я останусь" — история про здесь и сейчас. Предельная откровенность, жизненность, физиологичность — как и в ваших предыдущих неигровых картинах. История девочек. Между тем, сценарий вы писали не сами. Расскажите, пожалуйста, о вашей работе с Александром Родионовым, сценаристом объединения Кинотеатр.doc.

Валерия Гай Германика: Вообще-то сценарий начала писать Юра Клавдиев. Писал он, писал... А потом, когда Клавдиев отвалился, начал писать Родионов. Доделывать его, приводить в порядок, подгонять под актрис. Мы с Родионовым очень много говорили, я ему рассказывала о себе. Актрисы ему рассказывали о себе. Я точно объясняла ему, что я хочу. Сама бы я не стала писать сценарий, потому что это не моя профессия, это у меня не получается. А у Сандрика — очень большой опыт общения с людьми, с разными людьми, и у него очень хорошие пьесы и сценарии. Мы с ним как-то очень хорошо друг друга поняли, и он все доделал и написал так, как мне было нужно.

М.Б.: История в фильме — придуманная или подлинная? Вы ее сочинили, или это приключилось на самом деле с вами и вашими подругами?

Валерия Гай Германика: Во-первых, я не могу ничего придумывать, потому что у меня с фантазией слабовато. Поэтому я из жизни все беру. Я снимаю о том, что я знаю. И с актрисами тоже — Полина Филоненко очень много общалась с Сандриком, это для нее был абсолютно новый опыт работы. Я ее просила, чтобы она говорила ему, какие вещи ей делать будет некомфортно. Мне важно было сделать так, чтобы ей было комфортно играть саму себя. Когда ей было 14 лет. Собственно, у нас все актрисы в фильме занимались тем, что играли самих себя — когда им было по 14 лет.

М.Б.: Валерия, а почему вы решили работать с профессиональными актерами? Ведь у вас уже есть блестящий опыт — и в "Мальчиках", и в "Девочках", и в "Дне Рождении Инфанты" — работы с непрофессионалами.

Валерия Гай Германика: Ну, во-первых, потому что это игровое кино. Во-вторых, потому что мне такая серьезная компания доверила самой снять фильм — я не хотела рисковать! А потом, знаете, когда снимаешь документальное кино, актер, с которым ты работаешь, может показать только ту эмоцию, которую он действительно на данный момент испытывает в жизни. А профессионал может сыграть любую эмоцию, которая тебе нужна и которую ты придумал. По-моему, мне очень повезло с актрисами! Они таки хорошие, что просто грех было бы их не снимать!

М.Б.: В дальнейшем вы хотели бы продолжать работу в игровом кино?

Валерия Гай Германика: Я не хочу больше работать в документальном кино! Это решение связано еще и с личными какими-то проблемами... Мне очень уютно и комфортно снимать игровые картины. Возможно, в дальнейешм я буду пользоваться какими-то наработками — например, брать непрофессиональных актеров. Кстати у меня и в этом фильме снимались не только профессионалы.

М.Б.: Вы — ученица Марины Разбежкиной и "воспитанница" объединения Кинотеатр.doc. Вместе с тем, совершенно очевидно, что идеология и стилистика ваших картин разительно отличается от работ Разбежкиной. Учитывая ваш юный возраст, хочется, конечно, спросить – какие режиссеры оказали на вас влияние? Вы много кино смотрите?

Валерия Гай Германика: Знаете, в основном, я смотрю одни и те же фильмы – свои любимые. Я все время смотрю "Еще раз про любовь" Натансона — совершенно мое. Смотрю "Бумер" первый, Буслова. Смотрю "Калигулу" Тинто Брасса и "Ивана Грозного" Эйзенштейна. Вот. И еще я смотрю "Три тополя на Плющихе", потому что мне очень нравится Доронина... Вот это фильмы, которые я постоянно смотрю. А так — другие фильмы тоже смотрю... Когда я была беременна, я очень много картин смотрела, но, вы знаете, я их не запоминаю. Это для меня, скорее, развлечение. А вообще обычно я хожу в кинотеатры, когда приглашает бойфренд. Не могу сказать, что я очень уж сильно интересуюсь кинематографом.

М.Б.: А современное европейское кино смотрите? Например, фильм "Дитя" братьев Дарденн удалось посмотреть?

Валерия Гай Германика: Ой, вы знаете, мне как раз Марина Александровна передала диск с фильмами Дарденн и сказала, чтобы я обязательно посмотрела... Но вот пока я еще не посмотрела... Нет у меня никаких учителей, у меня только Марина учитель. А когда я снимаю, я вообще не думаю о том, как там снимал тот-то или тот-то. Я вот освоила эту линию, и мне вообще кажется, что режиссер, когда снимает, думает о том, как бы снять получше или денег заработать... Или что-то такое... Я не верю во всякие философские умыслы, потому что это потом уже появляется — как легенда! Потому что я чувствую, когда я снимаю фильм — я нахожусь в одном каком-то состоянии, а потом появляется такая легенда, которая цепляется к фильму. И можно начать говорить: "Я там, конечно, то-то и то-то хотела сказать...". А мне сейчас некогда философствовать, поэтому я скажу честно — я снимаю так, как снимаю. А если у меня появится внутренняя потребность начать снимать по-другому, я это сделаю. Если я этого действительно захочу и почувствую, что могу это сделать.

М.Б.: Авторские фильмы с большим трудом добираются до широкой публики. Насколько важно для вас мнение зрителя? Ваши герои — 14-летние подростки. Какой вы представляете аудиторию фильма?

Валерия Гай Германика: Конечно, зритель должен смотреть! Более того, он будет смотреть, потому что — зачем тогда вообще кино делать, если у него нет зрителей?! Я надеюсь, что с прокатом фильма будет все в порядке. Просто не буду сейчас об этом говорить, потому что это дела моего продюсера. На самом деле, мне хочется, конечно, чтобы мой фильм посмотрели все. Когдя я сняла неигровую картину "Девочки" и начала ее показывать в Кинотеатре.doc, ко мне подходили подростки, которые ходили туда в подвал смотреть фильмы, и очень благодарили — говорили, спасибо за то, что ты сняла такой классный фильм, это про нас! И подходили студенты постарше и тоже благодарили - говорили, что у них ностальгия по юности. А на фестивалях подходили очень взрослые люди — критики и журналисты — и тоже говорили спасибо, потому что я помогла им понять своих детей. И вот тогда я подумала, что надо бы снять игровой фильм, и тогда его увидит до фига народу! Актрисы у меня в фильме популярные, продюсер крупный, компания хорошая, так что, мне кажется, что есть большая вероятность, что мой фильм увидит гораздо больше народу, чем было посетителей на показах Кинотеатра.doc!


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников