Николай Караченцов
Николай Караченцов

Николай Петрович Караченцов родился 27 октября 1944 года в Москве. Его родители — Янина Евгеньевна Брунак и Петр Яковлевич Караченцов — к тому времени уже развелись. Янина Евгеньевна была талантливым и крайне востребованным балетмейстером-постановщиком, ее работа предполагала частые и длительные командировки за границу (Монголия, Вьетнам, Сирия, Великобритания), поэтому Николай Петрович очень рано остался без маминой опеки. Однако эту своеобразную свободу мальчик никогда не воспринимал как безнаказанность, напротив, он рос ответственным, целеустремленным, дисциплинированным и увлеченным человеком, самостоятельно развивая в себе те качества, которым не всегда могли похвастать "домашние" дети. Например, в юном возрасте Николай Караченцов бредил балетом и мечтал стать танцовщиком, его совершенно не прельщали даже собственные успехи в рисовании (талант, доставшийся от отца, который был известным художником), но у ребенка была недоразвита одна из костей ноги и он сам придумал и выполнял упражнения на растяжку и выворотность. Упорства маленькому Николаю было не занимать, но Янина Евгеньевна не поощряла эту мечту сына, поэтому о поступлении в балетное училище не могло быть и речи. Место утраченной цели пустовало в сердце Караченцова почти до выпускного класса, хотя казалось бы окружение, в котором он рос, вполне однозначно намекало на артистическое направление развития. Дело в том, что все свое детство и юность Николай Петрович провел в Доме творчества Союза театральных деятелей в Щелыкове. Он был любимцем отдыхающих, но особое покровительство Николаю выказывал актер Малого театра Пров Прович Садовский, который был негласным предводителем Щелыкова. В те годы своим долгом приехать в Дом творчества считали все первые артисты главных театральных сцен страны — Большого и Малого театров, МХАТа. Отдыхали творческие люди, к слову сказать, тоже творчески: песни под гитару, байки у костра, спортивные состязания, даже походы за грибами проходили озорно и с выдумкой. Находясь в такой атмосфере нельзя было не заразиться вирусом актерства, но очень долго Николай Петрович сам себе не мог ответить на вопрос, какой профессии он хотел бы посвятить свою жизнь.

Когда Янина Евгеньевна уехала работать во Вьетнам, где не было русской школы при посольстве, Николая определили в Московский интернат Министерства внешней торговли. Воспитанники интерната занимались в школе №40, которая была тесно связана с Центральным детским театром (ныне — РАМТ), в частности учащиеся имели возможность посещать "Клуб искусств" ЦДТ, где лекции читали режиссер Анатолий Васильевич Эфрос, режиссер и историк театра Павел Александрович Марков, директор Центрального дома литераторов — Борис Михайлович Филиппов и многие другие. Также при ЦДТ существовала самодеятельная студия для школьников под руководством актеров Геннадия Михайловича Печникова и Валерии Николаевны Теньковской. Отбор в этот кружок был серьезным, но Караченцов его прошел без труда. Более того, одновременно он поступил и в театр-студию при Доме кино п/р Александра Александровича Голубенцева. В обоих студиях он занимался, играл в спектаклях и это, несмотря на последний учебный год в школе. Педагогом по сценической речи в кружке при Доме кино была Галина Александровна Хацревина, она-то и подготовила будущего Народного артиста РСФСР к экзаменам в театральный. Впрочем, Николай Петрович тогда еще не до конца утвердился в своем желании стать артистом: он неплохо знал немецкий, даже побеждал на районных олимпиадах по немецкому языку, также юноше хорошо давались точные науки, поэтому ни иняз, ни технические вузы он со счетов не сбрасывал. И лишь по мере прохождения туров в театральных его намерения становились все серьезнее и серьезнее.

Янина Евгеньевна узнала о выборе сына только, когда он дошел до третьего тура в ВТУ им. М.С. Щепкина и Школе-студии МХАТ, а, стало быть, пришло время определяться с альма-матер. Николаю Петровичу очень хотелось учиться именно в Школе-студии. Набиравший в тот год курс Виктор Карлович Монюков также видел Караценцова своим студентом, но приемная комиссия сомневалась. В результате был объявлен повторный третий тур и по его итогам Николая Караченцова взяли... вольнослушателем. Впрочем официально студентом он стал очень быстро, едва ли не через месяц, и первый курс отучился легко, зато со второго чуть не был отчислен за профнепригодность. Перспективного ученика привел в чувства Виктор Карлович и Николай Петрович не просто взял себя в руки, он до конца обучения получал Качаловскую стипендию, назначаемую за успехи в учебе, и выпустился с красным дипломом.

Согласно существовавшей тогда традиции, всех сильных студентов Школы-студии МХАТ резервировал для себя Художественный театр. Однако как раз в тот год очень знаковый для партийных функционеров Московский театр им. Ленинского Комсомола (ныне — Театр "Ленком") — покинул Анатолий Эфрос и увел за собой значительную и самую сильную часть труппы. Спасать ситуацию решили с помощью лучших выпускников курса Монюкова. Так в 1967 году, Николай Караченцов стал ведущим актером Театра им Ленинского Комсомола. Марк Анатольевич Захаров возглавил "Ленком" только спустя 6 лет — в 1973 году. Захаров не сразу разглядел в Николае Петровиче премьера, скажем, в главной роли в постановке "Тиль", он поначалу видел Андрея Миронова. Впрочем, репетиции быстро показали, что другого Тиля, кроме Караченцова, быть не может. Эту роль Николай Петрович так и не смог никому передать: когда в 1992 году в пожаре погибли все ленкомовские костюмы, спектакль просто решили не восстанавливать. 

В 1974 году "Тиль" стал настоящим открытием для театральной Москвы, отголоски славы этой постановки долетели даже до Ленинграда, где Геннадий Полока никак не мог найти молодого героя для своей ленты "Одиножды один". Геннадий Иванович хотел снимать в главных ролях Николая Гриценко и Владимира Высоцкого. Гриценко не смог по своим причинам, а кандидатуру Высоцкого отклонил худсовет. Полока, как еще совсем недавно Захаров, на роль Анатолия Перфилова пробовал в числе прочих Андрея Миронова, но и на этот раз утвержден был Николай Петрович. Фильм, к сожалению, успеха не имел, но Караченцова заметили. Присутствовавший на сдаче картины оператор Юрий Векслер посоветовал режиссеру Виталию Мельникову взять молодого актера в экранизацию Вампилова "Старший сын". Наконец, удача улыбнулась Николаю Петровичу и в кино — теперь у режиссеров он был нарасхват.

Первой за актера Караченцова начала бороться режиссер Светлана Дружинина, которая в том же году, что и Мельников, запускалась с мюзиклом "Солнце, снова солнце" (1976). Понимая, что от "Старшего сына" в пользу ее картины артист не откажется, она надеялась, что он сможет сниматься двух фильмах параллельно, но воспротивились директора, выяснившие, что графики идеально совместить не получилось бы, а нестыковки чреваты перерасходами по сметам. Николай Петрович все же сыграл главную роль у Светланы Сергеевны, но много позднее, 2000-м году, в исторической драме "Тайны дворцовых переворотов. Россия. Век XVIII. Фильм 1: Завещание императора".

В 1976-м году могла родиться еще одна театральная легенда: кинорежиссер Андрей Тарковский — первый и последний раз в своей жизни попробовал поставить спектакль на сцене. Сцена была ленкомовской, спектакль — "Гамлет". Ни сама постановка, ни роль Лаэрта, которую исполнял Николай Караченцов, не стали знаковыми и быстро сошли на нет, а вот партнерство с Маргаритой Борисовной Тереховой, которая играла Гертруду, продолжилось на съемочных площадках фильмов Яна Фрида "Собака на сене" (1977) и "Благочестивая Марта" (1980). 

Несмотря на то, что картина "Одиножды один" была признана худшей лентой года, она дважды "приводила" Николая Петровича к интересным ролям. Оператор Евгений Мезенцев, снимавший фильм Полоки, пригласил Николая Петровича сыграть в своей дебютной ленте "Товарищ Иннокентий" (1981) не кого-нибудь, а попа Гапона. Это был один из центральных образов картины, но, к несчастью, после редакторских и чиновничьих правок от роли осталось едва ли не четверть. 

Впрочем, сожалеть о сокращенной линии попа Гапона актеру было некогда. 1981-й год подарил Николаю Петровичу героя, обессмертившего его имя. 9 июня 1981 в "Ленкоме" состоялась премьера рок-оперы "Юнона и Авось". Этот удивительный сплав музыки Алексея Рыбникова, стихов Андрея Вознесенского, постановки Марка Захарова, сценографии Олега Шейнциса, хореографии Владимира Васильева (не только блестящего танцовщика, но и давнего знакомца Караценцова по Щелыкову) и безграничного дарования Николая Караченцова заворожил сначала столицу, потом всю советскую страну, а следом, благодаря участию Пьера Кардена, — Париж и Нью-Йорк. Действительный камергер двора Его Величества - граф Резанов, по мистическому совпадению также Николай Петрович, обрел свою вторую жизнь в актере Караченцове и теперь оба Николая Петровича никогда не будут забыты.

Отечественный кинематограф, увы, так и не смог предложить Николаю Караченцову хотя бы отдаленно похожий на "Юнону и Авось" по силе материал, но при этом занятость в кино у актера была впечатляющая. Благодаря прекрасной физической форме, Николая Петровича часто приглашали в насыщенные трюками картины. Иногда его способность работать наравне с каскадерами становилась решающей при утверждении на роль. Собственно так и получилось с Билли Кингом в музыкальном вестерне Аллы Суриковой "Человек с Бульвара Капуцинов". Поначалу Алла Ильинична предложила Караченцову сыграть Черного Джека, но Николая Петровича после ознакомления со сценарием заинтересовали два персонажа — Гарри Маккью и Билли Кинг. Оба уже были обещаны — Олегу Табакову и Алексею Жаркову соответственно. К тому же, Билли, казалось, совсем не подходил актеру по темпераменту и внешним данным, но Сурикова все же рискнула сделать пробы, на которых Николаю Петровичу предстояло выполнить каскадерский трюк. После этого ни у кого из съемочной группы сомнений не осталось, а зрители так и вовсе вряд ли себе представляют другого артиста в это роли.

В следующий раз заранее придуманный персонаж изменяла уже сама Алла Сурикова, только бы Николай Петрович у нее снимался. В первом варианте сценария главный герой картины "Чокнутые" был юным корнетом. Долгое время попытки Аллы Ильиничны найти даровитого молодого человека были безуспешными. Отчаявшись, она решила сначала определиться с главной женской ролью — на пробы вызвали Ольгу Кабо, а подыграть ей согласился Николай Караченцов. Каково же было удивление режиссера, когда она поняла, что сразу нашлись и героиня, и герой. Корнета в спешном порядке "произвели" в поручики. Только после этих правок и с появлением Николая Петровича сюжет встал на место.

Несмотря на грандиозные успехи в театре и обширную фильмографию, Николай Караченцов ни минуты не почивал на лаврах, не переставал трудиться, искал новые образы, что позволило ему интенсивно сниматься даже в непростые 1990-е годы. "Романс о поэте" (реж. - Юрий Рашкин), "Удачи вам, господа!" (реж. - Владимир Бортко), "Танго на Дворцовой площади" (реж. - Ольга Жукова), "Петербургские тайны", "Простодушный" (реж. - Евгений Гинзбург), "Королева Марго" (реж. - Александр Муратов), "Д.Д.Д. Досье детектива Дубровского" (реж. - Александр Муратов) — вот далеко не полный список фильмов и сериалов с участием Николая Петровича, которые вышли на экраны в крайне сложное для отечественного кинематографа десятилетие. Имя Караченцова в титрах всегда было залогом зрительского и кассового успеха. Режиссеры были уверены в нем настолько, что решилась на авторские эксперименты, как поступил, например, Владимир Бортко: социальная драма "Цирк сгорел, и клоуны разбежались" (1998) задумана, снята и смонтирована таким образом, что в ней почти в каждом кадре присутствует изображение Николая Худокормого, роль которого и исполняет Николай Петрович.

Если бы не чудовищная авария, которая произошла 27 февраля 2005, и последствия которой Николай Петрович Караченцов так и не смог полностью преодолеть, вне всякого сомнения театральная и киноистория нашей страны были бы другими.

26 октября блистательно актера и очень мужественного человека Николая Петровича Караченцов не стало. Прощание с мастером состоялось 29 октября в Театре "Ленком". Похоронен Николай Петрович на Троекуровском кладбище в Москве.


comments powered by HyperComments

XXII ТЭФИ: Первый — лидер по "дневным" "Орфеям", а "Россия 1" — по "вечерним"

VI НКФ дебютов "Движение": Сказ о Воде Живой, Воде Мертвой и "Сулейман Горе"

XVI МКФ "Меридианы Тихого": Зрительская ностальгия по "Хрусталю" из 90-х

XVI ОРФКиТ "Амурская осень": "Кастинг" пройден

XXVIII МКФ "Послание к Человеку": "Песни для Кита" от "Белой мамы"

I Фестиваль телесериалов"Пилот": Первый блин "Весело и громко"