Лебедь, рак и щука
(фото: Фрагмент постера фильма "Кавказская пленница!")

Людмила Марковна Гурченко в своей автобиографической книге рассказала, как в конце 1950-х годов, во времена невероятной популярности "Карнавальной ночи", ее и других участников съемочной группы пригласили в некий Дом культуры посмотреть спектакль, созданный на основе обожаемого народом фильма. Все актеры были как две капли воды похожи на своих кинематографических прототипов: товарищ Огурцов — вылитый Игорь Ильинский, лектор — точь-в-точь Сергей Филиппов, а исполнительницу роли Леночки Крыловой даже сама Гурченко не могла отличить от себя… Все имитаторы работали старательно и вдохновенно, но вот беда — в истории отечественного искусства остались не они, а создатели оригинальной "Карнавальной ночи". Впрочем, данное положение вещей вполне закономерно.

На этом я с удовольствием закончила бы рецензию на современный римейк "Кавказской пленницы", но приходится продолжать.

Создатели новой версии культовой комедии Леонида Гайдая попытались одновременно решить три творческие задачи: сохранить в своей работе максимум от оригинала (в том числе костюмы и мизансцены), добавить в сюжет злободневные шутки и украсить происходящее на экране кусочками знаменитых произведений прошлого и настоящего. Что ж, результат столь разнообразных стремлений вполне предсказуемо оказался очень похож на плоды совместных усилий лебедя, рака и щуки.

Идея как можно точнее повторить в новой картине легендарную ленту конца 60-х годов ошибочна изначально. "Кавказская пленница" Гайдая потому и стала шедевром, что со стопроцентной точностью отражает цвет своего времени. Сейчас эпоха совсем иная, и почти все события и персонажи римейка выглядят явным анахронизмом. Приведу лишь один пример: когда создавалась легендарная комедия, большинство уроженцев Кавказа одевались именно так, как герой Фрунзика Мкртчяна — в кожаные куртки и кепки-"аэродромы". Сейчас подобный стиль окончательно ушел в прошлое, но в римейке "Кавказской пленницы" дядя Нины почему-то выглядит точно так же, как и его прототип полувековой давности… Совершенно невозможно поверить в происходящее на экране, если оно до такой степени не соответствует цвету времени.

Ситуацию усугубляет то, что артисты, снимавшиеся в новом отечественном фильме, очень старались (явно следуя указаниям режиссера) имитировать работы своих предшественников в оригинальной версии "Кавказской пленницы" — другими словами, играли не Шурика, Нину и Саахова, а Демьяненко в роли Шурика, Варлей в роли Нины и Этуша в роли Саахова. С таким подходом к актерскому труду я раньше никогда не сталкивалась, и результат поразил меня до глубины души, хотя за годы работы я навидалась всякого: в римейке легендарной картины неубедительны даже исполнители, которые обычно способны вытянуть на приличный уровень даже очень плохо написанную роль. Впрочем, это вполне закономерно: в легендарной комедии Гайдая артисты создали невероятно убедительные и достоверные до мелочей образы героев своей эпохи именно потому, что черпали вдохновение в реальной жизни. А если, снимаясь в ленте, действие которой происходит в начале XXI века, подражать актерам из фильма пятидесятилетней давности, то получится… э-э-э… именно то, что можно увидеть в новой версии "Кавказской пленницы".

Так что идея сымитировать в римейке замечательной комедии мизансцены, костюмы и актерские работы оригинала была изначально неверной. Ситуацию могло выправить только чудо – если бы создатели новой отечественной картины сумели сделать ее по-хорошему злободневной. Увы, и здесь не сложилось, причем по вполне объективным причинам.

Во времена Гайдая официальный имидж Кавказа был вполне положительным — щедрая земля, где живут гостеприимные, смелые и благородные люди, снимать кино о которых — сплошное удовольствие.

Сейчас прошлое Кавказа — две чеченские войны, бушевавшие там в 90-е, а настоящее — массовая безработица: сельское хозяйство, кормившее горцев много тысячелетий, сегодня нерентабельно, поэтому и едут они на заработки в большие города. Понятно, что реализм в комедии совсем иной, чем в социальной драме, однако напомнить зрителям о настоящих проблемах края, в котором происходит действие новой отечественной ленты, следовало непременно, хотя бы совсем легким намеком.

Впрочем, ждать этого от создателей римейка "Кавказской пленницы" было, наверное, наивно, ведь они не озаботились продумать даже ключевые моменты сюжета. Например, в новой версии легендарной комедии Шурик из студента-фольклориста превратился в журналиста, отправленного на Кавказ сделать видеорепортаж о местных обычаях. Причина этой перемены понятна: во времена Гайдая любой гость из столицы, независимо от своего социального статуса, пугал чиновников из глубинки, а сегодня подобный эффект на местную власть производят лишь представители прессы.

Но сейчас делать видеорепортажи о фольклоре далеких областей журналистов в одиночку не посылают — для таких целей в путь отправляют съемочные группы, пусть и сравнительно небольшие. Почему же Шурик поехал один? Объяснить данную странность нетрудно; например, если бы начальство считало нескладного очкарика полным неудачником, то вполне могло дать ему поручение "на засыпку", чтобы после провала получить законный повод для увольнения профнепригодного подчиненного. И это далеко не единственная вероятная причина нелепого поступка журналиста: при желании их легко придумать еще дюжину. Но создатели римейка "Кавказской пленницы" никаких объяснений зрителям не предложили, надеясь, что они поверят в заведомо недостоверное событие. Увы, когда происходящее изначально неубедительно, то ни верить ему, ни сочувствовать героям совершенно не хочется.

Еще одну ошибку кинематографисты совершили, сделав современного клона Саахова очень похожим на Сталина. Это абсолютно неверно! У двух небезызвестных товарищей общее только одно — кавказское происхождение. Сталин, невероятно жестокий и талантливый интриган, обожал манипулировать людьми, и если бы Саахов был на него похож, то просто отдал бы приказ арестовать дядю и тетю Нины, обвинив их, например, в спекуляции. А когда девушка пришла бы к Саахову, умоляя помочь ее арестованным родичам, то он поругал бы жестокого и неуправляемого районного прокурора, сажающего в тюрьмы невинных людей, и предложил ей руку и сердце: дескать, близким людям большого начальника проще спастись от подлого и безжалостного служителя закона. Нина была бы безумно благодарна такому чуткому, смелому и благородному человеку и с радостью вышла бы за него замуж…

Но в комедии Гайдая Саахов действовал абсолютно иначе – именно потому, что совершенно не был похож на Сталина. Начальник средней руки позволял себе лишь то, на что, по его мнению, имел полное право. Выкуп за невесту он ее родичам заплатил? Да, и немалый. Значит, девушка теперь принадлежит своему жениху, и он может делать с ней абсолютно все, что захочет. Чувства? Какие-такие чувства у двадцатилетней?! Да любая юная красавица мечтает именно о таком замечательном женихе, как товарищ Саахов, — сильном, обеспеченном, при должности. Вот и все…

Такой образ Саахова гораздо страшнее, чем Сталин местного значения: Жестокий и беспринципный негодяй может добиться успеха в любой стране, а тот факт, что в принципе незлой и неподлый человек искренне и абсолютно убежден в своем праве определять чужие судьбы — это безусловное следствие порочной политической системы, существующей в его родном государстве. Да, такой вот парадокс: не худший, скажем прямо, персонаж оказался по-настоящему страшным и обличающим. Собственно, Гайдай потому и гений, что умел просто и весело говорить со зрителями о самых серьезных вещах…

К сожалению, создатели новой версии "Кавказской пленницы" не столь талантливы, как великий советский комедиограф. Образ Саахова у них получился совсем не таким зловещим, как следовало бы, а немногие злободневные шутки кажутся придуманными учениками старших классов средней школы для новогоднего КВНа. Беда в том, что отсутствие рассказа о реальных современных проблемах (в изначально условной жанровой стилистике, разумеется) гибельно для любой комедии.

Данное положение вещей ухудшить трудно, но создатели римейка "Кавказской пленницы" сумели это сделать, дополнив свой фильм цитатами из других знаменитых картин, а также фрагментами популярных песен. Все это сильно уступает по качеству легендарной комедии Гайдая и очень напоминает заплатки, нашитые "для красоты" на хороший костюм старательным, но бестолковым ребенком.

Итог, увы, неутешителен. Новая версия "Кавказской пленницы" категорически противопоказана всем поклонникам и этой великолепной комедии, и других шедевров жанра. Попробовать посмотреть новую отечественную ленту могут лишь самые отважные любители всего нового и эксцентричного в искусстве.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"