Фрагмент постера фильма "Класс коррекции"
Фрагмент постера фильма "Класс коррекции"

У фильма "Класс коррекции", созданного молодым режиссером Иваном Твердовским, есть немало достоинств, в современном отечественном кино редких. Во-первых (и это самое важное), людям, которые работали над этой картиной, небезразличны жизнь и проблемы их земляков. Во-вторых, кинематографисты сумели рассказать свою историю так, что она выглядит абсолютно достоверной: кажется, что смотришь не художественную ленту, а документальную съемку скрытой камерой. Что ж, когда режиссер, актеры, оператор и художник поработали старательно и с душой — это замечательно. Увы, "Класс коррекции" лишний раз доказывает, что искренности, трудолюбия и неравнодушия маловато для создания шедевра: даже самым вдохновенным творцам желательно помнить хотя бы основные законы жанрового кино.

Новый отечественный фильм повествует о трех важных проблемах, о которых в современной России люди искусства вспоминают нечасто: об отношении общества к инвалидам, о недостатках современной системы школьного образования и об особенностях поведения трудных подростков. Если первые две темы раскрыты неплохо, то недостаточная проработка третьей, на мой взгляд, и стала главным недостатком картины. Но обо всем по порядку.

Если на Западе инвалиды уже много десятилетий являются полноправной частью общества, то в современной России, как и в Советском Союзе, данную категорию граждан не замечает ни власть, ни условно здоровые соотечественники. Стране, почти семьдесят лет строившей социализм, требовались здоровые люди, способные справиться с этой непростой работой, а признание, что не все жители СССР таковы, ставило под угрозу имидж самого благополучного в мире государства. Поэтому советские правители делали вид, что инвалидов в их стране нет вообще. К сожалению, подобная политика не лучшим образом сказалась и на отношении обычных людей к тем, кто страдает от физических или душевных недугов. Безусловно, за отвращением и брезгливостью кроется в первую очередь страх оказаться на месте несчастных калек, но инвалидам-то от этого не легче…

"Класс коррекции" рассказывает об отношении наших среднестатистических соотечественников к инвалидам очень правильно — без ненужного надрыва и истерики, но абсолютно точно. Излишняя жестокость как раз оказалась бы менее достоверной: все же настоящих негодяев везде сравнительно мало. Гораздо важнее осознать, что многие вполне нормальные, неглупые и незлые россияне нередко смотрят на обиженных судьбой земляков словно на тараканов, — после такого поневоле задумаешься и о собственном отношении к инвалидам. В данном аспекте лента Твердовского, как и замечательная книга Мариам Петросян "Дом, в котором…", помогает понять, что обездоленным от нас нужны не жалость и не слезливое сюсюканье, а уважение, осознание того, что они от нас ничем особенным не отличаются, и — в совсем уж идеальном варианте — любовь.

Рассказ о современных проблемах отечественной школы в "Классе коррекции" тоже оказался жестким и достоверным. Образование, которое сегодня получают ученики в нашей стране, по-прежнему вполне достойно (особенно по сравнению, например, с государственными американскими школами, учащиеся которых знают и умеют гораздо меньше, чем их российские сверстники). Но, к сожалению, отношение большинства отечественных учителей к своим подопечным остается таким же, как и в первой половине ХХ века: из детей словно воспитывают будущих солдат, главное достоинство которых — безоговорочно подчиняться взрослым. Сто лет назад это, возможно, и работало, но сегодня мир меняется очень быстро, и старшеклассники зачастую знают обо всех новшествах современной жизни гораздо больше своих учителей. В подобных обстоятельствах жесткая иерархическая система отношений уже неэффективна, ведь добровольно подчиняться можно лишь тем, кого по-настоящему уважаешь, а не деспотичным самодурам. Понятно, что изменить к лучшему положение вещей, существующее сегодня в российских школах, будет очень непросто: ломать всегда легче, чем строить. Но если этого не сделать, то новые и новые поколения подростков будут выходить во взрослую жизнь, не испытывая ни малейшего уважения к старшим, что в масштабах страны просто опасно. Так что "Класс коррекции" выполняет очень важную миссию — помогает зрителям задуматься, как ни в коем случае не должны вести себя учителя по отношению к ученикам.

Увы, третья тема нового отечественного фильма — рассказ о жизни трудных подростков – оказалась раскрыта не столь убедительно, как хотелось бы. В данном отношении картина значительно уступает и "Дому, в котором…", и, например, ленте "Все умрут, а я останусь" Валерии Гай Германики. Одной из главных причин неудачи, на мой взгляд, стала выбранная режиссером рваная, этюдная манера повествования. Для рассказа об отношении нашего общества к инвалидам и о неправильном поведении учителей она подходит прекрасно, а вот для создания сложных, убедительных характеров персонажей — не очень. Юным героям "Класса коррекции" не хватает глубины, а их поступкам — логики.

Приведу лишь два примера. Лена, поступившая в ККО после многих лет домашнего обучения, быстро поняла, что одиннадцатиклассников здесь учат в лучшем случае по программе средней школы, и, соответственно, сдать ЕГЭ они не смогут ни при каких обстоятельствах. Девушка попыталась объяснить одноклассникам, насколько это опасно: "Мы всю жизнь будем собирать выключатели и клеить коробочки — неужели вы хотите жить так?!"

Поведение Лены вполне логично; дальше ей следовало бы или начать заниматься самостоятельно вместе с теми из сверстников, кто этого захотел бы, или по Интернету искать репетиторов, готовых учить трудных подростков бесплатно или за символическую цену. (Результат усилий мог оказаться самым разным и сильно зависел от того, где жили герои нового отечественного фильма — на окраине мегаполиса или в крохотном городке; но попытка в любом случае не пытка). Однако вместо этого Лена буквально за несколько дней до прихода проверочной комиссии, от которой зависели судьбы всех учеников ККО, вместе с симпатичным парнем решила предаться радостям любви прямо в туалете родной школы, где ни одна дверь не запиралась. Выглядит данный поступок совершенно необъяснимо и нелепо.

Еще одна странность — момент, когда одноклассники Лены из ее друзей вдруг превратились во врагов. Теоретически говоря, причины подобного вполне очевидны. Во-первых, отвергнутая любовь — это очень страшная сила. Во-вторых, истерия заразительна, и поднятый учителями вой по поводу "аморального" поведения Лены повлиял и на ее сверстников. В-третьих, подростки — вообще народ внушаемый, их легко спровоцировать на самые жуткие поступки. Да и вообще, порой даже взрослые успешные люди действуют нелепо и необдуманно — чего уж ждать от тинейджеров…

Но теория — это одно, а реальность — совсем другое. Если кинематографисты хотят убедить зрителей в достоверности своей картины, то все поступки ее героев должны быть обусловлены или сценарием, или визуальным рядом. (Например, создатели ленты "Околофутбола" не столько рассказали о мире болельщиков-хулиганов, сколько невероятно убедительно показали его.) Увы, в "Классе коррекции" почти все действия персонажей абсолютно необъяснимы: только что ребята были очень-очень хорошими, а потом вдруг — р-раз! — и стали плохими. В жизни так не бывает.

Даже в фильме "Все умрут, а я останусь", где многое тоже осталось за кадром, поступки героев выглядят гораздо более обоснованными. А уж в "Доме, в котором…" все без исключения персонажи — Слепой, Сфинкс, Лорд, Табаки, Курильщик — это сложные, неоднозначные люди, в которых намешано и хорошее, и плохое.

К сожалению, юные персонажи "Класса коррекции" совершают те или иные поступки не в соответствии с логикой собственных характеров, а следуя воле своих создателей — то проявляют чудеса самоотверженности, то действуют как полные отморозки. Результат вполне закономерен: трудные подростки в этой картине кажутся совершенно безответственными и непредсказуемыми типами, которых для общей безопасности действительно лучше бы изолировать. Вряд ли кинематографисты стремились к подобному эффекту, но что выросло — то выросло.

Жаль, что так вышло: в общем и целом создатели новой отечественной ленты поработали очень качественно. Но, как бы то ни было, "Класс коррекции" непременно должны посмотреть все любители хорошего, реалистичного кино. А если учесть, что режиссеру этого фильма, Ивану Твердовскому, всего двадцать пять лет, то с полнометражным дебютом он справился очень достойно.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"