Фрагмент постера фильма "Шпион"
Фрагмент постера фильма "Шпион"

У широко разрекламированного нового отечественного фильма "Шпион" есть два больших достоинства, много не столь значимых, но существенных и один серьезный недостаток, который почти полностью угробил впечатление от увиденного. Но обо всем по порядку.

Главное достоинство картины — ювелирно точная жанровая выдержанность. От первого до последнего кадра "Шпион" — это (с поправкой исключительно на спецэффекты XXI века) трюковая приключенческая картина. Таких в СССР немало снимали о Второй мировой в первые послевоенные годы: "Подвиг разведчика", "Зигмунд Колосовский", "Смелые люди"… Позднее в подобной стилистике было создано немало лент о Гражданской войне, в том числе легендарный "Свой среди чужих…".

Главное при просмотре фильмов этого жанра — помнить, что они никоим образом не претендуют на стопроцентный реализм (в "Шпионе" кинематографисты вообще сознательно и очень сильно исказили историческую правду), поэтому абсолютно не обязаны в полной мере отражать на экране весь трагизм происходящих событий. Упрекать подобные ленты в искажении действительности так же нелепо, как и, например, "Свадьбу в Малиновке". Чтобы до глубины души проникнуться реализмом и трагизмом нашей печальной истории, нужно смотреть драмы. А у трюковых картин совершенно другие художественные цели и средства их достижения.

В лентах данного жанра необходимо иное — хотя бы минимальное отражение на экране цвета времени, качественный динамичный экшен и увлекательная интрига. Все это в новом отечественном фильме есть.

"Шпион" — экранизация одного из романов Акунина о приключениях одного из клонов Эраста Фандорина. Именно эту книгу я не читала, но, судя по сценарной адаптации, ей присущи все фирменные достоинства популярного автора: закрученная интрига, не только сложная, но и заставляющая о многом задуматься, очень узнаваемые скелеты в шкафу и фиги в кармане. Правда, об одной из основных тайн сюжета я слышала задолго до того, как появились первые романы Акунина, так что особо оригинальной данную историю не назовешь. Впрочем, в приключенческом кино оригинальность абсолютно не важна.

Режиссура картины вполне профессиональна. У зрителей есть время рассмотреть то, что действительно важно; события развиваются динамично; полностью отсутствует бессмысленное литье воды ради литья воды.

Кроме того, "Шпион" радует двумя очень приятными бонусами, которые в современном российском кинематографе встречаются крайне редко. Во-первых, в новой отечественной ленте есть много мелких подробностей, которые для сюжета практически не важны, но очень его украшают, — например, быт вроде бы типичной московской коммуналки, где на самом деле жили исключительно сотрудники правоохранительных органов, выполнявшие служебное задание. Смотреть, как люди, с огромным удовольствием изображавшие соседские склоки, при первой же опасности начинали работать слаженно, словно единый механизм, было очень интересно. Такие ювелирно продуманные детали и отличают качественную работу от халтуры.

Но особой благодарности заслуживает представитель крайне редкой в современном российском кино профессии — режиссер массовки. Да, вы не поверите, но массовка в "Шпионе" есть! Ее, может быть, и не очень много, но функционирует она прекрасно. Ох, как же приятно смотреть фильм, герои которого не в безвоздушном пространстве живут, работают и любят, а среди самых обычных людей, занятых повседневными делами! Это действительно здорово.

Экшен-сцены тоже очень хороши. По голливудским меркам их совсем мало, но в шпионской истории больше и не нужно. А немногочисленные погони и драки сняты так, что, кажется, лично в них участвуешь.

Единственная ложка дегтя во всем этом великолепии — с позволения сказать, танго в исполнении Бондарчука и Мельник. Я, конечно, понимаю, что драматические актеры не обязаны иметь такую же прекрасную хореографическую подготовку, как профессиональные танцоры, но даже технически несовершенное исполнение можно снять хорошо, если постараться. (Яркий пример — действительно потрясающее танго Аль Пачино в "Запахе женщины".) А вот… э-э-э… танец персонажей "Шпиона" из-за полного отсутствия как мастерства, так и эмоций у исполнителей мне хочется охарактеризовать не очень цензурными словами. Увы, я вынуждена проявлять сдержанность. Поэтому отмечу лишь, что, по-моему, в данном случае нужно было или приглашать очень хорошего хореографа и дублеров – профессиональных танцоров, или тщательно проработать кинематографическую составляющую эпизода, или вообще обойтись без него. Конечно, более чем странное танго занимает сравнительно немного экранного времени, но эта сцена особенно огорчает, поскольку только она в "Шпионе" сделана абсолютно неудачно. Впрочем, в данном случае, в отличие от кулинарии, большая бочка меда рядом с крохотной ложкой дегтя смотрится особенно аппетитно.

"Шпион" радует не только жанровой выдержанностью, но и стилистическим изяществом, и это второе важнейшее достоинство новой отечественной картины. Более того, ее создатели, наверняка сами того не ожидая, оказались на пике кинематографической моды: сейчас очень популярны стилизации и признания в любви жанровому кинематографу прошлых лет. Хазанавичус в "Артисте" кричит о своей любви к раннему Голливуду — немому и звуковому. Коппола в новой ленте "Между" вспоминает молодость и работу на студии Роджера Кормана, где снимались в основном малобюджетные ужастики. Создатели "Шпиона" признаются в любви советскому кино 30-х-50-х годов и вообще соц-арту.

Работа над стилизацией — дело очень трудное, оно требует исключительного профессионализма от представителей многих кинематографических профессий. У создателей нового отечественного фильма получилось если не все, то многое.

Просто великолепными оказались работы художников, художников по костюмам и гримеров. Соц-арт – жанр невероятно сложный, в нем очень легко скатиться в кич. К счастью, в "Шпионе" этого не произошло: хотя декорации, а также костюмы и грим персонажей иногда и балансируют на грани, но все же практически всегда остаются в рамках хорошего вкуса.

Не менее впечатляющими получились спецэффекты — как полностью созданные на компьютере здания и интерьеры, так и отретушированные реальные московские пейзажи. По-моему, из всех российских картин, которые я смотрела, компьютерные эффекты наиболее достоверны именно в "Шпионе".

Но для настоящей стилизации важно не только визуальное оформление, но и актерские работы — точнее, умение исполнителей соответствовать цвету времени, когда происходит действие. И с этим в новой отечественной ленте, увы, не все ладно.

Меньше всего мне понравились дюже инфернальный персонаж Бондарчука и героиня Чиповской, которая, на мой взгляд, абсолютно не похожа ни на девушку "из бывших", жившую в 30-е годы в СССР, ни на более-менее адекватную особу из любой другой эпохи.

Самое сильное впечатление на меня произвели тоже двое. Дмитрий Назаров буквально за считанные секунды экранного времени создал невероятно яркий и убедительный образ недобитого интеллигента, который пытается в кровавой круговерти выжить сам и уберечь дочь. По-моему, Назаров, работая над ролью, старался сделать своего персонажа похожим на замечательного актера и очень хорошего человека Василия Меркурьева, которого современные зрители знают как Мальволио из "Двенадцатой ночи" и отца героя Алексея Баталова из фильма "Летят журавли". Но заслуг Назарова это никоим образом не умаляет: достаточно увидеть, как представительный и явно преуспевающий мужчина смотрит на странного ухажера дочери, чтобы многое понять о "прекрасной" сталинской эпохе.

Также, к моему невероятному удивлению, мне очень понравился Сергей Газаров в роли наркома, похожего на Лаврентия Берия. За сравнительно небольшое экранное время, отведенное этому, прямо скажем, неоднозначному персонажу, актер сумел сделать его очень живым и понятным. В исполнении Газарова Берия получился сильным, умным и не слишком злым человеком, который очень хорошо понимает: чтобы выжить во всесоветской мясорубке, нужно забраться на самый верх власти и успеть перегрызть горло всем, кто может быть потенциально опасен. Я не так хорошо знаю историю сталинской эпохи, чтобы понять, насколько этот образ достоверен. Но, во-первых, правда искусства вовсе не обязана полностью соответствовать правде жизни, а в цвет времени Газаров попадал идеально. А во-вторых, по-моему, такой Берия все равно больше похож на своего тезку из реального мира, чем абсолютно безмозглый карикатурный садист, каким нередко изображали всесильного сталинского наркома в позднесоветском и постсоветском кино. Очень возможно, что настоящий Берия был маньяком, но идиотом он точно не был, поскольку идиот не удержался бы столько времени у власти.

Главный герой в исполнении Данилы Козловского произвел на меня неоднозначное впечатление. Не знаю, каким придумал Акунин своего Дорина; возможно, он был всего лишь соцартовским ясноглазым красавцем, не обременявшим себя лишними мыслями. Но у Данилы Козловского на лице большими буквами написаны, во-первых, десять классов, а во-вторых, привычка наблюдать и делать выводы из увиденного. Такой парень, регулярно приезжая в колхоз на каникулы, заметит не только богатый дом своего деда-председателя, но и жизнь крестьян, не обремененных высокими постами, и задумается о причинах различий. (Положение крестьян при советской власти — отдельный и длинный разговор, поэтому отмечу лишь, что у колхозников до самой смерти Сталина не было паспортов и, следовательно, возможности сменить место жительства.)

Такой умный, наблюдательный и не склонный к иллюзиям парень, как Дорин Козловского, вполне мог пойти работать в НКВД, но отнюдь не из комсомольского энтузиазма, а прекрасно понимая, что именно придется делать для получения дополнительного шанса уцелеть во всесоветской мясорубке. Поэтому главный и вроде бы положительный герой "Шпиона" получился человеком достаточно циничным и беспринципным. Не уверена, что Акунин придумал Дорина именно таким, и не могу сказать, что абсолютно сочувствую настолько неразборчивому в средствах человеку, как персонаж Козловского. Но, как бы то ни было, эта актерская работа получилась безусловно интересной, а неоднозначность главного героя очень точно отражает цвет времени.

В общем, достоинств у "Шпиона" много. А серьезный недостаток имеется только один, но, увы, он перевешивает все хорошее, что в этой картине есть. Дело в том, что любое развлекательное кино обязательно, непременно должно содержать в себе какой-то смысл. Иногда он очевиден; например, по комедиям Гайдая и Рязанова вполне можно изучать цвет времени, когда они были сняты. Смысл многих других замечательных лент определить гораздо сложнее. Например, я не могу точно сформулировать, каков он в моих любимых фильмах "Свой среди чужих…" и "Обыкновенное чудо", но не сомневаюсь, что смысл в них есть, причем глубокий и важный для самых разных людей. Абсолютно проходных истернов и сказок в СССР снималось очень много, а если чисто развлекательные картины помнят сорок лет спустя после выхода на экраны — значит, их создателям было что сказать.

Так вот, именно этот внутренний смысл, который не всегда можно понять, но нельзя не заметить, в "Шпионе" отсутствует напрочь. В результате лента получилась чем-то вроде компьютерной "ходилки-стрелялки".

Это тем более странно, что тема Великой Отечественной войны в советском и постсоветском кинематографе всегда была особой. Да, о страшной и славной эпохе снималось немало откровенной халтуры, но и шедевров хватало всегда, и многие из этих шедевров создатели "Шпиона" цитируют явно или более сдержанно, но все равно узнаваемо. Однако в данном случае количество переосмысленного материала абсолютно не сказалось на качестве нового отечественного фильма. Просто поразительно, насколько бессмысленным получился "Шпион" при настолько огромном контексте — и художественном, и хранящемся в памяти каждого человека, чьи родные выжили или погибли в эпоху Второй мировой.

Понять причины такого положения вещей, наверное, можно: все-таки время идет вперед, нравится это кому-то или нет. Страшная война, навсегда изменившая мир, становится все более и более далеким прошлым. У нынешних подростков воевали даже не прадеды, а прапрадеды. И Вторая мировая, для многих поколений людей с советского и постсоветского пространства бывшая частью их жизней, для современной молодежи стоит в одном ряду с войной с Наполеоном и Первой мировой. Это не хорошо и не плохо, это факт.

Вот только любая, даже самая качественная развлекательная картина, полностью лишенная смысла, забывается зрителями, как только они выходят из кинотеатра. И снимать подобные ленты не рекомендуется просто потому, что их ждет очень недолгая жизнь.

Жаль, что так получилось, потому что, повторюсь, и технически, и стилистически "Шпион" очень хорош. Не хватило ему лишь самой малости — того самого фанерного ероплана, без которого любое искусство — всего лишь череда красивых картинок.

Но картинки получились действительно красивыми, так что посмотреть новую отечественную ленту имеет смысл всем поклонникам экшена и сыгравших в ней актеров, а также тем, кто ходит в кинотеатр отдыхать после тяжелого трудового дня. Любителям исторической достоверности, реалистичных фильмов и артхауса "Шпион" категорически не рекомендуется, поскольку может вызвать у них настоящий шок.


comments powered by HyperComments

XXVI КФ "Окно в Европу": Проблема отцов и детей не теряет своей актуальности

XXVI КФ "Окно в Европу": "Непрощенный" "В Кейптаунском порту"

VIII ФЕК Voices: "… репетитор" для зрителей

LIII МКФ в Карловых Варах: "К Востоку от Запада" расположилась "Сулейман Гора"

XII МКФ "Зеркало": "Вечное возвращение" как средство от забывчивости

Умер Станислав Говорухин