Фрагмент постера фильма "Камень"
Фрагмент постера фильма "Камень"

По сути, с самого начала в этом фильме все ясно: вполне очевидно "кто", легко догадаться "за что" и даже четко определено "как", но, все равно, в финале забываешь дышать от неожиданности. Хотя у тех, кто читал первоисточник, который лег в основу этой психологической драмы, т.е. роман Юрия Бригадира "Не жить", финал удивления не вызовет. Но, если честно, я Вам не советую знакомиться с текстом прежде, чем с фильмом. Ни боже мой, никаких претензий к роману (хотя по объему больше тянет на повесть) и к автору у меня нет, но поверьте, это тот случай, когда "многие знания — многие скорби". Не откажите себе в удовольствии удивиться на этой картине!

Возвращаясь к первоисточнику, он переработан основательно… в столь более тонкую, более глубокую и более стильную субстанцию, что это вызывает уважение. Впрочем, о стиле чуть позднее. Есть в нашем кино определенная проблема сложных характеров. Как правило, создание образа возлагается на актера: и выразительность роли, ее запоминаемость, ее внятность, взаимодействие или невзаимодействие со зрителем дается на откуп индивидуальному мастерству актера. Наследники большой литературы свели написание сценария к схемам и раскадровкам, а я веду это все к тому, что биография персонажа перестала создаваться с нуля, хотя по большому счету это должно быть похоже на воссоздание внешности по скелету и черепу, только наращиваются не мышцы и кожа, а жизненные вехи, эмоциональный опыт, переживания. И именно, исходя из них, невидимых зрителю, но обязательно присутствующих в живом характере, герой приходит в ту точку, с которой начинается наше с ним знакомство на экране. Хронометраж картины предполагает, что мы видим персонаж всего в течение, скажем, 100 минут, нам показывают какие-то основные пункты и обозначают линию поведения, остальное мы додумываем сами и, чем хуже создатели изучили своих героев, чем условнее они выведены, тем более обманутым чувствует себя зритель. Я уверена, что формула успеха "Семнадцати мгновений весны" полностью кроется в ремарке великой Татьяны Лиозновой: "Я знаю все — вплоть до последних дней его [Штирлица] жизни…". Только это режиссерское, авторское "знание", визуально в картине незаметное, но являющее суть самого иллюзорного из искусств определяет успех или неуспех картины у зрителя. И это "ведание" отличает художника от ремесленника. Для того, чтобы создать именно ту коллизию, которая случилась в "Камне", персонажи надо понимать очень хорошо. Во всяком случае, при просмотре картины не возникает довольно привычного для российского кинематографа ощущения беспомощности авторов. Существует определенный процент вероятности того, что такая сбитость и крепкость картины — это случайное совпадение. Что ж, тогда браво интуиции создателей.

И вновь, вспоминая о первоисточнике, надо признать, что там характеры грубее, в них больше действия и меньше внутренней работы. Например, по тексту жена заказывает мужа у "братков", потом пытается убить из охотничьего ружья, оба действия она совершает. В фильме героиня Олеси Судзиловской передумывает стрелять в мужа из пистолета. В ней не меньше решимости, но больше борьбы с собой, со своими чувствами. Другой эмоциональный уровень, и зрителя тоже переводят на другой уровень: меньше суеты, больше созерцания. Женская истерика — не самая сложная творческая задача для актрисы. Да что там, для любой женщины – это вполне посильная история на пустом месте. И уже сложность режиссерская — не допустить избыточности эмоции в кадре. Хорошее слово "избыточность", гораздо лучше чем "недостаточность", но для идеала и то, и другое губительно. Каминский — дебютант, поэтому сложно судить о его режиссерской методе, вернее о случайности или закономерности его успехов… Зато Судзиловская — актриса гораздо более сильная, чем показано в фильме, поэтому, я, бы в данном случае большую часть заслуг за роль Натальи отдала Олесе Ильиничне.

Не менее интересная роль у Елены Кореневой. Она одинаково безжалостна ко всем, включая себя. Собственно, даже произнося высокомерную и речь о своих воспитанниках, она, заметьте, не жалеет себя и не сетует, что ей по каким-то причинам пришлось стать директором детского дома. Она не чувствует себя жертвой обстоятельств и никому не позволит считать ее жертвой. Необычный женский характер, непривычно жесткая Коренева.

Третий женский образ воплощает Валда Бичкуте. Ей достался, пожалуй, самый нечеткий персонаж. Девушка без прошлого, род занятий вполне понятен, а причины, по которым она не уходит из дома своего странноватого клиента, слишком неясны, но и здесь есть ощущение предопределенности. Идеальный случай: мужчина, состоящий из инстинктов, встречает женщину, сотканную из них же. Вот она — Черная королева — против белой, женщина, в вечном споре выбирающая мужчину, против женщины, выбирающей в этом же споре ребенка. Их противостояние — не физическое, просто они — оплот двух разных королевств, двух разных мироощущений.

Зеркальность и отражения вообще отличительные черты картины "Камень": у каждой стороны по нескольку медалей, хотя, нет, все наоборот. Вот один маленький мальчик, верящий в дружбу и семью, вот — другой мальчик, постарше, уверенно презирающий все семейные ценности и любую привязанность считающий проявлением слабости, обучивший младшего товарища правилам, по которым сам забыл жить. Один ребенок разрушил мечту другого ребенка, а теперь один взрослый уничтожает мир — другого. Если бы принципы маленького Влада сошлись с принципами взрослого, "Камень" обрел бы друга и единомышленника, но он встретил врага, идеологического врага.

Любящего отца, заботливого мужа и воплощение установок ненавистных герою Сергея Светлакова играет Николай Козак. Надо отдать должное авторам (в n-нный раз), они не снабжали образ спецэффектами, не перегружали музыкой, никак не подыгрывали, но честность принятого героем решения, его оправданность, ясность и единственность — логичны и закономерны. Даже если бы обман удался, более того, он бы обязательно удался, все те перемены, которые произошли с Владом, требовали только такого финала. Замысел подчеркивает идеальная работа Козака. У него нет ни одного неосмысленного жеста, ни одного лишнего движения, абсолютная настроенность на своего героя.

В общем-то, фильм "Камень" можно похвалить не только за то, что в нем есть, но и за то, чего в нем нет. Прежде всего, в нем нет местечковости и безвкусицы, нет отличительной черты российского арт-хауса — тяги к смакованию уродливости персонажей, нет и непосредственных атрибутов ультракоммерческого кино — красивеньких, гламурненьких няшечек, а есть просто красивые, стильные люди, красивая натура. При всем при этом, нет в этой картине и характерных примет времени и места, хотя присутствует абсолютная уверенность, что действие происходит в современной России, но, если подумать, перед нами универсальная, абсолютно конвертируемая история, с равным успехом возможная в старушке Европе или Северной Америке. Причудливое соединение очевидных и неочевидных вещей делает это кино очень стильным, притягательным и в хорошем смысле эстетским.

Светлаков. Справился. Пару минут есть ощущение, что вот сейчас он прищурится хитро, потом постучит по экрану и скажет: "Ну что смотрите? — Ну, смотрите, смотрите" и отпустит какой-нибудь комментарий в стиле "Нашей Раши" или ППХ. Но это очень быстро проходит, не обращайте внимания и не зацикливайтесь. Безусловно, Сергей Светлаков в этой картине — главный ньюзмейкер и даже сайт фильма называется onbolsheneshutit.ru. Но почему-то не хочется педалировать эту тему — пусть ею займутся другие. Дебют в серьезной драматической роли получился успешным, и все же, мне кажется, в этой картине важнее талант Сергея Юрьевича как продюсера, как человека причастного к выбору материала. А больший интерес вызывает не Светлаков в роли коварного злодея, а сама по себе рассказанная история, манера, в которой она преподнесена.

Почти весь фильм нас убеждают, что это партия между двумя игроками. В самом деле, ну нельзя же сочувствовать фигурам, например, больше белым, или больше черным? Скорее можно переживать за гроссмейстеров. Сегодня кто-то играет белыми, кто-то — черными, а завтра ровно наоборот. Болельщики есть у обоих игроков, они знаю их сильные и слабые стороны, степень мастерства и одаренности — все-то они знают, эти болельщики. И только, когда два короля — белый и черный — остаются лежать на шахматной доске, как символ поражения, становится понятно, что мы-то наблюдали и болели за фигуры, а король, к тому же, как известно, фигура — самая слабая и самая уязвимая. И все снова не так, как казалось прежде. Этот зрительский квест — определенно очень сильная сторона фильма, вам не дадут скучать и опомниться тоже не дадут, если вы включитесь в эту игру по сбору перевертышей.

Сходите в кино!


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"