Фрагмент постера фильма "Реальная сказка"
Фрагмент постера фильма "Реальная сказка"

"Реальная сказка" — один из самых ожидаемых фильмов нынешнего года. Основанные на отечественном фольклоре высокобюджетные детские картины с суперзвездным актерским составом — в современной России огромная редкость.

Увы, меня эта лента скорее разочаровала, чем порадовала. И если некоторых просчетов кинематографистам было очень трудно избежать, то многие недостатки вызывают искреннее недоумение.

На мой взгляд, главная проблема "Реальной сказки" — сценарий. Но о нем нужно говорить подробно, поэтому начну с более мелких, но все равно досадных ошибок.

Первая из них — непонятки с рейтингом. Мамы и бабушки, воспитанные на целомудренном советском кинематографе, непременно поведут смотреть новую киносказку всех детей старше трехлетнего возраста. Увы, на самом-то деле я бы присвоила этому фильму рейтинг PG-13 (то есть дети младше тринадцати лет допускаются только в сопровождении взрослых). Дело в том, что в новой отечественной картине есть несколько весьма жестких сцен: один из персонажей становится жертвой очень натуралистичной автокатастрофы, другой в лучших традициях гангстерских боевиков падает, в буквальном смысле слова изрешеченный пулями, а несколько условно положительных героев принимают неравный бой на мечах и погибают героической, но страшной смертью. Да, все они очень быстро воскресают, но на сами сцены смерти было не очень приятно смотреть. Что уж говорить о впечатлительных малышах!

Понятно, зачем страшные эпизоды понадобились кинематографистам: таким образом они хотели заинтересовать своей лентой подростков, обожающих гангстерские боевики. Проблема в том, что все остальные события "Реальной сказки" рассчитаны на детей помладше, и пара-тройка жестких эпизодов не заставит юных поклонников экшена принять эту историю всерьез. Для подростков нужно снимать совершенно иначе — сочетать сложный, необычный, тщательно продуманный антураж с простым и понятным сюжетом. Самые яркие примеры такого подхода, давно ставшие классикой, — это "Звездные войны" Джорджа Лукаса (особенно трилогия, созданная в 1970-е — 1980-е годы) и "Кошмар перед Рождеством" Тима Бертона. А говоря о современных фильмах для подростков, нельзя не упомянуть "Аватар" Джеймса Кэмерона и киноцикл "Сумерки". Такое кино подростки очень любят: вроде бы все сложно, запутанно и по-взрослому, но собственно сюжет простой и однозначный с морально-этической точки зрения. А жестокие эпизоды "Реальной сказки" подростков в кинотеатр не привлекут (в боевиках все гораздо круче!), а малышей напугают.

Ну ладно, начинающие киносказочники могут не понимать таких тонкостей. Но в новой отечественной картине неприятно поражает еще и обилие скрытой рекламы. Зачем она понадобилась — понятно: продюсеры отчаянно нуждались в деньгах на съемки. И вообще к такому способу заработка я отношусь абсолютно нормально: если совершеннолетние адекватные зрители не понимают, что нельзя верить всему, что видишь на экране, — это только их проблемы. Но дети, особенно дошколята и младшеклассники, на которых "Реальная сказка" и рассчитана, — совсем другое дело. Малыши наивны и доверчивы, порой любимые киногерои для них гораздо более значимы, чем родители и учителя. Поэтому скрытая реклама в детских лентах выглядит очень несимпатично. (Тригорское и его знаменитый дуб порекламировать, конечно же, стоило, но это единственное исключение.) Вполне вероятно, у кинематографистов не было иного выхода, чтобы найти деньги на завершение съемок, но одобрить такое все равно невозможно.

И, раз уж речь все равно зашла о деньгах, — мне непонятно, на что потратили бюджет. Гибель Лешего в автокатастрофе снята очень подробно, но почему-то кажется, что в воздух над черным автомобилем взлетает не человек, а кукла. Расстрел Кощея и взрыв его автомобиля тоже очень натуралистичны (точнее, кинематографичны), но подобные спецэффекты можно и на компьютере нарисовать без проблем. Рискованные маневры огромного грузовика и бои богатырей на мечах сняты словно впопыхах, так что особого впечатления не производят. (И без всего этого вполне можно было обойтись.) Других спецэффектов в "Реальной сказке" нет. Большинство костюмов персонажей современные, а немногие "сказочные" кажутся взятыми напрокат в костюмерной небогатого провинциального театра. Собственно волшебное царство больше всего похоже на болото, где постоянно идет дождь, так что о декорациях речи нет. "Звезд" в фильме сравнительно немного: Безруковы и Ярмольник. Так на что же был потрачен немалый по нашим меркам производственный бюджет? Непонятно.

При этом и работа постановочных цехов от идеала, увы, далека. О том, что некоторые впечатляющие моменты сняты как-то слишком уж поспешно, я уже упоминала. Но особенно неудачными, на мой взгляд, получились образы Иванушки и Василисы — их парики выглядят абсолютно неестественно и актеров не красят. Ну почему у Иванушки (бывшего десантника, да к тому же еще и инвалида) непременно должна быть пышная шевелюра? Об этом ведь ни в одной сказке не упоминается. А если уж кинематографисты решили придерживаться традиций отечественных киносказок — почему Василиса оказалась блондинкой, хотя в большинстве советских картин данного жанра положительные героини — брюнетки или шатенки? Вспомните хотя бы Настеньку из "Морозко" или Варвару-красу из одноименной ленты!

Но на все это можно было бы посмотреть сквозь пальцы, если бы "Реальная сказка" порадовала интересным сюжетом, сочетающим традиции и современность. Увы, главная проблема нового отечественного фильма — это именно сценарий, и о нем придется говорить очень подробно.

Скоро сказка сказывается, но скоро – не значит просто, точнее, не значит абы как. У всех без исключения сказок — старых и современных, народных и авторских, — есть свои законы. Они вечны и нерушимы, словно египетские пирамиды. Часть сказочных законов касается сюжета, часть — персонажей, и, увы, в новой отечественной картине соблюдены далеко не все.

Лучше всего обстоят дела с законом непременного экшена: в сказках нет места размышлениям и рефлексиям, сказочные герои должны непременно заниматься каким-то серьезным и важным делом. В "Реальной сказке" с этим все прекрасно: главный герой сначала ищет, а потом пытается расколдовать похищенную Кощеем сестренку, а остальные герои ему то помогают, то мешают.

А вот закон воздаяния добром за добро, увы, не работает. В своих поисках Саша не помогает практически никому, даже невинно арестованному Лешему. Но это и понятно: сказки сочинялись в деревнях, где все друг друга знали, за каждым чужаком наблюдали десятки глаз, а взаимопомощь была единственным законом выживания. Сейчас жизнь изменилась, и если незнакомый взрослый попросит ребенка о помощи (проводить, донести и т. д.), тому лучше отказаться: к сожалению, за вежливой просьбой могут скрываться очень страшные намерения. Так что в данном отношении новая отечественная лента более-менее верно отражает жизнь.

Но вот с персонажами — точнее, с их сказочными функциями — настоящая беда. Это проще всего объяснить на примере, для которого я использую три источника: русский фольклор, легендарный советский фильм "Чародеи" и книги о Гарри Поттере.

Итак, в каждой сказке непременно есть положительный герой — воплощение всех хороших качеств. Он порой может ошибаться, но никогда не делает зло сознательно и всегда исправляет свои ошибки. В произведениях, о которых я упоминала, это соответственно, Иван (царевич или дурак), Иван Пухов и Гарри Поттер.

Разумеется, сказке не обойтись и без героя отрицательного – воплощения всего плохого и мерзкого. Он никогда не делает ничего хорошего — лишь иногда притворяется из хитрости. Поэтому поражение и даже смерть такого негодяя вызывают у читателей только радость. В приведенных примерах это, соответственно, Баба Яга и ее дочери (в сказках о Бабе Яге) или Кощей Бессмертный (в сказках о Кощее), Аполлон Митрофанович Сатанеев и Волдеморт.

Чтобы справиться со злодеем, герою не обойтись без доброго помощника. Его функции в народных сказках обычно чисто служебные, а вот в авторских произведениях добрый помощник порой (хотя и не всегда) оказывается даже обаятельнее главного героя. В приведенных примерах это, соответственно, Яблоня, Печь и Река (в "Гусях-лебелях"), Корова (в "Крошечке-Хаврошечке"); Ковров, Брыль и воспитательницы говорящего кота; Рубеус Хагрид.

Наконец, в сказках нередко встречаются условно положительные помощники. Они обычно преследуют собственные цели, поэтому главному герою могут как помочь, так и помешать в зависимости от обстоятельств. В народных сказках это тоже чисто служебные персонажи, а вот в авторских произведениях именно условно положительные герои нередко оказываются самыми интересными. В приведенных примерах это, соответственно, Баба Яга (в сказках о Кощее Бессмертном), Шемаханская и Камнеедов, Северус Снейп.

Есть еще разновидность сказок (преимущественно авторских), в которых главный герой, обычно непослушный ребенок, оказывается условно положительным персонажем, и тогда вся история становится до некоторой степени романом воспитания. Примеры – такие известные произведения, как "Путешествие Нильса с дикими гусями" Сельмы Лагерлёф, "Приключения Буратино" Алексея Толстого и "Цветик-семицветик" Валентина Катаева.

В "Реальной сказке" более-менее нормально обстоят дела только с положительными героями. Саша и его сестренка Олеся — замечательные дети, умные, смелые, добрые и совестливые. При этом они не лишены недостатков и потому выглядят живыми людьми, а не картонными шаблонами.

С добрыми помощниками уже начинаются непонятки. Главной советчицей Саши оказывается… Баба Яга — персонаж весьма своенравный даже в авторских произведениях, а уж в народных сказках и вовсе непредсказуемый. Ну ладно, предположим, с возрастом бабуля подобрела и поумнела — такое вполне возможно.

Еще один добрый помощник (и единственный, помогающий Саше абсолютно бескорыстно) — это… Синбад-мореход. Вполне понятно, откуда он взялся, но, по-моему, такого интересного персонажа стоило бы сделать поколоритнее да и рассказать о нем подробнее.

Условно положительными помощниками Саши — и это уже странность! — оказались… богатыри Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. В "Реальной сказке" эти трое служат Кощею и сражаются в боях без правил, калеча соперников, поскольку обиделись на людишек, которые забыли своих героев и предпочли им покемонов.

И вот этого я уже не понимаю. Во всех без исключения сказках и былинах Илья, Добрыня и Алеша — главные защитники Русской земли, сильные, храбрые и великодушные. Конечно, они не лишены недостатков, но главные черты характеров богатырей неизменны всегда. Зачем сценаристам понадобилось так сильно искажать привычные образы? Ведь если, попав в наш мир, бесстрашные защитники Русской земли предпочли сытную кормушку ратным трудам, — может, и правильно современные российские мальчишки играют не в богатырей, а в черепашек-ниндзя? Те хотя бы никогда не бросают в беде тех, кто надеется на их помощь.

Но еще непонятнее обстоят дела с главным злодеем — Кощеем Бессмертным. Особенно это очевидно при сравнении его поступков с действиями вроде бы безусловно положительных персонажей — Ивана и Василисы.

Впрочем, обо всем по порядку. В один непрекрасный день сказочное царство оскудело, поскольку люди перестали в него верить. Обитатели царства, дабы не превратиться в болотных духов (существ, несимпатичных во всех мифологиях мира), решили эмигрировать в наш, реальный мир.

Не знаю, когда это произошло, но по логике событий более вероятным кажется, что проблемы у царства русских сказок началось в постсоветские времена, то есть в последние двадцать лет. Именно тогда, после падения "железного занавеса", в Россию в полном объеме пришли произведения иностранного кинематографа и литературы, и у российских детей появились новые герои. Сказочным персонажам повезло, скажем прямо: если бы их царство оскудело в советские времена — эпоху, когда от каждого гражданина СССР требовалось великое множество документов, подтверждающих его личность, место проживания и работу, — эмигранты вряд ли сумели бы прижиться в новой для них реальности, а загремели бы прямиком в лагеря — или в НИИ в качестве подопытных кроликов.

В современной России бюрократии стало меньше, но совсем она не исчезла. А на обустройство на новом месте требуются деньги, причем немалые. У кого из сказочных героев они есть? Разумеется, у Кощея! Не зря же он у Пушкина "над златом чахнет". Кроме того, в народных сказках Кощей обычно похищает женщин и наверняка не ограничивается умыканием людей, а уносит с собой еще и ценности. Кто бы ни стоял за этим фольклорным образом — степняки, набегавшие на мирных земледельцев, разбойники-работорговцы или просто враждебные соседи, — ненависть сказочников к Кощею вполне понятна. Во всех без исключения произведениях фольклора он предстает персонажем сугубо отрицательным, не способным на доброту и потому заслуживающим лютой смерти.

Как же должен был действовать каноничный Кощей, когда сказочное царство оскудело? Да очень просто — сбежать в наш мир, прихватив все свое золото и бросив земляков на произвол судьбы. А если Кощей не только зол, но и коварен, он мог еще и предложить землякам помощь в обустройстве на новом месте в обмен на их магию/сбережения/что угодно еще, забрать плату и не выполнить свою часть договора. Вот это настоящие кощеевские методы!

Как же повел себя главный злыдень русского фольклора в "Реальной сказке"? Да с точностью до наоборот! Он АБСОЛЮТНО БЕЗВОЗМЕЗДНО организовал исход земляков из сказочного царства — всех, даже тех, кто всю свою сознательную жизнь пытался Кощея убить.

А чем же занимались Иван и Василиса в страшный для родной земли час? Для людей, не доверяющих Кошею, логичнее всего было бы попытаться выяснить причины оскудения сказочного царства и разузнать, нельзя ли остановить катастрофу и вернуть родине привычный цветущий вид. Увы, Иван и Василиса даже не подумали заняться ничем подобным.

Но, может быть, они решили заключить с Кощеем нечто вроде водяного перемирия и помогли ему организовать эвакуацию земляков? Нет! И эта версия неверна.

На самом деле, пока Кощей надрывался, спасая свой народ, Иван искал смерть своего давнего врага, дабы наконец уничтожить его окончательно. Не понимаю я героев: родную землю затапливает, народ в буквальном смысле гниет заживо, а Иванушка собирается убить единственного человека, предложившего спасение для всех, причем безвозмездно, то есть даром! При этом земляки Ивана не пытаются остановить безумца, а спокойно наблюдают за его чудовищными действиями. Василиса тоже не вправляет мужу мозги, а лишь на коленях (!) умоляет его не рисковать жизнью. Это уже не сказка, а фантастика, причем ненаучная.

Есть и еще один неприятный нюанс. Готовясь убить Кощея, Иванушка выглядит таким беззаботно счастливым, словно собирается прокатиться на карусели. А ведь убийство даже самого страшного злодея – это поступок, отнимающий у любого нормального человека массу душевных сил. Да, порой ради блага родной земли очень хорошим людям приходится карать негодяев смертью. Но, по-моему, отнимая чужую жизнь даже ради самых светлых целей, порядочный человек должен испытывать не беззаботную радость, а суровую решимость. А веселиться, предвкушая скорое убийство, способны только отъявленные злодеи.

Но это все только цветочки. Ягодки начались в реальном мире. Там Кощей стал преуспевающим бизнесменом, Иван успел отслужить в спецназе и получить инвалидность, и окончательно выяснилось, что Василиса предпочитает малогабаритную квартирку со вторым дворцу с первым.

Кем работал Иван, выйдя в отставку, — ведь на пенсию по инвалидности прожить трудно — зрителям не рассказали. Поэтому ничто не мешает предполагать, что он, например, жил за счет жены: Василиса Премудрая ведь могла еще и репетиторством подрабатывать. В пользу Иванова безделья говорит и то обстоятельство, что он все свое свободное время тратил на заведомо безрезультатные, но очень сложные по замыслу и жестокие попытки убить Кощея по принципу: "Не убью, так хоть нервы попорчу".

Вопрос первый: ЗА ЧТО? Кощей по доброй воле вывел в реальный мир всех жителей сказочного царства, и Иван с Василисой воспользовались помощью давнего врага. Неужели положительные герои так плохо помнят добро?

Вопрос второй: на какие деньги и где Иван покупал снайперские огнеметы, взрывные устройства и прочие крутые прибамбасы, с помощью которых пытался убить Кощея? Ни пенсия по инвалидности, ни доходы педагога-репетитора явно не позволяют осилить такие расходы. И кто продавал элитную военную технику штатскому человеку, не интересуясь, как он собирается ее использовать? А если предположить, что ни бывший спецназовец, ни его супруга-учительница не занимались ни мошенничеством, ни воровством, ни грабежами (для положительных сказочных персонажей это было бы слишком), то наиболее логичным выглядит лишь одно объяснение происходящего: горе-киллера бесплатно снабжали разной убойной техникой конкуренты Кощея по бизнесу, отчаявшиеся устранить Бессмертного обычными способами. Некрасиво как-то получается, честное слово! Вполне возможно, что Иван-дурак о столь нудных вещах не задумывался, но почему они не беспокоили Василису Премудрую?

А вот Кощей в таких непростых обстоятельствах вел себя исключительно достойно. Однажды он обещал Василисе щадить Ивана, что бы ни случилось, — и слово свое держал железно. А ведь мог бы, не марая собственных рук, подстроить задержание горе-киллера полицией прямо на месте преступления — тогда Ивану пришлось бы несладко. Но Кощей сказал — Кощей делает, как бы тяжко это ни было. А ведь регулярно попадать под шквальный огонь и взрываться вместе с собственным автомобилем наверняка нелегко даже бессмертному…

Да и вообще, большую часть времени "Реальной сказки" Кощей в любых обстоятельствах старался решать все проблемы без кровопролития. Он жестко требовал от богатырей не калечить людей в боях без правил, щадил не только Ивана, но и мальчика Сашу, пришедшего спасать сестренку, а саму Олесю не убил, а превратил в цветок — мера, конечно, жестокая, но, с точки зрения Кощея, необходимая.

И этот не слишком гуманный поступок Кощея вполне объясним. Он жил в настолько нервной обстановке и так достойно реагировал на все неприятности, что заслужил право на маленькую слабость, которой в данном случае стало желание изъять из всех сказок упоминание о собственной гибели. Кстати сказать, это стремление абсолютно бессмысленно: Кощей уже зачаровал иглу со своей смертью так, чтобы ни у кого не возникло желание ее сломать. Увы, нервное напряжение всегда сказывается на людях, даже бессмертных, не лучшим образом. Если бы на месте Кощея была я и это меня бы регулярно пытался убить один идиот — я бы вырыванием станиц из книг не ограничилась.

По сути дела, бОльшую часть фильма Кощею можно предъявить только две претензии. Первая — странная гибель Лешего, намекнувшего Саше, кто на самом деле похитил Олесю. Но если Кощей настолько всеведущ, что узнал об этом через несколько минут после признания, хотя сам находился совсем в другом месте, — почему он не убил Лешего до того, как тот начал говорить?! Кроме того, гибель Лешего в любом случае ничего не решала. Правду знал не только он, но и Баба Яга. Ее Кощей пожалел, что ли? А если не мог справиться с энергичной и своенравной старушкой, то и Лешего было бессмысленно убивать, ведь его гибель вызвала у Саши дополнительные подозрения. Так что, по-моему, несчастного старика сбил вполне обычный козел за рулем, каких в реальном мире, увы, немало.

Второй компромат о Кощее мы узнаем от Ивана. По его словам, Кощей получил от государства деньги на строительство детских домов и больниц и построил их, но немалую часть бюджетных средств положил себе в карман. Как оценить этот факт, Иван не знал. Я тоже не знаю по той простой причине, что мне не хватает информации. Если Кощей построил больницы, похожие на бараки, и детдома, сильно напоминающие тюрьмы, — его нужно… не убить, конечно, а посадить в тюрьму за хищение в особо крупных размерах. А вот если все готовые объекты выглядят вполне достойно, а Кощей к тому же еще и проследил, чтобы там работали честные, заботливые люди, а не вороватые садисты, — на хищение бюджетных средств, по-моему, вполне можно закрыть глаза. Это, конечно, не совсем честно, но уютные больницы и детдома того заслуживают… И мне почему-то кажется, что Кощей поработал на совесть. Если бы он справился плохо, то Иван непременно об этом упомянул бы (и, кстати, получил бы отличную возможность собрать на Кощея компромат и сдать его в полицию за серьезное нарушение закона). Так что, похоже, главзлодей всего русского фольклора в "Реальной сказке" стал персонажем сугубо положительным.

Приведу еще два примера, наглядно демонстрирующие разницу характеров вечных антагонистов в новой отечественной картине. Когда Иван и Саша проникли во дворец Кощея, тот и пальцем не тронул ребенка, а давнего врага побил чисто символически. Потом Кощей передал Саше розу-Олесю, вежливо попросил Ивана передать привет Василисе и ушел. Иван в ответ начал буквально лезть на стену с воплями: "Я тебя убью!" По-моему, это не совсем адекватная реакция на вежливую просьбу.

В финале Кощей таки проявил свои мерзкие качества, и, когда безоружный Саша отправился в сказочный мир за той самой иглой, встретил его там на коне, в доспехах и полностью вооруженный. Понятно, что ребенок был обречен в битве против взрослого воина, но формально Кощей действовал в полном соответствии со сказочными законами. Да и защищать свою жизнь имеет право каждый.

Что же сделал Иван? Он притащил в сказочный мир пулемет! Это уже против всех правил. Кощею никто не мешал ни взорвать Сашин дом, ни подослать к нему киллера — денег на это вполне хватило бы. Но главзлодей "Реальной сказки" хотя бы формально старался не нарушать законы родного мира, а положительный герой на них наплевал. И это добро?!

Ситуацию усугубляют актерские работы. Леонид Ярмольник играет Кощея великолепно. Актер не пытается сделать своего персонажа обаятельным и ведет себя очень просто, но в Кощее все равно чувствуется огромная внутренняя сила и незаурядность личности.

Сергей Безруков — прекрасный актер, он способен сыграть многое, но, как и все его коллеги, не все. На мой взгляд, наименее убедительно у Безрукова получаются наивность, бесшабашность и простонародность, а это, увы, основные черты характера Ивана-дурака. Безруков работает вполне профессионально, но технически безупречно сыгранному Ивану-дураку, на мой взгляд, не хватает теплоты и жизни.

Но все вышеупомянутое — еще полбеды. Гораздо хуже другое. По сценарию Саша, чтобы спасти Олесю, должен убить Кощея. Да, в те времена, когда создавались народные сказки, именно смерть главного врага была самым счастливым финалом. Но сейчас XXI век, и к человеческой жизни относятся более уважительно. Современный подросток, которому волей судьбы придется стать убийцей, вызывает не восхищение, а сострадание.

В такой ситуации долг любого совестливого взрослого — защитить ребенка от жуткой судьбы. Совестливых взрослых, знающих о происходящем, в "Реальной сказке" двое — Иван-дурак и Василиса Премудрая. При желании они могли бы решить проблему и без смертоубийства, — например, заставить Кощея расколдовать девочку в обмен на ее честное слово молчать о том, что она прочитала, или в обмен на компромат, собранный бывшими земляками на преуспевающего бизнесмена. Наконец, Василиса (не какая-нибудь, а Премудрая!) могла бы попробовать расколдовать Олесю самостоятельно.

Но ничего этого Иван и Василиса не делают. (Я вообще сильно подозреваю, что в "Реальной сказке" действует не Премудрая, а Прекрасная Василиса.) Сначала они, точно следуя указаниям своего главного врага, пытаются остановить Сашу на пути в сказочное царство (тем самым обрекая Олесю на неизбежную смерть), а потом без малейших угрызений совести позволяют мальчику принести в жертву свою жизнь, чтобы убить Кощея. Все остальные сказочные персонажи — положительные и условно положительные, прожившие даже не века, а тысячелетия, — спокойно наблюдают за тем, как несовершеннолетний ребенок добровольно идет на смерть, чтобы погубить Кощея. Спасти Сашу от неизбежной гибели никто даже не пытается... Слушайте, а, может, правильно наши дети забыли о настолько жестоких и эгоистичных персонажах? Впрочем, таковы они, разумеется, только в "Реальной сказке", а в настоящих русских сказках действуют добрые, смелые, умные и самоотверженные герои, которые сумели бы и остановить Сашу, и помочь ему, и спасти, если бы потребовалось.

Сказать я могла бы еще многое, но главное, надеюсь, ясно. Понимаю, что новая отечественная киносказка непременно привлечет внимание родителей с детьми, но советую очень серьезно подумать, нужно ли показывать ее впечатлительным малышам старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Начинать знакомить юных зрителей с русским фольклором лучше все же с классических советских экранизаций народных сказок.

Поклонники Сергея и Ирины Безруковых наверняка не пропустят их новую совместную работу, но особенно "Реальную сказку" я рекомендую поклонникам Леонида Ярмольника.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"