Кадр из фильма "Елена"
Кадр из фильма "Елена"

Обычно на престижных западных кинофестивалях побеждают артхаусные фильмы, предназначенные скорее для эстетов, чем для обычных любителей кинематографа. Но нет правил без исключений. "Елена" Андрея Звягинцева — это яркий (и, кстати, очень редкий в современной России) пример зрительской картины на социальную тему. Очень приятно, что ленту оценили на Западе, но нужна она в первую очередь в России — не для того, чтобы кого-то спасти и образумить (для достижения подобных целей искусство не слишком эффективно), а для того, чтобы заставить задуматься о не самых простых и не слишком приятных вещах. Трудно сказать, уберегут ли эти размышления от ошибок хоть кого-то (повторюсь, искусство — это не спасатели Малибу), но думать всегда полезно, так что надежда есть. А зрители, выходившие из кинозала после российской премьеры "Елены", до хрипоты спорили о том, кто из персонажей прав, а кто не прав, так что первые результаты таковы, каких и следовало ожидать от социального кино.

Если люди обсуждают сюжет фильма, а не его недостатки и достоинства, — это почти безусловная гарантия качества. Впрочем, иного от Звягинцева ожидать и не приходилось. В новой работе режиссера немало примет его фирменного стиля как в сюжетном, так и в художественном отношении: прекрасная проработка психологии персонажей, интерес к проблемам семейных отношений, сдержанность и строгость визуальных образов, любовь к серо-синим тонам, прекрасный саундтрек. Так же типичен для Звягинцева минимум конкретных привязок к времени и месту. Только вещи и костюмы персонажей типичны для нашей эпохи, а сама история (как и "Возвращение") могла происходить и в царской России, и в СССР в любой относительно спокойный период его истории, и в любой другой стране мира (в наши дни или в прошлом). Такой подход может показаться странным: обычно кинематографисты стараются как можно точнее отразить на экране приметы времени. Но Звягинцев явно знает, что делает, и с помощью непривычных средств добивается превосходных результатов.

А рассказывает новая работа замечательного режиссера о немолодой супружеской паре, которая формально принадлежит к финансовой элите современного российского общества, но фактически живет по патриархальным, еще домостроевским (как минимум — традиционно-советским) правилам. Лишь материальное благополучие отличает Владимира и Елену от пенсионеров страны победившего социализма, а весь их повседневный быт кажется точной копией жизни советских стариков. Единственное общее хобби супругов — просмотр телепередач; похоже, что никаких других развлечений у немолодой четы нет. Большую часть каждого дня Елена тратит на домашнее хозяйство, а Владимир занимается своими любимыми видами спорта (только это не домино и шахматы, как у большинства советских пенсионеров, а плавание в бассейне и спортивная ходьба на тренажере). Любому непредубежденному человеку подобное разделение обязанностей кажется странным даже в семье небогатых людей, а уж среди олигархов оно и вовсе выглядит нелепо. Тем не менее, многие считают единственно верным именно такой образ жизни. Почему?

Корни этой убежденности уходят в глубь тысячелетий. Испокон веков в деревнях существовало четкое разделение обязанностей, и мужчине доставались самые тяжелые. Представители сильного пола охотились, рубили дрова, пахали, косили сено, строили и ремонтировали родной дом. Женщины занимались домашним хозяйством и уходом за скотиной. Посильные обязанности доставались каждому члену семьи. Работать начинали примерно тогда же, когда и ходить, и говорить, и трудились до самой смерти (хотя к старости основные обязанности переходили от родителей к сыновьям, зятьям, невесткам и дочерям, но и, например, сказку "Репка" придумали не зря). Именно такой постоянный труд и именно такое распределение обязанностей было единственным залогом выживания на протяжении тысячелетий. Без мужчины в доме женщине в деревне приходилось нечеловечески тяжело.

Ситуация начала меняться, когда появились первые фабрики, и все больше разорившихся крестьян уезжали в город. Рабочий день тогда длился двенадцать-четырнадцать, а то и шестнадцать часов. Понятно, что у мужчин, вернувшихся со смены, не было сил ни на какие хлопоты по дому. Женщины, сидевшие дома, выполняли свои привычные деревенские обязанности, а на деньги, заработанные мужем, нанимали мастеров, если требовалось сделать тяжелую мужскую работу. Разумеется, фабричные семьи жили небогато и тревожно: кормильцы своих семей полностью зависели от нанимателей и в любой момент могли потерять работу.

Но время шло; все больше женщин начинали работать за зарплату, и нередко они занимались таким же тяжелым трудом, как мужчины. Росло благосостояние людей, большинство типично мужских домашних дел стали выполнять профессионалы, а немногие оставшиеся не требовали особых усилий. А вот облегчить традиционно женские обязанности оказалось гораздо сложнее; особенно заметно это было в СССР: в стране почти до самого ее распада не хватало бытовой техники и не было подгузников.

Сейчас большинство жителей России независимо от пола занимаются интеллектуальным трудом, а не физическим, и мужчины теперь устают на работе не больше (а иногда и меньше), чем женщины. Но пришедшее из глубины тысячелетий убеждение в том, что домашним трудом должны заниматься женщины, причем непременно и только они, в нашей стране популярно по-прежнему. При этом никто почему-то не требует от россиян XXI века непременно уметь пахать землю и строить деревянные дома.

Большинство мужчин, однако, объясняют свои требования к женщинам не дремучими древними обычаями, а тем, что жена (особенно если она не работает) непременно должна трудиться в браке, потому что бездельница не заслуживает того, чтобы ее содержали. Самое печальное, что убеждение это проявляется у многих мужчин не сразу, а через несколько лет семейной жизни, особенно после серьезных ссор. Возразить такому доводу сложно; точнее, возражение существует только одно: люди вступают в брак не для того, чтобы загрузить друг друга работой, а для того, чтобы сделать друг друга счастливыми. Но понятно, что убедит это не всех.

Впрочем, есть и женщины, которые (как Елена из картины Звягинцева) занимаются домашним трудом с огромным удовольствием. Ведь таланты у всех разные: существуют и гении кулинарии, и феи домашнего уюта. Таких женщин действительно целиком и полностью устраивает то, что они фактически становятся домработницами своего мужа.

Но у этих внешне благополучных ситуаций есть подводный камень — один, но очень серьезный. С удовольствием выполняя обязанности идеальной хозяйки, женщина не сомневается, что в награду муж всегда защитит ее интересы. Он действительно это сделает — но исходя из собственного понимания интересов жены. У супруги на сей счет может быть абсолютно иное мнение, но муж к нему вряд ли прислушается. Дело в том, что большинство людей оценивают окружающих по их социальному статусу. И человек, который на свою зарплату содержит жену и детей, кажется многим (как минимум — самому себе) более знающим и авторитетным, чем женщина, умеющая только готовить и наводить порядок в доме. С ее мнением можно и не считаться, ведь такая клуша не всегда понимает, в чем ее благо…

Так или примерно так подумают многие мужья идеальных домохозяек, даже очень хорошо относящиеся к жене. А уж в случае конфликтов интересы супруги и вовсе не будут приниматься в расчет. Подтверждение этой печальной закономерности — судьбы многих россиянок, которые вышли замуж за иностранцев, а потом решили расторгнуть брак: экс-мужья не только не оставили бывшим женам ни копейки, но и отобрали у них детей. Суды, разумеется, чаще поддерживают своих законопослушных земляков, а не сомнительных иностранок…. В России таких случаев наверняка не меньше, а больше, вот только не все они доходят до суда. Так что вполне можно понять Елену, которая долго была фактически не женой, а домработницей своего мужа, но однажды взбунтовалась и не позволила ему совершить то, что считала несправедливостью по отношению к себе и своим близким.

Права Елена или нет, есть ли у ее поступка оправдания или нет — вопросы сложные, и на них невозможно дать однозначный ответ. На мой, чисто субъективный, взгляд, как минимум одно оправдание у Елены имеется — она защищала интересы своих внуков. Ее сыну уже не поможешь: тунеядцы неисправимы. Как повлияет богатство на невестку, сказать сложно. Но детям и в самом деле лучше жить в элитной квартире в экологически чистом районе, а не в развалюхе, стоящей в тени страшных дымящих труб. Конечно, богатство не гарантирует счастья, но оно открывает массу возможностей и сохранить здоровье, и выбрать по-настоящему интересное дело, а не то, которым приходится заниматься, чтобы не идти в армию. Безусловно, деньги — это только шанс устроить свою судьбу, а отнюдь не гарантия. Да, из бедности тоже выбиваются в люди, но у богатых все же намного больше возможностей. Так что забота Елены о здоровье и счастье внуков, по-моему, вполне оправданна.

Впрочем, можно до хрипоты, до драки спорить о том, имеет ли право человек убить одного ради блага многих, — дискуссия все равно закончится ничем. В истории Елены, по-моему, гораздо важнее два других аспекта.

Во-первых, в данном случае лучше задаваться вопросом не "Кто виноват?", а "Что нужно сделать, чтобы не повторить судьбу Елены?" Разумеется, полной гарантии от беды не существует, но чтобы хоть немного снизить вероятность несчастья, даже самым большим поклонницам домашней работы перед свадьбой очень желательно найти толкового юриста и с его помощью заключить с будущим мужем брачный контракт. Конечно, в России и это не панацея, но все же хоть какая-то защита. А вот если любимый мужчина отказывается заключить брачный контракт и, более того, сильно обижается на такое предложение, нужно сильно подумать, выходить ли замуж за этого сквалыгу. Если мужчина не уважает права невесты, то с правами женщины, с которой готов развестись, он считаться точно не будет. И экс-супруге, желающей защитить свои интересы, тогда и в самом деле останется только яд, а то и топор.

Во-вторых, любой человек, который понимает, что означает быть богатым, согласится, что хэппи-энда в истории Елены нет и не предвидится. И дело вовсе не в том, что ее сын, невестка и внуки будут в новой шикарной квартире так же бессмысленно, по-советски, прожигать жизнь, как и в своей старой развалюхе: в конце концов, существование Владимира тоже не блистало осмысленностью.

Гораздо важнее другое. Большие деньги — это не только и не столько золото в сундуках и сейфах, сколько прибыльная собственность: заводы, магазины и т. д. И можно не сомневаться: даже отойдя от дел, Владимир тщательно и строго контролировал работу всех, кто управлял его имуществом.

После смерти Владимира его собственность поровну разделили между двумя женщинами: дочерью-тунеядкой и вдовой-домработницей. Понятно, что эта новость сильно изменит расстановку сил. Конкуренты энергично начнут перекупать людей, которые управляют бывшей собственностью Владимира. Впрочем, многие менеджеры наверняка и сами начнут подворовывать, не сомневаясь, что новые хозяйки-клуши ничего не заметят.

Спастись от разорения Елена и Катерина смогут только при непременном выполнении двух условий. Во-первых, им придется очень быстро разобраться в бизнесе, который вел Владимир. Это само по себе непросто, а есть еще и во-вторых — женщинам, которые раньше друг друга не выносили, придется обязательно найти общий язык. Для собственности, руководимой одним владельцем, очень вредно разделение, и новым хозяйкам, если они не хотят разориться, придется координировать свои усилия, а это невозможно без взаимного и полного доверия.

Дальнейшее зависит от удачи. Вполне возможно, что все вышеперечисленное поможет Елене и Катерине только в одном: они продадут конкурентам суперприбыльную собственность за полцены, а не за бесценок.

Но даже если все сложится хорошо и бизнес удастся сохранить, у Елены непременно начнутся проблемы в отношениях с сыном. Точный сценарий и мастерство исполнителя этой роли позволили буквально в нескольких кадрах создать очень узнаваемый образ советского тунеядца. Во времена СССР такие мужчины, конечно, ходили на работу (слыть бездельником в самой гуманной стране мира было опасно), но ничего не делали, поскольку ничего не знали и не умели. Как ни странно, они нередко нравились женщинам, поскольку со всеми соглашались, зарплату получали такую же, как работяги, а при властном и честолюбивом начальнике, не терпевшем конкурентов, могли даже сделать карьеру. Но времена изменились, и сейчас тунеядцы или влачат жалкое существование, или благоденствуют под крылышком богатых родичей и друзей.

Сын Елены, типичный советский тунеядец, очень быстро поймет, что при ее богатстве можно не пиво закусывать орешками, а вино столетней выдержки — черной икрой. Красавиц можно созерцать не только на телеэкране, но и в стриптиз-баре, и там они будут гораздо ближе и доступнее. А еще можно поступать совсем как изысканные аристократы позапрошлого века — играть с удачей в казино, ставя на кон огромные деньги…

Но даже все это еще полбеды. Гораздо хуже будет, если сын Елены возомнит себя деловым гением и решит порулить какой-нибудь собственностью своей матери — тогда он разорит фирму в рекордные сроки.

Так что рано или поздно Елене придется очень жестко ограничить сына в расходах. И данное решение наверняка будет причиной страшных обид: когда жадничает отчим, это еще понятно, а скупость матери-богачки ранит гораздо сильнее…

Как повлияет богатство на жену тунеядца, сказать трудно. С одной стороны, у нее хватило ума остаться рядом с человеком, который мог унаследовать огромное состояние. С другой — внезапное богатство лишало разума многих, даже самых разумных. Так что невестка Елены способна стать как ее преданной помощницей в нелегком деле управления бизнесом, так и точной копией своего никчемного мужа. А будущее внуков Елены непредсказуемо…

Из всего этого следует удивительный вывод: совершенное преступление если и поможет Елене обрести богатство и сделать родичей счастливыми, то очень не скоро и наверняка не всех. А в обозримом будущем долгожданное наследство принесет Елене лишь волнения и тревоги… И это не Божья кара, а самый предсказуемый вариант развития событий. (О Божьей каре имело бы смысл говорить, если бы сын Елены был, например, талантливым ученым, нуждался в деньгах для продолжения исследований, но, получив необходимое, внезапно погиб бы или спился.)

Так что Владимир был по-своему прав, когда решил оставить дочери все свое имущество, а жене — ежемесячное денежное содержание. Катерине управление огромным бизнесом дало бы шанс обрести цель в жизни, а рента подарила бы Елене спокойную жизнь, защитила от любых невзгод и тревог. Вот только это правильное решение не учитывало одного различия между супругами: муж не хотел содержать посторонних тунеядцев, а жена ради своих близких была готова на все. Результатом семейных разногласий стало убийство…

Очень приятно в рецензии разбирать не достоинства и недостатки ленты, а характеры и судьбы ее персонажей, но случается такое нечасто, поскольку возможно лишь при условии абсолютно качественной работы кинематографистов. "Елена" — это как раз тот самый редкий случай. Новый отечественный фильм очень советую посмотреть всем — и любителям артхауса, и поклонникам хорошего кино, прекрасной режиссуры и замечательной актерской игры, и даже тем, кто предпочитает исключительно развлекательные картины. Поверьте, в "Елене" нет ничего заумного, эта история очень простая и понятная, она заставляет задуматься и способна научить нас многому, — если, конечно, мы захотим учиться.

P.S. А мораль новой отечественной ленты такова. В одной известной комедии один персонаж пожалел денег на железнодорожный билет назойливому гостю своей невесты. Для жадины это закончилось полным крахом надежд на счастье. Главный герой "Елены" пожалел денег своей жене, поскольку не хотел содержать тунеядцев. Может, он был и прав, но скупость обошлась этому человеку очень дорого. Так что, дорогие мужчины, не будьте жадинами, когда речь идет о ваших любимых и единственных! Щедрость сохранит ваше счастье а, возможно, и жизнь.


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников