Фрагмент постера фильма "Чужая"
Фрагмент постера фильма "Чужая"

После просмотра некоторых фильмов очень хочется выразить свои впечатления парой-тройкой вполне цензурных, но весьма экспрессивных выражений. Увы, рецензию писать нужно все равно, так что рассказ о новой отечественной картине "Чужая" начну издалека.

Ленты о мафии в западном, а теперь и в отечественном кинематографе обычно создаются по одному из двух стандартов. Первый — гангстерская сага. Ее ярчайшие образцы — три части легендарного "Крестного отца" и "Бригада", также ставшая культовой, пусть и не во всем мире, а только в России.

Герои гангстерских саг — яркие, незаурядные люди, попавшие в криминал или случайно, или от полной безнадеги. Они умны, верны друзьям и обожают своих любимых женщин, а в профессии стараются избегать излишнего насилия и жестокости.

Если героям гангстерских саг приходится убивать, то их жертвами обычно оказываются или подлые и бессовестные конкуренты-отморозки, или бесстыжие коррумпированные чиновники. Хорошие люди или случайные свидетели под пули порядочных мафиози попадают редко, и обычно именно такие бессмысленные смерти становятся причиной духовного кризиса убийц поневоле.

Впрочем, даже если благородные преступники убивают только по делу, то судьбы их все равно заканчиваются печально — смертью или полным моральным опустошением. Это вполне логично: как верно отметил Гилберт Кийт Честертон, "многим людям удается всю жизнь удержаться на одном уровне добра, но никому еще не удалось удержаться на одном уровне зла". Впрочем, даже печальный финал не отменяет зрительской симпатии к благородным бандитам.

По здравому размышлению понятно, что гангстерские саги имеют к реальности примерно такое же отношение, как боевики со Шварценеггером и Сталлоне. Зачем же зрителям понадобились сказки о бандитах?

Как ни странно, до некоторой степени подобные истории все же отражают реальное положение вещей. Неплохие люди порой действительно попадают в криминал. Большинство рано или поздно превращаются в таких же отморозков, как их окружение, почти все остальные погибают от рук стражей порядка или конкурентов. Но немногие выжившие получают шанс, скопив немного денег, покинуть преступный мир и, избежав судебного преследования, начать новую жизнь, порой кристально честную и даже полезную для общества. Как относиться к таким людям — каждый решает сам. Но, помимо суда людского, есть Божий суд, а он порой строже, а иногда милосерднее человеческого.

Кроме того, кажется, что гангстерские саги стали для зрителей второй половины ХХ — начала XXI веков тем же, чем в XIX — первой половине ХХ были приключенческие исторические романы о рыцарях без страха и упрека. Сейчас феодальный уклад жизни и дворяне окончательно ушли в прошлое, и современным читателям трудно представить себя на месте благородных и своевольных графов и маркизов. Но тихим, законопослушным гражданам иногда так хочется почитать книги или посмотреть кино о бесстрашных героях, которые не боятся ни Бога, ни черта, держат в банко миллионо и плеванто на законо! И за это режиссенто их сниманто в киноленто… О-йе! Создатели советского мультика "Приключения капитана Врунгеля" вряд ли предполагали, насколько пророческой окажется их песня о бандито знаменито.

Но не всем зрителям нравится идеализация криминала, который в действительности очень далек от романтики. Разделяющие эту точку зрения кинематографисты создали второй стандарт фильмов о мафии — максимально приземленные, реалистичные истории, в которых братки предстают полными отморозками, полностью лишенными романтического флера. Яркий пример подобного стиля — картина Брайана де Пальма "Лицо со шрамом". А последние двадцать лет стандарт реалистичных криминальных лент неразрывно связан с именем Квентина Тарантино. Особенно характерны ранние работы режиссера: "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво".

При просмотре "Чужой" мне показалось, что кинематографисты задумывали ее как "наш ответ Тарантино". Они явно стремились максимально жестко и неромантично рассказать о современном русскоязычном криминальном мире, и во многом это удалось. Актерские работы ярки и убедительны, цвет лихих постсоветских 90-х воссоздан на экране если не полностью достоверно, то вполне узнаваемо.

На добротном фоне не очень заметна главная проблема сюжета: история, рассказанная в новом российском фильме, весьма необычна для криминального мира. Я не исключаю, что нечто подобное действительно произошло: постсоветское пространство в начале 90-х — место принципиально непознаваемое. Но если кинематографисты хотели создать обобщенный портрет русскоязычной организованной преступности конца ХХ века, лучше было выбрать более типичные ситуации и конфликты.

Однако это еще не самое страшное. Роковым для картины оказалось иное. Все впечатление от увиденного гробит на корню одно существенное отличие "Чужой" от лучших работ Тарантино. Культовый американский режиссер (особенно в начале своей карьеры) всегда помнил простую, но мудрую заповедь: "Начав стрелять, не забудь остановиться".

Например, "Бешеные псы" начинаются с очень пошлого и скабрезного разговора главных героев — гангстеров — о женщинах и сексе. Эта беседа создает у зрителей вполне определенное представление об интеллекте и нравственном облике персонажей, тем более что не все бандиты реагировали на нее с одинаковым энтузиазмом.

В дальнейшем на экране не появилось даже голое женское плечо, хотя кое-где эротика просто напрашивалась. Например, один из персонажей, выйдя из тюрьмы, первым делом направился к своему криминальному боссу, чтобы договориться о дальнейшей работе. Казалось бы, логичным продолжением этого эпизода мог стать мальчишник, устроенный друзьями-гангстерами своему вернувшемуся из-за решетки коллеге. Грязные и порочные развлечения грязных и порочных бандюков показали бы их духовное ничтожество во всех неприглядных анатомических подробностях…

Но никакого мальчишника и вообще ничего подобного в "Бешеных псах" нет. И это неслучайно: эротические сцены не несли бы ни малейшей смысловой нагрузки. Об отношении гангстеров к женщинам зрители узнали из их первого разговора, а излишняя жестокость и натурализм в искусстве вредны.

И именно потому, что вышедший из тюрьмы бандит большую часть времени вел себя тихо и спокойно, так потрясает эпизод, в котором он отрезал ухо захваченному в заложники полицейскому. Это ведь действительно страшно — видеть, как сдержанный и преданный криминальным друзьям парень вдруг открывает звериную жестокость своей натуры. От такого кровь стынет в жилах.

Именно потому, что Тарантино еще во время работы над своим дебютом в полнометражном кино умел вовремя остановиться, он и стал одним из лучших режиссеров нашего времени.

Увы, создатели новой российской ленты о мудрой заповеди то ли не слышали, то ли попросту забыли.

В результате "Чужая" оказалась до отказа, под завязку наполнена голыми телами анфас и с тыла, а также тошнотворно подробными эпизодами пыток и избиений. И эта голая правда убила все остальное.

Казалось бы, всем давно известно: один жестокий эпизод способен вызвать у зрителей настоящий шок. Потрясение от второй страшной сцены будет уже не таким сильным. А при просмотре десятого кошмарика зрители в лучшем случае не станут тратить свои эмоции на имитацию страданий, а в худшем — будут ржать над текущими по экрану реками кетчупа.

Так что в какой-то момент "Чужую", перегруженную тошнотворными деталями, перестаешь воспринимать всерьез. Для сюжета все эти голые задницы и тяжкие телесные повреждения абсолютно бесполезны. Исчерпывающее представление о главных героях-братках создают два эпизода с невинным рейтингом: общение бригады со случайно встреченным в пути крестьянином и ее поведение в пражском ресторане. Никаким натуралистичным подробностям не удалось превзойти по силе воздействия эти относительно мирные сцены. Кинематографисты, сумевшие так ярко и просто показать духовное убожество своих героев, вызывают искреннее уважение. Увы, все хорошее забывается, когда экран заполняют совершенно не нужные для сюжета пытки и обнаженка…

Даже не знаю, кому можно порекомендовать "Чужую". Поклонники "клубнички" сейчас могут скачать из Интернета порнуху гораздо большей степени откровенности. Любители пыток и страданий на киноэкране наверняка предпочтут ужастики вроде "Пилы". Фанатам раннего Тарантино лучше пересмотреть любимые фильмы замечательного режиссера. Желающие больше узнать о русскоязычном криминале 90-х, возможно, почерпнут кое-какие интересные сведения из новой отечественной картины, но полезной информации там мало: эротика и пытки занимают большую часть экранного времени. Поклонники авторского кино и люди тонкой душевной организации должны избегать "Чужой" как чумы.

Возможно, эту ленту стоило бы показать мальчишкам-подросткам, которые мечтают стать реально крутыми пацанами. Не исключено, что после просмотра поклонники блатной романтики поймут, насколько она убога, и надолго невзлюбят мат, эротику и насильственное разрешение конфликтов, пресытившись всем этим во время киносеанса. Но обычно хулиганистые мальчишки смотрят или блокбастеры, о которых говорят все, или правильные истории о правильных пацанах — такие, как "Бригада". Поэтому мне кажется весьма сомнительным, что "Чужая" найдет своего зрителя.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"