Фрагмент постера фильма "Утомленные солнцем 2: Предстояние"
Фрагмент постера фильма "Утомленные солнцем 2: Предстояние"

Как правило, уже во время просмотра фильма или сразу после, я могу разложить свои ощущения по полочкам, мысленно делаю пометки на полях: как сделана сцена, как выстроен кадр, что с актерскими образами. Я зритель, обычный зритель, которому впоследствии придется изложить свои эмоции в письменном виде, наблюдатель… со стороны. Могу проникнуться в большей или меньшей степени, но я контролирую ситуацию и точно знаю, что мне показывают кино, а я сижу в кресле и смотрю. Вторые "Утомленные солнцем" воспринимаются как нечто очень монолитное, отвлекаться на заметки не хочется, выделить конкретную сцену, роль, отметить чью-то работу трудно, как в часовом механизме — невозможно выбрать одно понравившееся колесико или деталь. Если брать "предстояние" как термин из религиоведения, то это не наблюдение со стороны, это проникновение и созерцание иконы внутренним зрением, не рациональным, не логичным, не поверхностным, не с позиции ценности в искусстве, это осознание, это диалог… с тем, кого вы сами назначите главным. Фильм Никиты Михалкова "Предстояние" — это три часа обращения к генетической памяти: у кого-то совпадает, у кого-то не совпадает, но цепляет всех. И, кстати, не нужно никаких 3D-технологий, чтобы, выйдя после сеанса из зала, с удивлением обнаружить вокруг себя не разгромленные после бомбежки строения, а вполне современный торговый центр. Вот такой вот "эффект присутствия".

Актерские работы в фильме, все без исключения, заслуживают помещения в рамочку как эталонные: от непревзойденного Валентина Гафта до пронзительных Даниила Спиваковского и Андрея Панина. Часто "мерилом" актерского таланта выступает телефонный справочник, так вот Валентин Иосифович в этом фильме сыграл ни много ни мало — уголовный кодекс.

А Лейтенант Изюмов? — Это же филигранная работа. Славно над ним потрудились все — от реквизиторов до гримеров и, конечно же, сам Евгений Миронов. Хамоватый, видавший виды командир, с обветренным лицом и вечной папироской (в противовес восторженному юнцу из первых "Утомленных солнцем"), не поучающий, а сожалеющий, обладатель не показной, а истинной офицерской чести. Еще один его постоянный спутник — это белоснежная фарфоровая чашка, оставшаяся целой-целехонькой после месива, в котором гибнут 240 бойцов и которую Изюмов переворачивает как клепсидру песочных часов: "время вышло — новый отсчет", "время вышло…". Он не выдерживает бессмысленности и безжалостности приказов командования. Он не выдерживает и это один из нескольких моментов в фильме, когда общая история становится частной почти интимной.

Еще одна такая история произойдет между Надей и отцом Александром. Отец Александр в исполнении Сергея Гармаша — самый невероятный и самый хрестоматийно-библейский персонаж из всего эпического полотна под названием "Утомленные солнцем 2: Предстояние". Но не потому, что его не могло быть, а потому, что он своими поступками отодвигает на второй план войну, вытесняет орущую, убийственную, оглушающую действительность и, после спасения Надежды, сотворяет посреди всего этого хаоса почти келейную уединенность, совершает таинство крещения, дает направление ее (Надиной) вере и покидает этот мир.

Надежда, спасенная верой и преданная до этого Любовью. Той самой Любой Ковко в исполнении Ангелины Миримской — звонкой, правильной до оскомины пионеркой, отрекшейся от отца, а посему искренне ожидающей незатейливого коммунистического счастья. Но история отречения, много и часто обыгрываемая в искусстве, не так интересна как история неотречения. Отрекшийся — изначально не прошел испытание, а вот для верных идее все только начинается. То, что взрослый, опытный, поживший человек сопротивляется системе - это достойно уважения, но неудивительно. А вот когда твердость проявляет ребенок — пусть по незнанию, пусть не сознавая последствий — это маленькое чудо. Но отстаивать свою внутреннюю убежденность Наде придется без скидок на возраст и понимание жизни, научиться видеть и принимать смерть, равно как и свое право на жизнь, пока она не повзрослеет и ее выбор не станет осознанным, пока она не станет дочерью своего отца не по праву рождения, а по духу.

Котов в "Предстоянии" не двигатель сюжета, он сопровождающий. Ему еще не за что бороться, он просто делает хорошо дело, к которому лучше всего приспособлен — он воюет и выживает. Не супергерой, которого пули не берут, а обычный человек со своими страхами, умеющий сопереживать. После сталинских лагерей от былой мощи бравого командира мало что осталось, проходя через месиво войны, он возвращается к себе, к комдиву Котову, "который на коробках. Жена любила".

Трудно ничего не сказать о персонаже Олега Меньшикова и непросто подобрать слова. Такой себе темный ангел, осмелившийся пойти против воли своего хозяина, рискующий жизнью ради недоступного ему чувства. Меньшиков ведет свою роль скупо с точки зрения внешних проявлений, не разбрасываясь и при этом с такой силой, что взгляд с экрана не выдерживаешь. Видимо, чтобы разбавить это немножко жутковатое ощущение ему "в помощь" откомандировали бабочку — хрупкую, нежную, несопоставимую с ужасами мясорубки в которую попадают герои. Кажется, в прошлой жизни этот "проводник" был воробьем.

В одном из интервью Никита Сергеевич рассказывает, что при первом появлении загримированного Максима Суханова на площадке, съемочная группа непроизвольно встала. Верю. Верю охотно, потому что такого Сталина в нашем кино еще не было. Достаточно только одного взгляда исподлобья, когда он отдает Арсентьеву распоряжение, чтобы приблизиться к пониманию того, как этому неординарному человеку удалось создать в стране систему тотального страха, в которой здоровые, крепкие мужики ссутся от одного только недоброго намека НКВДиста, в которой даже пионеры знают, как выглядит петличка представителя спецслужбы, в которой все следят за всеми и доносят, доносят, доносят, даже дети.

Намеренно обойдусь без ложки дегтя на этот раз, потому что его и так было предостаточно вылито на создателей картины еще до выхода фильма, начиная с первого трейлера и заканчивая надписью на постере. Не самая лучшая советская традиция "не читал, но осуждаю" в действии. Посмотрите, господа хорошие. Сходите в кино, а потом, если совесть позволит, будете критиковать.

P.S.: В одном известном интернет-издании, накануне дня Великой победы, задавали вопрос "Что вы хотите, чтобы ваши дети знали о войне?" Я хочу, чтобы они понимали, о чем этот фильм. Я хочу, чтобы они знали, насколько бессмысленна война и смерть, насколько чудовищно отнимать жизнь, насколько бездарна сама идея войны и нападения. А еще я хочу, чтобы им никогда не пришлось воевать.


comments powered by HyperComments

XXXVII МКФ ВГИК: "Испытания" на втором этапе

XI КФ "Спутник над Польшей": "Родные" в "Заложниках" у "Аритмии"

Умер Сергей Кудрявцев

XXXVII МКФ ВГИК: "Миллиард" на первом этапе

XI Премия Азиатско-Тихоокеанской киноакадемии: отечественный кинематограф представлен в 4-х номинациях

Умер Дмитрий Марьянов