Софья Хилькова и Евгений Редько на съемках фильма "Гоголь. Ближайший"
Софья Хилькова и Евгений Редько на съемках фильма "Гоголь. Ближайший"

В России и во всем мире отмечается 200-летний юбилей со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. В театрах ставят пьесы писателя, на телевидении снимают документальные программы, литературоведы разгадывают тайны одного из величайших мистификаторов мировой литературы. И отечественный кинематограф в долгу не остался: Наталья Бондарчук выпустила фильм "Гоголь. Ближайший".

Этот фильм можно считать второй частью дилогии о русских литературных гениях. Несколько лет назад Наталья Бондарчук сняла фильм "Пушкин. Последняя дуэль" с Сергеем Безруковым в главной роли, теперь режиссер решила поведать зрителям о великом современнике великого поэта. Кстати, в новом фильме о Гоголе без Безрукова-Пушкина не обошлось: трагический момент дуэли втиснут в повествование. Темы обоих фильмов, в общем, тоже похожи — благодатные и благолепные. Ну, и названия "через точку".

Кстати, о названии. Под словом "ближайший" имеется ввиду история о том, как Н.В.Гоголь позировал художнику А.Иванову для картины "Явление Христа народу". Персонаж, похожий на Гоголя, занял место ближайшего ко Христу. Правда, сходство это видно в основном в эскизах к картине, в итоговой ее версии оно заметно сглажено. Сам Иванов писал Гоголю: "Дурное все остается в пробных этюдах, одно лучшее вносится в настоящую картину". Тем не менее, этот эпизод из жизни писателя показался режиссеру символичным и определил его основную тему: церковь и писатель. Порядок слов именно такой. Гоголь как литератор в фильме не показан — для создателей картины род его занятий второстепенен, для них он, прежде всего, — истинно верующий, т.е. православный христианин. А то, что он творит за письменным столом (кстати, Николай Васильевич писал за конторкой, но это тоже второстепенно), это, как говорит священник в фильме, не богоугодно. Этот парадокс истинно верующего и богобоязненного человека, пишущего неугодные книги и приводит писателя к душевному расстройству, а его рукописи к огню. История, известная со школьной скамьи, подана в совершенно ином, отнюдь не светском ракурсе. Собственно, "Золотой витязь" на одноименном кинофоруме тому подтверждение.

Н.В.Гоголь в исполнении Евгения Редько (по любопытному совпадению играющему В.Г.Белинского в нашумевшем (и отшумевшем) спектакле "Берег утопии" в РАМТе) глубоко больной, нервный и надломленный человек. Он остается таким на протяжении всего фильма. Динамика если и есть, то отрицательная: Гоголь кадр за кадром выглядит все более неврастеничным и запуганным. Ни сходит на него Божья благодать. Вроде и в Оптину пустынь едет и монашеской жизни посвятить себя хочет, но покоя обрести не может. Фильм наполнен терзаниями Гоголя-хритстианина, страстно желающего верить беззаветно и Гоголя-писателя, сомневающегося и наделенного чутким восприятием жизни вокруг, задающегося вопросами, которые церковь безответно отвергает. Его диалоги со священником занимательны: то соображениями по поводу жития святых поделится (по фильму у Гоголя это книга постоянно под рукой), то неосторожной фразой обмолвится вроде "Выше того не выдумать, что уже есть в Евангелии". Этот внутренний конфликт завершится гибелью и писателя, и последних трудов его.

Фильм вопит от атрибутов веры. Дух православия и в многочисленных иконах и куполах на экране, и в речи героев (они говорят одними цитатами, что придает происходящему на экране искусственность и нарочитость). Стремление создателей наполнить фильм христианской моралью сыграло с ними злую шутку (никак бес попутал): от обилия елея в речах и картинах идея его исказилась, и вот перед нами фильм о роли церкви в смерти великого писателя. Роль по фильму неоднозначна и двусмысленна. Посудите сами, картина, предваряющая эпизод сожжения рукописей (которые все-таки горят), это разговор Гоголя со священником. Как опытный зоил, до этого уныло отказывающий Гоголю в прочтении романа, священник разбивает вторую часть бестселлера того времени в пух и прах, и, конечно же, невольно, но мотивирует писателя на уничтожение книги. Якобы во благо церкви, России, и душевного спокойствию Гоголя. Это притом, что священник знает о легковозбудимой психике писателя и его отношении к словам, исходящим от людей в рясе. В итоге и те, кто намеревается посмотреть фильм из категории "дозволено к просмотру РПЦ", и заранее приветствующие его насладятся в полной мере, но, проанализировав его, зададутся справедливыми вопросами, и те, кто придет в кино в ожидании биографической, светской, во всех смыслах слова, картины, будут, мягко говоря, разочарованы. А если перед просмотром перечесть знаменитое острое письмо неистового Виссариона и беззубый, неуверенный ответ Гоголя, то без сомнений уверуешь, только совсем не в то, во что планировала команда фильма.

Одним из спорных эпизодов картины является вставная история о женщине с больной дочерью, которая встречается Гоголю по пути в Оптину пустынь. Позволю себе кратко пересказать ее, ибо она очень показательна. Девочка поранила ногу, и у нее началась гангрена. Вместо того, чтобы отвезти ребенка к врачу, мать на руках несет ее в монастырь. Гоголь предлагает женщине свою бричку, чтобы та немедленно поехала к местному лекарю. Мать отказывается, так как верит, что только Бог может помочь ей. Тогда Гоголь повторно предлагает ей бричку, теперь уже для того, чтобы быстрее доехать до монастыря. Женщина снова отказывается, мотивируя это тем, что болезнь дочери - это кара Господа за ее (матери) грехи, и она должна пешком дойти до святого места. Она падает, останавливается, чтобы передохнуть, но неуклонно двигается к монастырю. Потрясающий пример, иллюстрирующий невежественную и эгоистичную в своей вере Россию, которую будут обсуждать в своей переписке Гоголь и Белинский. Восприятие матерью своего ребенка как средство наказания свыше, а не как живого, пусть маленького, но человека, по сути своей уже великий грех и дикость. Бог дал, Бог взял, думает она, и думает тем самым только о себе. В итоге, конечно же, происходит чудо, и уже на следующий день девочка радостно бегает по монастырскому лугу, а от раны не остается и следа. Просто! Волшебно! И дико!

Извечный вопрос, кто же все-таки Гоголь — Николай или Микола, т.е. русский или украинский он писатель, — разрешен в фильме блистательно, одной цитатой: "Родина души моей — Италия. Вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить". Только там в своем "прекрасном далеке" он и был счастлив.

В фильме присутствуют и любовные линии. Известен факт, что Гоголь сватался к Анне Вьельгорской, но получил отказ. В фильме ее роль исполняет Мария Бурляева (дочь Натальи Бондарчук и Николая Бурляева), также получившая за эту работу "Золотого витязя". Анна в фильме бестелесна, чиста, невинна, подсвечена особым ярким светом (кстати весьма непрофессионально), что делает Гоголя рядом с ней, и без того ведущего себя как строгий ментор, похожим на гробовщика. Ненужный, ничем неоправданный контраст.

Еще один предполагаемый стать ярким женский образ — Александра Смирнова-Россет в исполнении Анастасии Заворотнюк. "Простое сердце, ум свободный/ И правды пламень благородный", словом, все то, что подметил в "черноокой Россети" Александр Сергеевич на экране не отразилось. Присущие актрисе обаяние и блеск в глазах уступили непонятной зажатости и скованности. Ярчайшая женщина своего времени, водившая дружбу с Пушкиным, Жуковским, Лермонтовым, веселая "хохлячка", как она называла себя, связанная с Гоголем удивительной дружбой и нежным чувством, по воле режиссера оказалась введенной в картину только ради оправдания одной фразы Гоголя: "Чувственная любовь не зрит Христа". А ведь именно ей Гоголь напишет: "Любовь, связавшая нас с вами, — высока и свята. Она основана на взаимной душевной помощи, которая в несколько раз существеннее всяких внешних помощей". Мог бы получится сочный, яркий образ, безусловно, подвластный Заворотнюк, но "предлагаемые обстоятельства", увы, сложились неудачно.

Еще один женский образ, предстающий в фильме в виде отдельных вставных кадров — Улинька — персонаж из второго тома "Мертвых душ". Этот идеал женщины, по Гоголю, является почему-то на фоне огня, то ли для того, чтобы подчеркнуть, что идеал сей греховен, то ли как символ стихии, вскоре поглотившей труды писателя.

Помимо религиозной начинки фильм наполнен различными образами и символами — здесь и кот, с детства преследующий писателя (он утопил его, так как увидел в нем воплощение зла), и зонтик, невыпускаемый им из рук как средство "от непогоды". Это, пожалуй, единственное, что есть подлинно биографического в картине.

В финале, терзаемый врачами, с видом Иисуса, распинаемого на кресте, великий насмешник и страдалец оставит этот мир, не оставив последней своей исповеди, последнего труда своего, в предвкушении которого жила Россия той поры.

А нам остается только ждать, кто восполнит писательскую кинотроицу Натальи Бондарчук.


comments powered by HyperComments

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"

XXXIX ММКФ: Москва поверила Микеле Плачидо

XXXIX ММКФ: Российские кинопрограммы

XI МКФ "Зеркало": "Я не мадам Бовари" и "Теснота" "В центре циклона"

Премьера фильма "Холодное танго"