Фрагмент постера фильма "Похороните меня за плинтусом"
Фрагмент постера фильма "Похороните меня за плинтусом"

20 марта в Доме кино состоялась премьера картины режиссера Сергея Снежкина "Похороните меня за плинтусом". Фильм снят по мотивам одноименной повести Павла Санаева. В главных ролях — Светлана Крючкова, Алексей Петренко, Мария Шукшина.

Книга, номинированная на премию Букер, вызвала интерес и признание множества читателей разных поколений. Посвященная Ролану Быкову (отчиму Павла Санаева) и рассказывающая о непростых отношениях в семье народного артиста Всеволода Санаева, книга автобиографична и очень искренна. У каждого героя есть свой реальный прототип, но фильм, как впрочем, и книга, не из категории скандальных подробностей из жизни звезд, а отдельное, не привязанное к конкретным личностям, целостное художественное произведение. Упоительно тонкое и лиричное.

Исповедь человека, дошедшего до крайней степени откровенности, фильм передать не смог. "По мотивам" здесь ключевое слово. Что-то добавили, многое убрали, что-то растянули, что-то сократили. В общем, зрители, читавшие повесть и трепетно к ней относящиеся, будут разочарованы. У тех же, кто повесть не читал, останется чувство недосказанности, которое приведет их или к прочтению первоисточника, или прослушиванию аудиокниги, записанной автором, или просмотру спектакля в театре "Балтийский дом". Так что цели просвещения масс фильм, безусловно, послужит.

Несмотря на присутствие нескольких основных персонажей, из всего фильма остаются в памяти только два героя: мальчик Саша Савельев (дебют в кино Саши Дробитько, отобранного из 300 петербургских первоклассников) и его бабушка (Светлана Крючкова). Родители, предполагаемые несчастными, в исполнении Марии Шукшиной и Константина Воробьева запоминаются только комически страстным и безнадежным танго, исполняемым под аккомпанемент хита "Разноцветные ярмарки" Марыли Родович. Но и этот танец смотрится исключительно как вставной номер.

Страдания матери, лишенной возможности видеть сына, с экрана не передаются, более того беспомощность и вялость героини Шукшиной с какого-то момента начинают раздражать. Долгожданное же воссоединение матери с сыном воспринимается не как светлый счастливый конец, а как безвыходная ситуация (кто еще после смерти бабушки сможет присматривать за ребенком).

Одновременно удовольствием и разочарованием служит образ Светланы Крючковой. Удовольствие от прекрасной игры, ярких сочных красок, срывающих многократные аплодисменты. Разочарование из-за того, что "разыграться" в пространстве, созданном режиссером, негде. По этой же причине некоторые сцены кажутся нарочитыми и утрированными, а сцена телефонного разговора — откровенно затянутой (в зале она сопровождается подсветкой мобильных телефонов заскучавших зрителей). Поданная дозировано, фрагментарно, она могла бы стать подлинной кульминацией и поставить фильм в ряд глубоких социальных драм. Но никакой пронзительности мы не найдем. Одна растянутость.

Образ, созданный Крючковой, — "сумасшедшая бабушка", до безумия любящая своего внука. Это о таких бабушках Жванецкий написал "Давно родились, много помнят и все работают, работают, работают, работают. Наше старое солнце". Страшная жизнь, в которой отразилась вся история нашей страны, — война, потеря ребенка, близких, несложившаяся, а такая возможная карьера актрисы, и личная жизнь — все это огрубило ее, но чувство любви, неизбывной и умопомрачительной не уничтожило. Что осталось у нее кроме этого мальчика? Кому она еще также жизненно необходима? И отсюда такая энергия и сила (чего стоят каждодневные разъезды по врачам во имя "спасения" ребенка). Она, старая уже женщина, гораздо деятельнее, чем ее никчемная и хнычущая (по фильму) дочь.

Любовь ее из категории "сверх" и "гипер", потому обретающая такие удушающие для её объекта формы. Мучает, терзает, терроризирует, но любит. Больше жизни. Борется за свое дохлое, как ей кажется, еле держащееся на ногах счастье, и погибает в этой борьбе. Этот образ оказался неподъемным для фильма, а измененный финал истории так и не дал ему воплотиться в полной мере. Жаль.

Отдельным настораживающим фактором в фильме является пресловутый и вечный "еврейский вопрос". Как-то уж очень много намеков на этот счет присутствует на экране; в книге ничего подобного нет. Оставим это без комментариев.

Финал — отдельное большое разочарование. История, обреченная на зрительские смех и слезы в идеальном их соотношении обрывается здесь какой-то непонятной меркантильной концовкой. Анекдотическая и потому страшная картина того, как у еще не зарытого гроба возникают мысли о разделе имущества покойной — это финал какой-то другой истории из наших будней, опровергающий все то, что было "от бабушки", он нелогичен и неприятен.

Впрочем, несмотря на все это, фильм посмотреть стоит. Один раз и дома, за чашкой чая, в семейном кругу, с воспоминаниями и пояснениями для младших поколений прямо по ходу картины (так, например, слезы матери по поводу последних порванных колготок, сравнимые с горем от невозможности увидеть сына, требуют для поколения NEXT отдельного комментария). Фильм заставит поностальгировать, посмеяться, погрустить. Всего понемногу и ничего в полной мере. Главное достоинство — текст, с которым после просмотра кино непременно появится желание познакомиться. А это уже немало.


comments powered by HyperComments

XIV МКФ "Зеркало": Первый п(р)ошел

Давайте уже после коронавируса

III Фестиваль ТХФ "Утро Родины": В Южно-Сахалинске пятибалльный "Шторм"

Премия "Белый квадрат"-2019: Шесть лучших операторских работ года

XVIII МКФ "Дух огня": "Преступный человек" в "Золотой тайге"

VI МКФ "Восемь женщин": Канцтовары в приоритете