Кадр из фильма "Банкрот"
Кадр из фильма "Банкрот"

Перед показом своего нового фильма "Банкрот" (последняя часть трилогии) режиссер Игорь Масленников сказал, что всегда избегал злободневности, но, взявшись за А.Н.Островского, сделал картины именно на злобу дня. Драматург XIX века сегодня оказался наисовременнейшим.

Итак, "Банкрот" или "Свои люди сочтемся". Свои люди — это богатый купец, его жена и дочь, а также приказчик, холоп и холопка. В дом вхожа сваха (дочь Липочка замуж хочет) и бывший стряпчий (с его помощью, глядя на своих знакомых купцов, отец семейства хочет объявить себя банкротом и оставить кредиторов "с носом").

Среди своих и закручивается история фильма. Приказчик Подхалюзин, обязанный хозяину по гроб жизни, влюблен в Липочку и обещает свахе (за содействие) и стряпчему (за оформление на него купчей на имущество хозяина) золотые горы.

Действие фильма, на первый взгляд, тихое, размеренное, все в доме, настоящем, купеческом, крепком, за высоким забором, а за ним — Масленица. Гуляет московский люд, гуляет Москва: блины, шутихи, скоморохи… и, наконец, финал: ярко горит чучело, вот уже остатки костра, куда бросают всякий мусор. И маски. Маскарад завершился, маски более не нужны.

И снова действие возвращается в дом, но уже новый, современный, богатый. И та же Липочка, и тот же приказчик, но как причесаны, одеты! Ничего "купецкого", только разговор прежний. И некстати здесь отец-благодетель, из ямы ненадолго отпущенный, с его просьбой заплатить кредиторам. В просьбе отказано. Надо возвращаться в яму.

Вот и все.

Что же завораживает в этом фильме? Во-первых, Островский, его упоительный русский язык. Во-вторых, Игорь Масленников, его вкус и талант. В-третьих, актерский ансамбль. Нина Усатова — хозяйка дома. Казалось бы, и роль-то небольшая, но какой колорит, как сваху принимает да рюмочку опрокидывает, а как движется — глаз не оторвешь. Сваха в исполнении Лии Ахеджаковой — отдельный спектакль. В быстрых глазах и лесть, и корысть. Одна сцена, в которой она отказывает жениху: умильная, ласковая, доверительная и все это передано таким завораживающим голосом, что не поверить невозможно. Леонид Кулагин — истинный купец. Деловой, с характером. Смотрит грозно, говорит громко, да вот дал слабину, поверил "до гроба обязанному" и — в яме. Очень хороша Янина Лакоба (Липочка). Ее мимика, жесты, "манеры" впечатляют. Чем-то она напоминает несравненную Инну Чурикову в фильме "Морозко".

А как жалок Сысой Псоич (Виктор Бычков). Его фраза: "Можно рюмочку?" проходит через весь фильм, как и его просящие денег дрожащие от пьянства руки. И, наконец, сам бывший приказчик Подхалюзин (Дмитрий Мурашев), а ныне член купеческого клуба. Не верный пес, как считал барин, а волчонок с поджатым хвостом, согбенный, угодливый…, но это с барином. Со свахой же и стряпчим говорит строго, спину прямо держит, — цену себе знает, денег хозяйских прикарманил немало, в люди выходить желает. Получив Липочку со всем имуществом барина, волчонок стал волком.

И не ведает купец Подхалюзин, что в его же доме вырос холоп, по-новому лакей, Тишка (Артем Анчуков), хорошо усвоивший уроки приказчика Подхалюзина. Тишка быстрее выйдет в люди, уверенно говорит: "Через два года". Ему веришь.

Фильм отличается прекрасной работой художника. Мы отвыкли от ярких костюмных историй. Если они и появляются на экранах, то, как правило, вопят и пестрят красками, придавая нелепость сюжету. В "Банкроте" соблюдена мера. Здесь костюмы не воспринимаются отдельно от героев: и потому, что выполнены органично, и потому, что актеры умеют их носить. Это, последнее время, редкость. А операторская работа! Съемки старого "Замоскворечья"! Пишу Замоскворечье в кавычках, так как фильм снимали в Вологде, а в Москве Замоскворечья более нет. Все разрушено, застроено, уничтожено. Домик А.Н. Островского на Малой Ордынке сиротливо ютится между новыми, теснящими его домами. А ведь Замоскворечье — это, как говорится, особь статья: дома — кто во что горазд, при них хозяйство, сторожа с колотушками и высокие заборы. За каждым забором — своя история, сюжет. Сюжеты живы, а дома снесены. А о тех, кто живет во вновь построенных, и писать нечего.

…Купеческое собрание. За столом раскормленные господа в черных сюртуках и белоснежных манишках. Среди них наш герой — вор Подхалюзин. Судя по всему, уважаемый в клубе человек. Подхалюзин пересказывает беседу с "ветхозаветным купцом (бывшим барином), который спрашивал его про честное купеческое слово. Коллеги хохочут. А купец Подхалюзин продолжает: "Я ему говорю, что мы уже не купцы, а коммерсанты, а он не понимает, зачем, говорит, иностранное слово понадобилось". И снова хохот. А собственно, почему не смеяться? Купец (ветхозаветный) обманул кредиторов, приказчик обокрал купца, а лакей Тишка, без сомнения, обманет своего хозяина. Длинная цепь. Порвалась на какое-то время, починили, и все пошло по новой.


comments powered by HyperComments

XI КФ "Спутник над Польшей": "Родные" в "Заложниках" у "Аритмии"

Умер Сергей Кудрявцев

XXXVII МКФ ВГИК: "Миллиард" на первом этапе

XI Премия Азиатско-Тихоокеанской киноакадемии: отечественный кинематограф представлен в 4-х номинациях

Умер Дмитрий Марьянов

XXI ТЭФИ: В дневном эфире господствует "Рен-ТВ", а в вечернем - "Первый" и "Россия 1"