Ксения Раппопорт на съемках фильма "Юрьев день"
Ксения Раппопорт на съемках фильма "Юрьев день"

Знатокам кино о многом говорит тот факт, что сценарий картины "Юрьев день" написал Юрий Арабов, на протяжении многих лет работающий с Александром Сокуровым. Не вызывало ни малейших сомнений, что новая работа сценариста-интеллектуала окажется столь же качественной, сколь и непростой для восприятия.

Возможно, "Юрьев день" произвел бы на меня гораздо лучшее впечатление, если бы не два обстоятельства. Во-первых, смотрела я этот фильм в рамках основной программы кинофестиваля "Московская премьера", предназначенной для обычных зрителей, а не для поклонников артхауса. На таком мероприятии, даже зная имя сценариста, бессознательно ждешь возможности если не отдохнуть в кинозале, то хотя бы увидеть нечто постижимое человеческим разумом. И перестроить восприятие очень нелегко…

А, во-вторых, стремление создателей новой российской ленты показать на экране городок, не знакомый большинству зрителей, в моем случае не достигло успеха. Так уж сложилось, что весной этого года я побывала в Юрьеве-Польском и своими глазами видела и музей, расположенный на территории действующего мужского монастыря (в картине это место называется кремлем), и главную достопримечательность города — белокаменный собор XII века, украшенный фантастически красивой резьбой (он в кадр не попал). Я также разговаривала с приветливыми, интеллигентными сотрудницами музея, которые абсолютно не похожи на своих коллег из картины Серебренникова. Я, разумеется, понимаю, что кинематографисты намеревались в своем фильме не отразить особенности городка, где проходили съемки, а создать некий обобщенный образ провинции (причем даже не обязательно русской) — странного места, затягивающего в себя людей, словно болото. Но по-человечески мне все равно немного обидно за прекрасных людей, с которыми довелось общаться.

Однако, оставляя в стороне мои личные впечатления, нужно признать, что сюрреалистическая составляющая ленты удалась на все сто. Причудливый, непостижимый, ирреальный мир, ловко притворяющийся русским провинциальным городком, получился невероятно завораживающим, переливающимся оттенками смыслов, словно чешуя гигантского змея. Правда, "Юрьев день" можно назвать не только затягивающим в себя, но и несколько затянутым (все-таки 135 минут, - по-моему, многовато для сюрреалистической притчи), однако поклонники артхауса, наверное, будут только рады подольше остаться в странном мире, созданном фантазией кинематографистов.

А вот всем остальным зрителям необходимо хорошенько подумать, нужно ли им смотреть эту во всех отношениях незаурядную картину. Хотя формально она снята в жанре интеллектуального детектива, да и очевидно сюрреалистических элементов здесь нет, но и бытовая достоверность, и психологическая убедительность оставляют желать много лучшего. Не знаю, то ли Арабов написал данный сценарий лет двадцать назад (тогда поступки героини "Юрьева дня" выглядели менее странно), то ли совершенно не представляет, как сейчас живут люди в реальном мире… Впрочем, судите сами.

Эта история (напоминающая американский боевик "Авария" и французскую драму "Под песком") начинается с того, что знаменитая оперная певица перед отъездом за границу навестила городок, где родилась, и в один не самый прекрасный момент обнаружила, что сын, сопровождающий ее в поездке, куда-то исчез и не желает возвращаться. Встревожившись, женщина бросилась в милицию, но там ей объяснили, что заявление о пропаже человека принимают лишь через три дня после его исчезновения. Затем несчастная мать позвонила в Москву одной из своих приятельниц, и та сообщила, что домой парень тоже не возвращался. После этого звезда мировой сцены утратила волю к действию, впала в депрессию, потеряла мобильник и предпринимала лишь очень вялые попытки разыскать сына.

Вообще-то, в нашей реальности в подобной (да и в любой сложной) ситуации певица должна немедленно позвонить своему менеджеру, который кровно заинтересован в том, чтобы его клиентка выполняла заключенные контракты, и потому с энтузиазмом решает все ее проблемы. Да и деньги (немалые даже по московским меркам, не говоря уже о нищей российской провинции) у знаменитости мирового масштаба наверняка имеются, поэтому, когда сотрудники милиции отказались принять ее заявление, она вполне могла предложить им, скажем, по тысяче долларов за то, что они немедленно начнут в частном порядке искать ее сына. Кроме того, певице, которую узнавали в лицо даже далекие от классической музыки служители закона, никто не препятствовал обратиться с просьбой о помощи к местному мэру, пообещав ему за содействие, допустим, выступить в родном городе с бесплатным концертом. Женщина также могла ненадолго вернуться в Москву и нанять частного детектива (между прочим, если вспомнить, каким нервным и взвинченным был по приезде в Юрьев-Польский отпрыск оперной звезды, то очень вероятно, что проблемы, настигшие его в провинции, приехали с ним из Москвы). Матери также не помешало бы распечатать размером десять на десять метров фотографии пропавшего сына и повесить их на каждой стене Юрьева-Польского, пообещав по сто долларов каждому, кто сообщит любые сведения об этом человеке, и десять тысяч долларов — тому, кто поможет его найти…

Так поступают люди в реальном мире, а героиня "Юрьева дня" настолько пассивна и беспомощна перед постигшей ее бедой, что трудно избавиться от ощущения, будто пропавший сын существует лишь в ее воображении. Такой вариант вполне возможен, и с течением экранного времени он кажется все более вероятным, но лично мне было бы не очень приятно два с лишним часа наблюдать за действиями душевнобольной.

Впрочем, не исключено и то (все-таки Арабов — большой мастер закручивать сюжет, пусть и не слишком достоверный), что героиня не только придумала несуществующего сына, но и выдает себя за знаменитую певицу, на которую немного похожа, а на самом деле это мошенница, недавно вышедшая из тюрьмы. В какой-то момент события приняли настолько занятный оборот, что я, вспомнив хулиганскую репутацию режиссера Серебренникова, даже подумала, что лже-певица намерена организовать в родном городе банду и начать грабить, допустим, банки и проезжающие грузовики…

Но последующие события оказались совершенно иными: героиня прониклась симпатией к больным туберкулезом заключенным, устроилась уборщицей в больницу, где они отбывали наказание, и каждый день носила им еду. Правда, непонятно, как женщине, которая разорвала все связи с прежней жизнью и получала в месяц меньше тысячи рублей, хватало денег на ежедневный прокорм десятка оголодавших мужиков, но это уже мелочи.

Гораздо важнее то, что с момента поступления героини на работу в тюремную больницу один "Юрьев день" — таинственный, сюрреалистический, непонятный — закончился, и началась совсем другая история, повествующая о смирении, милосердии и искуплении. Она тоже очень интересна, но по настроению резко противоречит мрачноватой мистике большей части ленты. Возникает впечатление, что в последний момент кинематографисты спохватились и решили добавить в сюжет о русской провинции побольше духовности. Им это, кстати, удалось, но стилевое единство картины явно пострадало от такой резкой смены интонации. Да и главная идея фильма: "В родном городе эта женщина потеряла все, но нашла себя", — вызывает у меня серьезные сомнения. Я считаю, что ухаживать за больными туберкулезом зэками и петь в церковном хоре могут многие, а вот покорять своим голосом тысячи любителей музыки из разных стран — удел единиц. По-моему, талант заслуживает того, чтобы о нем знали люди во всем мире, а не только прихожане одной церкви крохотного городка. Кроме того, если уж героиня решила помогать слабым и беззащитным, ей лучше было бы устроиться в детский дом, а не в тюремную больницу: даже самая искренняя забота вряд ли заставит зэков сильно измениться к лучшему, а вот жизнь детей-сирот действительно способна чудесно преобразиться благодаря чужой доброте. Впрочем, думаю, в этих вопросах со мной согласятся не все.

Однако мое неприятие основной идеи ленты не отменяет того обстоятельства, что вся съемочная группа, создавшая "Юрьев день", — от сценариста и режиссера до актеров второго плана – поработала просто замечательно. Но, разумеется, главная заслуга в успехе картины принадлежит Ксении Раппопорт. Она невероятно достоверна во всех трех ипостасях своей героини — изнеженной знаменитой певицы, разбитной мошенницы и самоотверженной сиделки. Актриса находится в кадре практически все два с лишним часа, которые продолжается фильм, и от нее невозможно отвести взгляд. Этой работой Ксения в очередной раз доказала, что является одной из лучших актрис своего поколения.

"Юрьев день" станет настоящим подарком для всех любителей артхаусного кино, замечательного сценария, превосходной режиссуры и потрясающей актерской игры, но обычным зрителям, размышляющим, стоит ли им увидеть данную картину, нужно иметь в виду, что ее просмотр — это не развлечение, он требует немалой душевной работы. Кроме того, как сюрреалистическая притча "Юрьев день" просто великолепен, но как детектив он гораздо менее убедителен, а уж изучать по данному фильму жизнь современной российской провинции я не рекомендую никому.


comments powered by HyperComments

XIV МКФ "Зеркало": Первый п(р)ошел

Давайте уже после коронавируса

III Фестиваль ТХФ "Утро Родины": В Южно-Сахалинске пятибалльный "Шторм"

Премия "Белый квадрат"-2019: Шесть лучших операторских работ года

XVIII МКФ "Дух огня": "Преступный человек" в "Золотой тайге"

VI МКФ "Восемь женщин": Канцтовары в приоритете