Фрагмент постера фильма "Открытое пространство"
Фрагмент постера фильма "Открытое пространство"

Картина Дениса Нейманда "Открытое пространство" сюжетом и стилем напомнила мне недавнюю ленту Олега Осипова "После жизни". В обоих этих фильмах рассказывается о небольшой группе людей, которые оказались отрезанными от цивилизованного мира и, пытаясь выжить в трудных обстоятельствах, по ходу дела стремятся понять, кто и зачем их так подставил. Но если картина "После жизни" получилась очень стильной и увлекательной, и это с лихвой искупало некоторые ее недостатки, вызванные излишней сценичностью и простотой сюжета, то у "Открытого пространства" проблем гораздо больше.

И начать нужно с завязки сюжета, в которой папаша-губернатор одной из сибирских областей России накануне своего переизбрания отправляет в глухую тайгу сына и двух его приятелей — законченных наркоманов. Таким образом отец надеялся, во-первых, по принципу "клин клином вышибают" перевоспитать совсем отбившегося от рук отпрыска, а, во-вторых, — избавить своих избирателей от выходок, которые незадолго до дня выборов вполне мог учинить наркозависимый губернаторский сынок и его приятели. При этом за тремя молодыми, крепкими парнями, силы которых будут удесятерены отчаянием от неизбежной ломки, направлен присматривать только один человек — старик-егерь.

Чем больше думаешь об этой идее, тем нелепее она кажется. Во-первых, марш-бросок по глухой тайге — тяжелое испытание даже для здоровых, но никогда не занимавшихся туризмом людей, что уж говорить о наркоманах! (Этот момент создатели ленты учли; недаром в волчью яму упал самый сильный и упрямый из приятелей, но выбрался он из передряги с потерями намного меньшими, чем можно было ожидать.)

Во-вторых, старик, пусть даже и знающий тайгу как свои пять пальцев — слишком ненадежная нянька для троих парней-наркоманов. В нормальной ситуации они, наверное, не стали бы нападать на своего проводника, но ломка сильно меняет психику. Вот убили бы ребятки новоявленного Ивана Сусанина, требуя, чтобы он рассказал им, где прячет наркотики, — и померли бы в тайге в ужасных мучениях.

В-третьих, по ходу дела выясняется, что суперопытный егерь знает тайгу не так хорошо, как утверждает, поскольку вывел своих подопечных прямо к спецпоселению, где живут зэки. Правда, аборигены почему-то оказались мирными и выстрелили в незваных гостей лишь однажды, но на такие счастливые случайности рассчитывать глупо. Зэки — народ отчаянный, и многие из них даже здешнего губернатора не боятся, так что рисковали подневольные туристы страшно.

Неужели прав был один из друзей главного героя, утверждавший, что влиятельный папаша отправил сына в тайгу, чтобы не оправдавший надежд отпрыск там погиб? Так вроде развязка фильма доказывает, что данное предположение неверно… В общем, сплошные непонятки.

Вторая большая проблема связана с любимой девушкой главного героя, до знакомства с ним работавшей медсестрой в элитной (иначе не отправили бы туда губернаторского сынка) клинике для реабилитации наркоманов. Влюбившись в своего пациента, девушка решила "полностью разделить с ним его мир" и, чтобы этого добиться, попросила парня вколоть ей наркотик. Неужели сотрудница реабилитационной клиники не знает, каков мир наркоманов и во что он превращает тех, кто желает к нему приобщиться? Казалось бы, любовь сына губернатора — мечта любой девушки, шанс на счастье и благополучие, поэтому нужно, наоборот, всеми силами спасать парня от наркозависимости и доказывать его отцу, что именно ты способна помочь возлюбленному вернуться к нормальной жизни! Но героиня "Открытого пространства" ведет себя как полная идиотка, поскольку это необходимо для развития сюжета.

И совершенно непонятно, почему главного героя так волнует, кто принес его девушке дозу, оказавшуюся смертельной. Ведь если это сделал кто-то из товарищей наркоманки по несчастью, то он хотел лишь помочь ей избавиться от ломки, а не убивать! Истинный виновник гибели девушки — тот, кто сделал ей первый укол! Конечно, обвиняя друзей, парень пытается оправдаться перед собой, но странно, что никто из персонажей не сказал ему правду…

Кроме того, двое подозреваемых — это явно маловато для полноценной детективной интриги. Кстати, в последнее время наблюдается тревожная тенденция: в "После жизни" подозревались трое, в "Открытом пространстве" — двое… Если так дальше пойдет, то в следующей российской картине данного жанра будет только один подозреваемый, а затем детективами начнут называть произведения, в которых подозреваемых нет вообще…

Еще одна проблема ленты — бытовая недостоверность. Розовая рубашка губернатора — человека явно небедного, — в которой он узнает об успешных для себя итогах перевыборов, больше подошла бы фрезеровщику челябинского турбинного завода, чем руководителю такого ранга. Ну ладно, этот недочет можно объяснить отсутствием в бюджете фильма денег на качественную одежду персонажей, но некоторые другие неточности — это явная недоработка кинематографистов.

Подневольные туристы идут по тайге до темноты, — значит, темнеет рано; стало быть, уже кончается лето и наступает осень. Да и листва на деревьях выглядит по-осеннему пожухлой… Но при этом зрители регулярно слышат не только кукование (что вполне возможно, так как кукушка подбрасывает свои яйца в чужие гнезда и потому поет до осени), но и пение других птиц, в реальной жизни умолкающих в конце июня — начале июля! Конечно, наркоманам в ломке еще и не то может привидеться, но это уже явный перебор.

Кстати, о видениях наркоманов. При просмотре у меня сложилось впечатление, что эта история первоначально была задумана как пьеса. Эпизоды, в которых герои прямо из тайги шагают в свои воспоминания — в больницу, квартиры, на дискотеку, — просто потрясающе выглядели бы на сцене. Пустая черная коробка театральных подмостков может в мгновение ока превращаться из леса в танцзал и обратно, и это никому из зрителей не покажется неестественным.

В "Открытом пространстве" эпизоды мгновенного перемещения персонажей в мир своих воспоминаний тоже сделаны очень эффектно, но реализм кинематографа здесь идет явно не на пользу происходящему. Как ни странно, в достоверном экранном мире подобные "шаги в сторону" выглядят гораздо более театрально, чем на сцене. А декорация квартиры, поставленная посреди настоящего леса, смотрится и вовсе нелепо.

Зато саундтрек новой российской картины превосходно отражает нервный, странный, тревожный мир, в котором живут наркоманы. Нечасто наши кинематографисты настолько великолепно используют музыкальное сопровождение для усиления впечатления от увиденного!

Но в целом причудливо искаженный мир наркоманов выглядит в "Открытом пространстве" и вполовину не так впечатляюще, как, например, в лентах "На игле" Денни Бойла или "Страх и ненависть в Лас-Вегасе" Терри Гиллиама. Впрочем, в Советском Союзе фильмов о наркоманах практически не снимали, и создатели новой российской картины, по сути, выступают в качестве первопроходцев, так что даже их ошибки помогут тем, кто будет позднее создавать ленты на данную тему.

А вот работа Анастасии Слюсаренко — это безусловное достоинство нового российского фильма. По ходу действия только ее героиня меняется как личность, и актриса показала эти перемены очень подробно и достоверно. Начав принимать наркотики, уверенная в себе, исполненная спокойного достоинства девушка превратилась в нервное, надломленное существо, в котором из всех человеческих чувств остается только стремление раздобыть новую дозу. Анастасия играет очень тонко и точно, и ради одной ее работы "Открытое пространство" имеет смысл посмотреть всем, кто размышляет, не попробовать ли разок наркотики, потому что это вроде модно, да и соскочить с иглы, кажется, нетрудно. Возможно, увидев героиню Слюсаренко, хоть кто-то из сомневающихся поймет, во что наркотики превращают людей.

Остальные актеры тоже играют хорошо, но не всегда справляются с не самым удачным текстом и с не слишком правдоподобными сюжетными поворотами. Андрей Чадов не так известен, как его младший брат Алексей, но не менее обаятелен и талантлив. Юрий Колокольников здесь удивительно похож на молодого Александра Кайдановского и выглядит настолько крутым, что трудно поверить в наркозависимость такого сильного парня. Егору Томашевскому, сыгравшему самого слабого из трех друзей, удается создать запоминающийся образ испуганного, душевно надломленного парня.

Подводя итоги, нужно повторить еще раз: "Открытое пространство" не относится к шедеврам кинематографа, но рекомендуется к просмотру всем, кто размышляет, стоит ли начать принимать наркотики. Возможно, эта картина спасет хоть кого-нибудь… Кроме того, она может заинтересовать не слишком придирчивых любителей детектива, а также поклонников снимавшихся в ленте актеров.


comments powered by HyperComments

XVIII Премия "Золотой Орел": Постмодернизм как он есть — всех победил "Текст"

Премия "Белый слон"-2019: Утешительные "Слоны" для "Дылды"

XCII Премия "Оскар": "Дылда" остановилась в двух шагах от "Оскара"

Премия "Белый Слон"-2019: "Дылда" в полный рост

XVIII Премия "Золотой Орел": Всем Петров!

XCII Премия "Оскар": "Дылда" сделала второй шаг к "Оскару"