Кадр из фильма "Поцелуй не для прессы"
Кадр из фильма "Поцелуй не для прессы"

Отправляясь смотреть фильм Ольги Жулиной "Поцелуй не для прессы", испытываешь сложные чувства, поскольку эта картина рассказывает о более чем двадцатилетнем периоде жизни супругов, очень похожих на чету Путиных. Как ни крути, последний раз в нашей стране снимали художественные ленты о действующем руководителе государства еще при Брежневе. Возобновление данной традиции вряд ли можно счесть однозначно радостным событием.

Впрочем, история жизни супругов Путиных — обычной советской семьи, волею судеб оказавшейся на вершине власти, - и в самом деле интересна. Кроме того, рассказывать о первых людях государства можно по-разному: например, созданные Веласкесом и Гойей портреты испанских королей вот уже на протяжении многих веков считаются шедеврами. Поэтому глупо возмущаться кинематографистами только потому, что они поставили фильм о людях, очень похожих на Путиных. Оценивать любую работу нужно в зависимости от ее качества, а не от темы.

Конечно, чуда не произошло, и новая российская картина не стала шедевром киноискусства. Но создатели этой ленты заслуживают похвалы уже за то, что в своей работе ограничились рамками семейной истории и даже не попытались рассказать зрителям, как и почему нынешний российский президент пришел к власти. Политика — дело сложное и таинственное, и если мы когда-нибудь и узнаем правду о том, что происходило в нашей стране на рубеже тысячелетий, то это случится очень нескоро. "Поцелуй не для прессы" оказался бы загублен окончательно и бесповоротно, если бы кинематографисты создали его на основе своих собственных (или чьих-либо еще) теорий о внутренних механизмах современной российской политической жизни. Тогда эта лента стала бы или чистейшей воды подхалимством, или клеветой.

К счастью, ни того, ни другого не произошло, и "Поцелуй не для прессы" оказался типично женской историей о жизни нашей соотечественницы в конце ХХ — начале XXI веков. Но к женским историям причисляют самые разные произведения — от "Унесенных ветром" Маргарет Митчелл и "Кристин, дочери Лавранса" Сигрид Унсет до бесчисленных творений Джудит Макнот и Барбары Картленд. К какой же категории — женских романов или женских сказок — относится "Поцелуй не для прессы"?

В серьезных произведениях литературы и кино, в отличие от развлекательных, действуют люди со сложными и неоднозначными характерами, попадающие в непростые жизненные ситуации. И, если исходить из этого критерия, новая российская лента, безусловно, создана в жанре женской сказки.

Среди персонажей "Поцелуя не для прессы" нет плохих людей (они существуют лишь за кадром). Главные герои — Александр и Татьяна Платовы, — а также их друзья, родичи и коллеги воплощают в себе все лучшие человеческие качества: ум, доброту, самоотверженность, силу духа. Поскольку на воплощенную положительность смотреть порой скучновато, ситуацию спасают колоритные друзья четы Платовых и неудачливый поклонник Татьяны. Однако никому из персонажей фильма не знакома ни зависть, ни злоба, между этими людьми никогда не возникает ни ссор, ни конфликтов, а все разногласия немедленно разрешаются. Вполне возможно, что семейная жизнь супругов Путиных и их друзья именно таковы, какими показаны в фильме, но подобное изображение людей и жизненных ситуаций очень типично для женской сказки.

Впрочем, даже если прототипы четы Платовых действительно никогда не ссорились, то с объективными трудностями они сталкивались наверняка, хотя бы сразу после распада СССР, который сотрудник КГБ не мог не воспринять очень болезненно. Но в "Поцелуе не для прессы" мы не видим супругов в это непростое время — только в благополучные советские годы и в тот период, когда Александр Платов стал заместителем мэра своего родного города. Все острые углы старательно обойдены. Такой избирательный подход к биографическому материалу тоже очень характерен для женской сказки.

Можно привести еще множество примеров, но они лишь подтвердят то, что уже было сказано: "Поцелуй не для прессы" — это типичная женская сказка. Тем не менее, в своем жанре картина Ольги Жулиной снята очень хорошо. Действие развивается динамично и нигде (даже в эпизодах, рассказывающих о страшной травме Татьяны Платовой) не скатывается в сопливую сентиментальность. Для женской сказки отсутствие слез в кадре — огромное и редкое достоинство.

Кроме того, "Поцелуй не для прессы" старательно воспроизводит уже полузабытые детали советского быта, которые наверняка поразят тех, кто не застал эти времена. Сейчас странно вспоминать, что в 1970-ые-1980-ые годы большинство магазинов закрывались в семь часов вечера, и очень немногие работали до двадцати двух часов. Ни у кого в те годы не было мобильных телефонов, и даже стационарные имелись далеко не у всех. Поэтому, чтобы позвонить друзьям, живущим в других городах, приходилось ходить в переговорные пункты и долго ждать, когда телефонистка установит необходимое соединение… А уж ЧТО означало для простой советской семьи назначение на работу в ГДР! Сейчас, наверное, даже олигархам не завидуют так, как в свое время завидовали тем счастливцам, кто получал возможность вырваться из Советского Союза на несколько лет…

Помимо толковой режиссуры и точного воссоздания деталей быта ушедшей эпохи, "Поцелуй не для прессы" отличается еще одним достоинством — интересными актерскими работами. Безусловно, Александр Платов показан не столько глазами жены (которая знает мужа лучше, чем любой другой человек), сколько глазами случайного знакомого, нанесшего визит вежливости счастливой чете; впрочем, иного ожидать было невозможно. Андрей Панин отчаянно пытается уйти от идеализации своего героя, стараясь придать Платову характерность, и в большинстве эпизодов это актеру удается. Дарья Михайлова играет воплощенную женственность, Раиса Рязанова — доброту, заботу и житейский здравый смысл, Александр Белявский — порядочность и государственную мудрость. Возможно, характерам персонажей недостает глубины, но они получились яркими и запоминающимися.

Однако все эти достоинства не влияют на жанровую принадлежность новой российской ленты. Поэтому "Поцелуй не для прессы" наверняка очень понравится любительницам сериалов и женских романов в мягких обложках, но оставит равнодушным всех остальных зрителей.


comments powered by HyperComments

XXXI ОРКФ "Кинотавр": Жюри оказалось не из пугливых

LXXVII МКФ в Венеции: Специальный приз для "Дорогих товарищей"

XIII МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": "Куратор", "Теленок" и "Магия зверя"

VIIII КФ "Короче": "Хочу домой" на "Годовщину", короче

XXXI ОРКФ "Кинотавр": "Заговор "нетаких" "…товарищей"

LXXVII МКФ в Венеции: "Дорогие товарищи!", Россия в основном конкурсе