Фрагмент постера фильма "Непобедимый"
Фрагмент постера фильма "Непобедимый"

К новой российской картине "Непобедимый" у меня отношение сложное. С одной стороны, она очень недостоверна и бестолкова, что сильно влияет на впечатление. Но, с другой стороны, данный фильм (возможно, где-то даже вопреки воле своих создателей) повествует о проблемах, которые очень важны для современной России, но не слишком интересуют кинематографистов. Этот факт ни в коем случае не перевешивает недостатки ленты, и я даже готова признать, что она способна заставить задуматься лишь меня. Более того, если на интересующие меня темы отечественные кинематографисты станут каждую неделю снимать по шедевру, я забуду "Непобедимого" как страшный сон. Но пока это прекрасное время не наступило, данная картина вызывает у меня резкие и противоречивые эмоции.

Однако начну все же с недостатков, которых не просто много, а очень много. Для боевика здесь слишком скромные спецэффекты. Кроме того, при просмотре экшн-сцен я не всегда понимала, кто, в кого и зачем стреляет и куда бежит; возможно, в данном случае фанаты жанра врубятся в происходящее с пол-оборота, но я так и осталась в блаженном неведении. Детективная интрига тоже выглядит слишком уж нарочитой и неубедительной.

Но главная беда "Непобедимого" — это сценарий! Дааааа, сценарий… Как можно было написать его и экранизировать, не заметив такого количества неточностей, — загадка!

Самое умопомрачительное — это профессия человека, которого доблестному агенту спецслужб необходимо доставить с Мальты в Москву для дачи показаний. Смотрела я фильм, не прочитав заранее аннотации к нему, и по поведению арестанта (готовность без малейших колебаний предложить пару-тройку миллионов долларов за свое освобождение, бесконечное презрение к любой обслуге, воспоминания о том, как он планировал переделать Россию) сочла его деловым компаньоном олигарха, на которого спецслужбы собирают компромат. Другими словами, главный босс, допустим, владел пятьюдесятью одним процентом акций прибыльных предприятий, а его партнер по бизнесу — двадцатью пятью процентами акций тех же предприятий… Потрясение мое было беспредельно, когда выяснилось, что захваченный на Мальте человек — секретарь всемогущего олигарха.

В принципе секретарь действительно много знает о делах своего патрона (хотя, на мой дилетантский взгляд, бухгалтеру или финдиректору известно о деньгах и бизнес-контактах начальника гораздо больше) и вполне может получать астрономическую, с точки зрения обычных людей, зарплату. Проблема в том, что все – и сам олигарх, и работающие на него финансисты и менеджеры, и уж тем более его деловые партнеры — вообще не считают секретаря человеком, равным себе. Логика здесь простая: олигархи уже владеют бизнесом, их подчиненные высокого ранга имеют шансы со временем также прикупить себе немного доходного имущества, а секретарю данная возможность практически не светит. И пропасть между теми, кто живет на прибыль от собственного дела, и теми, кто довольствуется зарплатой, в высших деловых кругах непреодолима. Кстати говоря, суть ситуации великолепно сформулировал сам арестант: "Меня не интересует мнение людей, которых я содержу". Все верно, только в данном случае именно он, согласно собственной терминологии, находился на содержании у своего босса.

Так что одно из двух: или задержанный на Мальте человек — прямой потомок Хлестакова (но тогда нужно было как-то обыграть трагикомизм ситуации), или это олигарх, не очень удачно (точнее, совсем неудачно) притворяющийся маленьким и незначительным.

В общем-то, понятно, что сценаристы обычно далеки от мира большого бизнеса, но разница между секретарем и начальником высокого ранга была очевидна любому даже в советские времена! Почему же в сценарии есть такая вопиющая неточность?!

Но если олигархи пока не очень хорошо известны кинематографистам, то уж люди мужественных профессий — менты, сотрудники спецслужб и прочие агенты национальной безопасности — давно поселились на теле- и киноэкранах. Однако и представитель органов охраны порядка в "Непобедимом" выглядит странно. В начале ленты этот человек производит впечатление настоящего держиморды и сообщает, что вырос в детдоме, однако во второй половине картины оказывается способен не просто понять прочитанное вслух на французском языке стихотворение Бодлера, но и немедленно вспомнить столь же замечательный перевод на русский данного произведения знаменитого поэта. Сию несообразность зрителям тоже не разъяснили.

Безусловно, в жизни случается всякое. Конвоиру надменного арестанта притворяться держимордой, во-первых, приятно, а, во-вторых, полезно: всегда хорошо, когда противник тебя недооценивает. Так что россказни о детдоме могли быть и самым настоящим блефом. Не исключено также, что будущий бесстрашный агент оставался сиротой очень недолго и вскоре был усыновлен интеллигентной семьей. Наконец, маловероятно, но не невозможно, что воспитанник детдома, повзрослев, самостоятельно восполнил пробелы в собственном образовании. Но объяснить зрителям причины удивительного поведения персонажа было совершенно необходимо, а то абсолютно непонятно, что происходит на экране.

Действия героев так же странны, как их судьбы и характеры. Например, если бы я была атлетически сложенным мужчиной, умеющим хорошо драться, и получила приказ доставить задержанного с Мальты в Москву, то никаких бегов с препятствиями я бы не допустила. Захватив в плен необходимого человека, я бы немедленно ударила его по нескольким наиболее болезненным местам, а затем, пока внимание клиента отвлечено, вколола бы ему изрядную дозу снотворного с таким расчетом, чтобы по приезде в аэропорт арестант слегка очухался и вошел в самолет своими ногами, но не очень понимал, где находится. Прибыв в Москву, я сдала бы задержанного властям и, полная гармонии с собой и миром, отправилась домой сверлить в парадном кителе дырку для нового ордена. Увы, настоящие герои легких путей не ищут…

Плохо пришлось бы суперагенту, если бы ему попался толковый оппонент, но, к счастью, олигарх (называю его так, поскольку верю логике ситуации) тоже подкачал, что более чем странно. Обладатель сведений, имеющих большую финансовую ценность, не мог не понимать, что рано или поздно его найдут — не наши спецслужбы, так иностранные, не коллеги бывшего босса, так мафиози. Поэтому беглецу необходимо было тщательно продумать свои действия на случай похищения, тем более что богатство позволяло осуществить самые смелые идеи. Наверняка помогли бы консультации сотрудников спецслужб о том, как вести себя с похитителями наедине и в присутствии случайных свидетелей, а также наем охранников, которые должны были поселиться на некотором отдалении от резиденции своего работодателя и начинать действовать, только если его похитят.

Но даже если олигарх в вопросах собственной безопасности понадеялся на удачу, неужели сам он бросился бы на помощь человеку, который, вскочив из-за столика в ресторане, где до этого мирно беседовал со своим спутником, заорал: "Спасите! Меня похитили!"? Думаю, в такой ситуации все без исключения присутствующие решили, что имеют дело или с безумием, или с неудачной шуткой. А вот если бы пленник, зашедший в кафе вместе со своим похитителем, разбил окно стулом, вылил на голову официанту бутылку вина, опрокинул на сидящего за соседним столиком человека вазочку с мороженым, а потом вознамерился устроить стриптиз, то цивилизованные европейцы немедленно вызвали бы полицию. У олигарха денег много и адвокат наверняка имеется, так что освобождение из тюрьмы под залог не заставило бы себя ждать, а вот бойцу невидимого фронта пришлось бы сидеть за решеткой, пока его не выкупили бы коллеги по нелегкому делу охраны порядка…

Кроме того, олигарх не мог не понимать, что после ареста проживет недолго. Предателя, сообщившего спецслужбам интересующую их информацию, непременно убьют те, кто пострадал от разглашения этих сведений. Если же гордо отказаться от дачи показаний и отправиться в тюрьму за совершенные преступления, то заинтересованные в молчании узника люди могут достать его и за решеткой, чтобы не передумал некоторое время спустя. И после задержания единственный шанс олигарха на жизнь — это любой ценой договориться со своим конвоиром. Лебезить и пресмыкаться, безусловно, не нужно, но и начинать общение с фразы: "Я бесконечно презираю российские несекретные спецслужбы вообще и вас лично, поэтому сбегу при первом удобном случае", — наверное, тоже неразумно.

Ну ладно, в конце концов сценарист не властен над интеллектом своих героев. А вот если приглядеться к морально-нравственным качествам персонажей "Непобедимого", картина получается интересная.

Сценарист явно искренне восхищается сотрудником спецслужб, который и стреляет метко, и бегает быстро, и дерется здорово, и планы (до некоторой степени хитрые) способен придумать, и абсолютно неподкупен... Где в начале ХХI века отыскали такого рыцаря без страха и укропа — вопрос другой, но примем это как часть правил игры. Олигарх рядом с таким матерым человечищем выглядит гораздо менее круто: он не умеет стрелять, проигрывает своему конвоиру как в скорости бега, так и в сообразительности, часто ноет и, кроме того, отличается снобизмом, порой доходящим до степени хамства.

Пленник превосходит своего оппонента лишь в одном – в интеллекте, причем не исключаю, что это произошло даже вопреки намерениям сценариста. Но факты — вещь упрямая, и все расставляет по своим местам одна-единственная фраза олигарха, невероятно точная и емкая: "Если вам, правдолюбцам, дать много денег, вы немедленно потратите их на строительство детдомов и домов для престарелых. Только дети в этих детдомах вырастут не такими, как вы надеялись, и вскоре потребуется возводить новые тюрьмы, а дома для престарелых будут пустовать, так как до старости доживут очень немногие…"

Если все остальные реплики олигарха мог придумать и человек, не понимающий разницы между совладельцем имущества и секретарем, то эти слова сценарист явно слышал от того, кто знает бизнес не понаслышке, поскольку при всей кажущейся циничности данная фраза абсолютно верна. Дело в том, что любой бизнесмен знает: деньги должны работать. Прибыль необходимо вкладывать в развитие дела, или в повышение качества продукции, или в изучение новых направлений деятельности. Это создает новые рабочие места и повышает уровень благосостояния очень многих людей, и в подобной ситуации у трудоспособных граждан гораздо меньше причин бросать детей и стариков на произвол судьбы. (А если к тому же еще развивать малый и средний бизнес, то и подростки, и старики, помогая соседям, владеющим маленькими авторемонтными мастерскими и крохотными кафе, имеют шансы заработать на достойную жизнь.)

Но для военных и сотрудников правоохранительных органов деньги — не средство для извлечения прибыли, а награда, которую государство выплачивает им за верную службу. Люди мужественных профессий не понимают, почему деньги должны работать, и не знают, как этого добиться. (Впрочем, требовать от силовиков таланта к экономической деятельности так же нелепо, как от бизнесменов — способностей к снайперской стрельбе.) А вкладывание средств в социальную сферу при слабо развитой экономике — и в самом деле путь в никуда: жизнь большинства людей при этом существенно не улучшится, а затраты не принесут никакой прибыли.

Так что в данном случае олигарх абсолютно прав. Эх, если бы он и его коллеги почаще переводили свои мудрые мысли с экономического языка на русский! Это сильно снизило бы социальную напряженность в стране!

А вот доблестный спецназовец возражает оппоненту совершенно неубедительно. Его слова: "Так почему после вас, таких умных, остается пустыня?!" — явно не соответствуют действительности. Всякий, кто помнит рубеж 1980-ых — 1990-ых годов, когда люди часами стояли в очередях за молоком, яйцами и маслом, согласится, что по сравнению с нищетой тех времен даже конец 1990-ых, когда цены на нефть вновь упали, никак нельзя назвать пустыней.

Впрочем, героический сотрудник спецслужб редко снисходил до дискуссий со своим пленником, и тому имелись две причины. Во-первых, уровень общественно-политических знаний конвоира потрясает воображение. Причину задержания своего подопечного он объяснил так: "А вы с вашим боссом во власть рвались и на это получали деньги от ЦРУ". Вообще-то, у нас демократия, так что олигархи имеют точно такое же право баллотироваться на выборах в российские органы власти, как и бомжи. Да и прибыль некоторых отечественных воротил большого бизнеса вполне сопоставима с бюджетом американских спецслужб, так что кто кого подкупал — это еще вопрос.

А, во-вторых, у доблестного спецназовца в спорах имелись гораздо более весомые аргументы, чем слова, — тяжелые ботинки, кулаки и пистолет. Конвоир бил, оскорблял и всячески унижал пленника часто, жестоко и с видимым удовольствием, которое, кажется, разделяет и режиссер.

Безусловно, жизнь — штука сложная, и порой избиение арестованных милиционерами можно если не оправдать, то понять. Например, если взяты под стражу рэкетиры, которые похитили человека в расчете на выкуп и спрятали жертву неизвестно где, или задержан маньяк, обвиняемый во многих убийствах, то рукоприкладство стражей порядка имеет веские причины. (Но и тут усердствовать не стоит: например, когда арестованный Чикатило рассказал обо всех своих злодействах, выяснилось, что в некоторых его убийствах уже признались другие люди и были за это расстреляны.) Но отвечать побоями на язвительные слова пленника, который явно не сможет дать сдачи, — это неправильно! Еще пару недель назад я довольно долго объясняла бы, что это мне напоминает, но сейчас говорю четко, — не сомневаюсь, именно так вел себя с заключенными концлагеря вертухай из "Риориты", избивая несчастных людей за малейшую непочтительность. И, думаю, подобное поведение вызовет резкое неприятие у большинства тех, кто прочел в жизни хотя бы две книги сверх школьной программы.

Кстати сказать, о книжках. Среди олигархов редко встречаются люди тонкой душевной организации: все-таки бизнес — это та же война, для которой требуются железные нервы, жестокость и решительность, а также желательно отсутствие мнительности и излишне чувствительной совести. Времени на духовное самосовершенствование деловым людям обычно тоже не хватает.

Однако олигарх из "Непобедимого" не только руководил бизнес-империей, но на досуге еще и почитывал Бодлера в оригинале. (Это маловероятно, но не невозможно: судя по всему, практической стороной дела занимался старший компаньон, а арестованный на Мальте человек отвечал за аналитику и разработку стратегических планов.) И такой нетипичный поворот сюжета заставил лично меня задуматься о судьбе интелей в России времен победившего капитализма. Все как всегда: ни положение, ни деньги не спасут от побоев и унижений. А у интелей вообще взгляды на мир своеобразные; вспоминается Груздев из ленты "Место встречи изменить нельзя", который кричал единственному менту, которому поверил: "Шарапов, пожалуйста, ищи настоящего убийцу! Даже если меня расстреляют, ты все равно его найди! Спаси если не жизнь мою, то честь и доброе имя!.." Груздев, живший в невероятно страшное время, все равно верил в окончательную победу справедливости и в то, что слово "честь" — не пустой звук…

У наших современников иллюзий меньше, но в "Непобедимом" не отличающийся особой крутизной человек после самых страшных побоев, пошатываясь, поднимался на ноги и надменно бросал сквозь зубы своему палачу нечто менее емкое, но соответствующее по смыслу знаменитому: "Хааааам!" — сказанному персонажем Кайдановского в "Своем среди чужих…" И после новых и новых побоев тихий поклонник Бодлера поднимался на ноги снова и снова и ни на йоту не отступал от своего снобизма, который с каждым полученным ударом все сильнее напоминал чувство собственного достоинства… Вызывает искреннее уважение человек, который упорно не желает сдаваться, хотя точно знает, что скоро умрет, а пресмыкательство может продлить ему жизнь хоть ненадолго. Так что кто здесь непобедимый — это большой вопрос (точнее, для меня как раз не вопрос)…

И очень неожиданным получился финал. Недовольный действиями своих коллег, доблестный суперагент, однако, отказывается и от шикарного подарка олигарха, а затем уходит на восход. Интересно, куда направляется наш рыцарь без страха и укропа? В действиях спецслужб он разочаровался, олигархам кланяться тоже не хочет, так что и мир службы с оружием, и мир бизнеса для героического сотрудника правоохранительных органов закрыты. Вряд ли он собирается посвятить себя бескорыстному служению человечеству (например, работе в детдоме); в миры искусства и науки этому человеку также путь закрыт по причине отсутствия соответствующих талантов… Остается лишь идейная борьба, а самые популярные идеи в России — фашизм и коммунизм. Интересно, какую из них выберет доблестный спецназовец? Впрочем, по большому счету это действительно неважно…

Короче говоря, немного фильмов заставили меня так же надолго задуматься об участи интелей в современном мире и об отношениях бизнеса и спецслужб, как очень бестолково снятый "Непобедимый". Но рекомендовать эту ленту я никому не могу, поскольку недостатков у нее очень много. Такой вот парадокс…


comments powered by HyperComments

Давайте уже после коронавируса

III Фестиваль ТХФ "Утро Родины": В Южно-Сахалинске пятибалльный "Шторм"

Премия "Белый квадрат"-2019: Шесть лучших операторских работ года

XVIII МКФ "Дух огня": "Преступный человек" в "Золотой тайге"

VI МКФ "Восемь женщин": Канцтовары в приоритете

XXXIII Премия "Ника": "Ника" для Юлии за Еву