Сергей Юшкевич и Мария Звонарева в фильме "Слушая тишину"
Сергей Юшкевич и Мария Звонарева в фильме "Слушая тишину"

Чем вас привлек сценарий "Слушая тишину"?

Сценарий заинтересовал меня уже своим названием. Я очень люблю, когда за названием кроется какая-то история, неизвестность. "Слушая тишину" — это тот редкий случай, когда нет ничего определенного, конкретного, плоского, это очень красивое, метафоричное название. Когда я прочитал текст, мне очень понравилась история главной героини. Написано прекрасно. Сценарист Наталья Назарова (кстати, супруга нашего замечательного актера Гены Назарова), как женщина чувствующая, переживающая свою драму в жизни, подарила Алине Сергеевой этот материал — от души, и это очень щедрый подарок. Это ни на что непохоже из того, что делается сейчас, и что делалось раньше. Это пронзительная история, пронзительная судьба одного человека. Есть такие вещи, ты можешь играть или не играть в них, но тебе хочется в них быть. Например, есть пара спектаклей, в которых я готов быть любым персонажем, даже блохой на плече у любого из персонажей. Точно так же и здесь. Когда я ознакомился со сценарием, меня зацепила история главной героини, в ней хотелось принимать участие. И я пошел за ней.

Вы сказали, что название фильма метафорично. Как вы понимаете его смысл?

Слушать тишину — значит прислушиваться к самому себе. Тишина живет в каждом из нас. Просто мы забыли или не знаем об этом. Но каждый в ней нуждается. Для меня тишина — это то, из чего мы пришли в этот мир. Это плацента, которая питает, это то, что нас создавало по клеточкам и наполняло. Это то, что потом помогает нам выжить. Почему люди замыкаются, бегут от всех? Чтобы спрятаться в свою тишину. Мы используем ресурсы своей тишины, оставаясь один на один с собой. Мы любим иногда просто смотреть в потолок или лежать, читая книгу. Не важно, чем ты занимаешься, но в этом состоянии кокона, того (обрисовывает руками живот беременной женщины), с чем наши мамы ходили, происходит восстановление организма. Только очень важно слышать себя, не просто слушать, а слышать. Потому что многие устают прислушиваться, и не слышат своего внутреннего голоса, а это уже не совсем наш голос. Нами говорит то, что существует миллионы лет помимо нас. Я не знаю, что это. Разные люди называют это по-разному, но нами говорит ЭТО. И очень здорово, когда это происходит. Очень много стрессов вокруг, которые поражают, как шальная пуля. Мы все ранены уже давно. Почему я удивился, увидев Алину Сергееву. Есть очень много замечательных актрис, но они все раненые, и не просто раненые, изрешеченные, а Алина — нет. В ней, в ее тишине хочется спрятаться. Она сидела на площадке по восемь часов в гриме, и там была абсолютная тишина, не знаю, на уровне какой-то медитации. Туда хотелось нырнуть. Нам всем надо стараться как можно чаще дарить тишину близким. Ведь у людей есть возможность спрятаться друг в друге. И это на самом деле естественнее и правильнее — прятаться друг в друге. Это хорошо. Это редко бывает, потому что люди очень склонны к саморазрушению. А тишина залечивает раны, помогает нам прожить еще в этом непростом мире. И, слушая тишину, ты действительно услышишь самого себя, ты сделаешь правильный выбор. Каждый герой нашего фильма должен сделать выбор. В картине метаморфоза происходит с каждым человеком, никто из персонажей не останется в конце таким, каким он был в начале фильма.

Да, каждый герой меняется по ходу фильма, все поставлены перед необходимостью задуматься и дать себе четкий ответ, что значит по-настоящему жить, и что в этой жизни делает нас людьми.

Вопросы замечательные, правильные. И идея сама очень точная и верная. На самом деле, мы очень мало общаемся с людьми на эти темы. Мы все пытаемся либо козу показать, либо развеселить этих замученных жизнью и работой людей. Но на самом деле у них еще есть силы на адекватное человеческое общение. Даже этот разговор сейчас не мешает пошутить, пивка попить и в разгуляй малину уйти. Нет. Это просто составляющая, часть. Но то, что фильм задает такие вопросы людям, очень важно. Я вас уверяю, люди с охотой будут на них отвечать. Потому что у каждого накопилось столько по этому поводу… Просто их не спрашивают об этом. Об этом не говорят. Это как mauvais ton. Это не надо сейчас. ЭТО НЕ НАДО. Если посмотреть вокруг – это не надо, если посмотреть наш кинематограф — это не надо. Все что угодно, а вот это — не надо. Ну не надо. К сожалению, такой фильм, такой диалог со зрителем - редкое явление. К сожалению, даже в советские времена художники, режиссеры об этом говорили больше и чаще. А ведь в этом проявляется отношение к тем, с кем ты общаешься. Т.е. если я сейчас заведомо буду в себе ограничивать темы разговоров с вами, тем самым я буду ограничивать вас. Сам. И хорошо, что все-таки есть люди, которым нужно вести этот диалог. Я очень рад, что такая картина появилась, и я очень рад, что в нее попал, но этого, к сожалению, мало.

Кого вы играете в фильме? Что за человек ваш герой?

Мой персонаж — Игорь — друг бизнесмена, которого играет Дмитрий Марьянов. Игорь работает у него водителем, но он не просто водитель, он, как мы с режиссером Сашей Касаткиным оговаривали, его совесть, его плечо, его спина, его второе я. Он мне доверяет абсолютно, потому что нами пройден целый путь в горячих точках. У Димы (героя тоже зовут Дима) очень многое не случается: проблемы в личной жизни, сложности по бизнесу, еще что-то. Человек в такой ситуации начинает разрушать себя изнутри. И для меня очень важно находиться рядом. Я как передвижная реанимация для него. Он вступил на опасный путь, на чужой для меня путь. Но он это сделал, и я должен быть рядом с ним и сделать максимально возможное, чтобы сохранить его для будущей жизни. Потому что та жизнь, которую он проживает, для меня не является жизнью. Это то, что его погубит. Игорь все время взывает о том, чтобы Дима вышел на иную тропу. Ты можешь заниматься тем же, ты должен все делать иначе, ты должен поменяться внутри, ты должен восстановиться. Так что мой персонаж — его правда немного в фильме — и водитель, он и нянька, он — все. У него и самого происходит кризис. В этой истории они нужны друг другу, и каждый это чувствует и понимает. У Игоря кризис от цинизма творящего вокруг. Он в этом смысле человек с меньшим иммунитетом, его больше задевает происходящее. Почему он и говорит, что уедет в деревню и будет там школьным учителем. Он ближе к тишине, ему хочется спрятаться. Конечно, он может взять расчет и уйти, и его сложно будет остановить. Но он понимает, что если сейчас это сделает, его друг погибнет, ему нельзя сейчас его бросить. Что мне нравится, каждый персонаж фильма доходит до свого предела, до своего максимума. Когда ты идешь чуть дальше, чем тебе хочется и можется, за этой чертой, как мне кажется, начинают происходить какие-то волшебные вещи, чудеса. Вдруг человек находит там — за поворотом, за углом, за который у него не было планов заходить, у него, может быть, даже сил уже не было туда заходить, ему бы хотелось развернуться и убежать прочь от всего этого, но он делает последнее усилие, делает этот шаг, и вдруг там, как ни странно, он находит что-то очень-очень важное, с ним начинают происходить какие-то удивительные вещи и события. Это есть у каждого персонажа в этой картине.

Скажите несколько слов о ваших партнерах по фильму.

Отношения на площадке сложились прекрасными. Некоторых актеров я давно знаю, не в одном проекте с ними участвовал и очень трепетно к ним отношусь. Это и Дима Марьянов, и Витя Раков. Но, безусловно, для меня настоящим открытием стала Алина Сергеева. Это, на мой взгляд, уникальное явление. Девочка, которая совершенно непохожа на актрису. В ней вообще этого нет. Но при этом на нее можно смотреть бесконечно. Ее наполненность, ее чистота. Просто по отношению к окружающему ее миру, по отношению к людям. Завораживает. Я желаю ей сохранить это как можно дольше. Это очень сложно. Саша такой молодец, что ее нашел. Ну, может быть, это и она его нашла. Люди ведь сходятся, если думают об одном и том же. Но я так рад, что это произошло, что это случилось, что у зрителей будет возможность увидеть эту замечательную актрису. Так здорово, что она есть. По сценарию у нас соприкосновений мало, к сожалению, но мы много общались вне кадра, случился какой-то человеческий контакт. Она мне подарила Нину Симон. До встречи с Алиной я о ней не знал и просто сошел с ума, слушая эту замечательную певицу. Я очень благодарен Саше Касаткину и еще за один подарок. Он подарил нам и зрителям Ию Саввину. Это для меня человек-эпоха. Потрясающая актриса. То, что Саше удалось привлечь ее к этой истории, колоссальная победа. Знаю, что ему было непросто, в силу ее отношения к нынешнему кинематографу, ко всему, что в нем сейчас происходит. Она — человек эпохи Возрождения, настоящего кинематографа. И то, что такая актриса, как Ия Саввина согласилась сниматься в этом фильме, как лакмусовая бумажка. Значит, все правильно, идем туда, куда надо, хорошими, уверенными шагами.
Еще раз хочу сказать, здесь все было на совесть. Очень часто я вижу, как актеры просто гуляют в кадре с выученным текстом. И вроде могло бы быть лучше, а могло и не быть. А здесь, когда в кадр входила, скажем, Маша Звонарева, фантастическая Маша, группа просто аплодировала у монитора. Это же такая энергия, такое отчаяние внутреннее, такая борьба с самой собой. И когда такое наблюдаешь, хочется быть достойным этого, хочется быть одним из них.

Вот когда делается много таких человеческих подарков на площадке, значит там организм здоровый, он живет.

Чем вам запомнятся съемки в этом фильме?

Прежде всего, атмосферой. Каждую минуту было видно, что всем НАДО. Сейчас очень мало фильмов, где людям НАДО, по-настоящему надо. Это редкость, чаще происходит иначе: каждый срубил, что смог, и дальше занимается уже своими делами, параллельными проектами. Очень много ширпотреба, производства станочного. Выпустили, выпустили, выпустили, выпустили, а другие съели, съели, съели, съели. На фильме "Слушая тишину" всем надо было ЗДЕСЬ. ВСЕМ. Это не было халтурой ни для кого абсолютно. Люди делали каждый свою историю. Это здорово. Это как hand made — сделано руками. Это правда. Вот я был сейчас во Флоренции. Купил маску ручной работы, такой маски нет ни у кого. Я точно знаю — покупал у художника, лично, с его автографом. И в фильме работа каждого — hand made. Она дорогого стоит.

Ну что там скрывать, все были влюблены в эту историю. Всех не оставлял равнодушными трепет Саши Касаткина (ну дебют же!). Когда смотришь, КАК человек к этому относится, хочется помогать ему буквально во всем, быть максимально точным в том, что ему необходимо. Чтобы все случилось, потому что ну очень надо. В нем была тревога и озабоченность предстоящим, но при этом покой и уверенность, мягкость и теплота по отношению к собеседнику. Ты понимаешь, что человек четко знает, чего хочет. Он очень правильно выбрал материал, очень правильно выбрал актеров, он вообще большой молодец, не оглядываясь на то, что это дебют. И он молодец, и продюсеры Рубен Дишдишян и Леша Сидоров молодцы, что это почувствовали. Это же риск. Здорово, что они пытаются шагать и туда, и туда. Эта компания умеет и на Третьем транспортном постоять, и куда-то уйти в тишь и благодать. Это очень здорово. Одно не должно терять из вида другое. Тогда все вырастет.


comments powered by HyperComments

XCIII Премия "Оскар": Ответственная миссия поручена "Дорогим товарищам!"

XXX МКФ "Послание к Человеку": "Кентавр" для "Просто парня" из Германии

XL МСФ ВГИК: На первом этапе "Я хочу тебе что-то сказать"

XXIX ОКФ "Киношок": Ты не поверишь!

XXVII ОФ "Святая Анна": Нет, это не Рио-де-Жанейро, но это победа

XVIII МКФ стран АТР "Меридианы Тихого": "Длинный день" по китайским меркам