Кадр из фильма Вонг Кар-Вая "Мои черничные ночи"
Кадр из фильма Вонг Кар-Вая "Мои черничные ночи"

"Иногда физическое расстояние между двумя людьми может быть небольшим, но эмоциональное — огромным. "Мои черничные ночи" — взгляд на эти расстояния, взгляд со всех возможных углов. Я хотел исследовать эти пространства – фигурально и буквально, и то усилие, которое требуется, чтобы преодолеть их," — говорит Вонг Кар-Вай.

Классик китайского артхауса, создатель "Чунгкинского экспресса", "Любовного настроения" и "2046", Кар-Вай открыл 60-ый кинофестиваль фильмом "Мои черничные ночи", снятым на английском языке с участием голливудских звезд Джуда Лоу, Рэйчел Вайс, Натали Портман и популярной блюзовой певицы Норы Джонс. Сюжет фильма незатейлив как песенка в стиле блюз: Элизабет (Нора Джонс), тяжело переживающая разрыв с бойфрендом, знакомится с Джереми (Джуд Лоу), владельцем нью-йоркского кафе "Ключ", куда любил наведываться ее бывший возлюбленный. Джереми, покинутый русской девушкой Катей (в память о катиной коллекции ключей Джереми и назвал свое кафе) сочувствует Элизабет и угощает ее черничным пирогом. Пирог действует на обоих как афродизиак — девушка начинает ежевечерне навещать кафе, а его владелец любуется тем, как она поглощает здоровенные порции пирога с ванильным мороженым. Однажды вечером, наевшись черничного снадобья, Элизабет засыпает у стойки бара, и Джереми, поддается инстинктивному порыву.

Но до хэппи-энда еще очень далеко, потому что Элизабет решает, что хочет излечиться от тоски и стать другим человеком. А для этого ей надо... пересечь Америку. Она исчезает из Нью-Йорка на год: подрабатывает в барах и кафе, заводит странные знакомства и пишет открытки Джереми. Открытки без обратного адреса...

В кратком пересказе сюжет фильма настолько примитивен, что кажется невероятным, что отборщики самого престижного кинофестиваля в мире выбрали его визитной карточкой Канна-2007. К счастью, кино — искусство визуальное, и записанный сценарий нужен режиссеру (особенно такому эстету как Кар-Вай) всего лишь как "отписка" для продюсеров и покупателей. Незатейливая, как старый блюз, история снята в традиционной для Кар-Вая манере высокого символизма. Изображение скачет от зернистого к перенасыщенному. Поезд-символ, изображающий утраченное время, то и дело проскакивает по кадру. В некоторых сценах темп картины замедляется до скорости фото-фильма, но в других — ускоряется многократно. К тому же Кар-Вай наполняет картину цитатами из американских фильмов: от нью-йоркских инди и голливудских вестернов, до главного роуд-муви всех времен и народов — "Тельмы и Луиз".

Английский и американский язык, на котором говорят герои, а также бесконечные вывески и надписи (на двери заведения написано крупными синими буквами по-русски: "КЛЮЧ") — знаковые системы, с которым играет режиссер. Язык — ключ к чужой культуре. "Я думаю, человеческие эмоции одинаковы — в Америке и в Китае. Мне было интересно снять фильм о преодолении барьеров и о том, как люди могут прийти от непонимания к пониманию," — сказал Вонг Кар-Вай на пресс-конференции. А Джуд Лоу и Нора Джонс хором добавили, что самой сложной сценой, над которой режиссер заставил их поработать дольше, чем над другими эпизодами фильма была сцена поцелуя. "Мы целовались очень долго!" — заявила Нора Джонс.

Пока "Мои черничные ночи" приняты критиками на Круазетте весьма прохладно. Журнал Screen International, ежедневно публикующий рейтинги конкурсных картин, поставил Кар-Ваю лишь две из возможных четырех пальмовых ветвей. Ну что же, конкурс только начался и главные баталии впереди.


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников