Кадр из фильма "Мертвые дочери"
Кадр из фильма "Мертвые дочери"

Сюжет "Мертвых дочерей" Павла Руминова периодически напоминает "Десять негритят" Агаты Кристи. Перефразируя строчки детектива, фильм можно охарактеризовать как "Шестеро ребят решили пообедать, одна пошла точить ножи и их стало пять". Живут себе, не зная горя, шестеро друзей: три мальчика и три девочки, среднестатистические молодые люди, выросшие из тинэйджерского возраста, но еще не ставшие совсем уж взрослыми людьми. Сначала можно бы было подумать, что это три пары мальчик-девочка, как это уже было в фильмах "Я знаю, что вы сделали прошлым летом", "Туристас" и других триллерах, ну или на худой конец, как дань моде - однополые пары. Но режиссер зачем-то решил запутать зрителя, заявив их изначально вместе, а потом выяснится, что они просто друзья, и это первая режиссерская ошибка.

Ну да ладно, друзья, так друзья. Вроде уже и лет им за двадцать, а они, придя из офисов домой, перевоплощаются из "синих воротничков" в тинэйджеров эпохи R’n’B. То есть вроде как они еще не начали самостоятельную жизнь, не принимали в жизни действительно серьезных решений, не совершали настоящих поступков. Видимо, по задумке режиссера, они должны были повзрослеть за три дня, сделать или не сделать что-то настоящее, но, видимо, увлекшись визуальной частью, которая в фильме действительно удалась, создатели забыли о сути, о том, ради чего все затевалось. Говорилось же здесь и о библейских заповедях, и о праведном поведении, но как-то это все свелось к примитивной игре с привидениями, а потом и вовсе в кровавую мясорубку. И на вопрос ради чего снимался фильм, думаю, режиссер затруднится ответить. Этот фильм мог бы быть о дружбе, но он не о ней, потому что у каждого из друзей своя судьба и каждый из них должен был пройти свои круги ада. Фильм также мог бы быть о каких-то моральных принципах, о нравственности, о которой здесь упоминается вскользь, но не более того. Остается только зрелище, то есть, к сожалению, фильм ради фильма. Создатели заявили "Дочерей" как фильм ужасов, и здесь я полагаю, любители этого жанра, действительно получат удовольствие. Здесь есть все для этого: и нагнетание обстановки, и холодящие душу истории, и жестокие сцены. Однако чаще всего ужас здесь достигается тем, чего на экране не видно. Еще Альфред Хичкок, классик жанра, сказал "Страшнее всего то, что находится за закрытой дверью", то есть то, чего зритель не видит. Собственно, на этом принципе и построен весь фильм.

Несмотря на то, что основное действие происходит с пятью друзьями, сюжет начинается с эффектного впрыгивания какого-то обезумевшего мужика в авто одной из подруг. Машина у нее оказалась праворульная, я еще отметила про себя: "Надо же! Какой режиссер молодец, даже машину подобрал не такую, как у всех, чтобы уже с первых кадров чувствовалась чертовщина". Ан, нет! И дальше, все машины у героев почему-то будут праворульными. Как говорится, шутка, сказанная дважды уже не смешна. Так же и здесь сначала повтор этого приема расстраивает, а потом начинает раздражать. Странно также смотреть, как девушка после N-го количества выпитого вина садится за руль. И так весь фильм — серьезно не воспринимается, представить нечто подобное в жизни невозможно, потому что все, начиная от интерьеров и заканчивая поведением героев какое-то "американизированное", словно снятое под копирку с аналогичных картин.

Местами здесь радовала актерская игра, это в первую очередь эпизодическая, но яркая роль Ирины Бразговки. Она сыграла капельдинершу театра, полностью перевоплотившись внешне в располневшую, с одутловатым лицом, близорукую, какую-то даже неземную женщину, то ли с того света, то ли с этого. Ее монолог с бутылкой кефира в руках, дорогого стоит, серьезные вещи она говорит с таким юмором, что на время забываешь, что это хоррор. Еще очень интересна здесь Елена Морозова в роли живой сестры мертвых дочерей. К сожалению, в ограниченных рамках своей небольшой роли она не раскрылась полностью, но в ней чувствуется мощный актерский потенциал. Ее необычная запоминающаяся внешность эпохи Возрождения: рыжие вьющиеся волосы, яркие голубые глаза, высокий лоб и почти отсутствие бровей также придают ее образу принадлежность к иному миру. Здесь на мой, критический взгляд, интересные роли заканчиваются, что касается главных героев — режиссер поступил очень мудро, пригласив "незамыленные", нерастиражированные лица. По крайней мере, они не раздражали, и то ладно, были скорее, как фигуры в шахматах, которые передвигает опытная рука.


comments powered by HyperComments

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"