Кадр из фильма "Консервы"
Кадр из фильма "Консервы"

Журналист Игорь Давыдов (Марат Башаров), специализирующийся на скандалах в политике рано или поздно должен был оказаться в центре событий, и, конечно же, по законам жанра, рано или поздно его жизнь и жизнь дорогих ему людей должна была оказаться под угрозой. Все это стало основой сюжета нового фильма Егора Кончаловского "Консервы", и могло бы восприниматься как нечто из области фантастики, если бы в нашей жизни не было подобных случаев, приравнявших политическую журналистику к статусу опасных для жизни.

Как бы там ни было, но наш герой решает спасти не человечество, нет, до таких масштабов наш кинематограф еще не дорос, но хотя бы помешать продаже урана зарубеж. И вот здесь появляется масса вопросов: Давыдов вроде опытный профессионал, ознакомленный со всеми подводными камнями политики и правил игры в ней, зачем-то становится болтливым и говорит своему другу, да еще и генералу (Александр Галибин), человеку по ту сторону баррикад, о записи, которой обладает. Ну, в общем, все как в басне про ворону и лисицу: "Ворона каркнула во все воронье горло..." и конечно, сыр упал к лапам лисы. Ну а лисы, то бишь, оборотни в погонах, тут же подсуетились и выстроили нехитрый шахматный план по добыче этой записи. Забегая вперед, хочу сказать, что авторы здесь показали как "плохих" силовиков, так и "хороших", оставляя нам надежду, что все-таки в высокой политике все не так плохо, как может показаться, и справедливость есть.

Егор Кончаловский проводит прямые параллели нашего времени с эпохой гражданской войны в России начала ХХ века, цитируя фильм своего дяди, Никиты Михалкова, "Рабу любви" и фразу "Господа, вы звери!". Как бы там ни было, а фраза не устарела. Ради того, чтобы кто-то заработал денег, гибнут невинные люди, одна жертва следует за другой, и так по цепочке. Вот наш журналист и встречает на золотом прииске с ироничным названием "Душевный" киллера Усольцева (Алексей Серебряков), фактически проходящего с ним по этому же делу об уране. Еще одна неприкрытая цитата приведена из "Судьбы человека" Сергея Бондарчука, в котором фашист предлагал водку герою Бондарчука, в "Консервах" же начальник прииска предлагает Давыдову водку.

Самым колоритным, ярким персонажем в фильме, безусловно, оказался начальник прииска. Сергей Векслер добавил юмора, гротеска в этот фильм. Его герой произносит фразы, претендующие на афоризмы, вроде "Суки. Мои суки!" или "Неправильный ответ!". Он играет эдакого проворовавшегося начальника, о его характере и манере поведения говорят зубы, цепи, перстни, пуговицы из червонного золота. Но это лишь "цветочки" в сравнении с "ягодками" прииска, хранящимися в самодельном сейфе и консервных банках. Остальные же персонажи более-менее интересны, актеры играют хорошо, но ничего нового вы не увидите, не откроете в их актерском таланте. Про героиню Любови Толкалиной, исполняющую традиционно роль жены главного героя в фильмах Егора Кончаловского, можно не говорить, так как ее роли во всех фильмах одинаковы, она словно играет одну и ту же героиню, с теми же реакциями, эмоциями, выражением лица и даже словами.

Местами хороши диалоги, но у меня такое ощущение, что они придумывались актерами уже по ходу съемок, а не в сценарии, вроде диалога между тещей Давыдова и журналистом, когда к ней в квартиру ворвались спецназовцы: "Что происходит? Кто все эти люди?" — "Россияне". Но вот слово "консервы" обыгралось в разнообразном его значении: это и законсервированный уран, хранящийся в одном из многочисленных железнодорожных отстойников, и золотой песок, запаянный начальником прииска себе, очевидно, на пенсию, и люди, которые могут в побеге с прииска оказаться консервами для остальных заключенных на случай голода. Последний вариант значения слова папа режиссера, Андрон Михалков-Кончаловский еще несколько лет назад описал в одной из своих книг — не то "Низкие истины", не то "Возвышающий обман". Думаю, это-то и навело Егора на мысль о создании этого фильма.

По поводу сценария хочется отметить, что все сюжетные линии выстроены грамотно, придуман неожиданный финал, однако то ли потому что во время монтажа вырезали какие-то куски, как это часто бывает, то ли еще почему, но некоторые сюжетные линии остались незавершенными и словно повисли в воздухе. Например, зачем нам постоянно говорить про этот уран, который "ищут пожарники, ищет милиция", показывать, как во время следствия его пытаются найти, чтобы потом напрочь забыть о нем, а ведь из-за него-то весь сыр-бор и разгорелся, надо было довести эту линию до конца. Не очень понятно, зачем с настойчивой периодичностью нам показывать кадры с Давыдовым, повторяющим молитвы, если о какой-то морали, религиозной или нравственной нет и речи? В результате складывается ощущение какой-то спешки, в которой снимался фильм, эдакого "тяп-ляп", "и так сойдет". А уж кадры, где один из героев говорит, а его голоса нет (это не неполадки аппаратуры, потому что фоновые шумы шли), я считаю вообще вопиющими. Создатели, видимо, думают, что зритель не заметит, понадеялись на "авось".


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников