Кадр из фильма "Перегон"
Кадр из фильма "Перегон"

Сергей Сельянов, продюсер "Перегона", как-то сказал, что самыми рейтинговыми являются фильмы о животных. Видимо, поэтому создатели и решили ввести в сюжет молочного поросенка Тарасика как одного из основных персонажей фильма, и не промахнулись — даже среди кинокритиков, казалось бы, самой искушенной и циничной части зрителей, оказалось довольно много таких, кто плаксиво умилялся каждый раз, когда пред их очами представал Тарасик, умилительно прихрюкивающий и шевелящий ушами. Недаром эта порода мини-пигги нынче столь в моде — такого поросенка сегодня с собой берут в автомобиль, на тусовку и званый ужин. Тарасик-то конечно, умильный, но не люблю, когда со зрителем заигрывают, пытаются подкупить. Надо было сделать фильм о Тарасике — все бы встало на свои места, никаких претензий, Тарасик отлично справился со своей ролью, его дрессировщик тоже. Остается также загадкой, как из мини-пигги к концу фильма смог вырасти огромный боров, чудо природы какое-то. Может, конечно, это климат Аляски поспособствовал, или американские харчи, но оставим сей факт на совести авторов, ведь в фильме есть куда более значительные искаженные факты - исторические.

Например, если вы думаете, что все, что произошло в фильме — правда, то можете об этом забыть. Но если вы все же решили посмотреть "Перегон", то расслабьтесь и получайте удовольствие, представляя, что так могло бы быть, как в "Кавказской пленнице": "А в соседнем ауле украли члена партии!", потому что история сама по себе неплоха, а потому и оказалась заманчивой для создателей. Еще бы: на чукотский аэродром из Аляски прилетает американская эскадрилья, только вместо пилотов-мужчин все как на подбор оказываются женщины. Конечно, такой факт дает широкое поле деятельности фантазии сценариста, он же режиссер — Александр Рогожкин, ведь здесь могут и романы возникнуть между нашими и американками, и языковые трудности с вытекающими отсюда комедийными ситуациями и конфузами. Еще одной загадкой остается, как это во всей округе, кроме библиотекарши Ирины Владимировны (Анастасия Немоляева) английский язык знает эскимос Вася (Алексей Петров), выросший в чуме с безграмотными родителями? Хочется сказать: "Нет сынок, это фантастика". Ну, надо было, чтобы по сюжету Вася знал английский — ну и знает. Это понятно, только "Не верю!". К слову, Вася этот, крайне неприятный тип, вечно всех подставляющий, ищущий во всем выгоду только для себя и своих родителей (а мамочка его, кстати, с выщипанными бровями ниточкой!), пресмыкающийся перед американцами, оказался единственным героем в этом фильме из наших, то есть советских людей. Очень не логично, и очень притянуто за уши, даже когда о нем читают газетную заметку, крутится мысль, что наверняка он свалил в Америку вместе с американцами, все тянулся к ним да к пальмам. Опять же "Не верю!".

По ленд-лизу вооружение, в том числе самолеты, и "Аэрокобры", о которых речь в фильме, СССР получал от американцев, но девушек там не было. Более того, эти самые самолеты прямо с Аляски перегоняли наши, советские летчики. Да дело в общем-то не в искажении исторических фактов, в конце-концов, это же не документальный фильм, но за державу и особенно, наших летчиков, обидно. Я не знаю, зачем и кому это нужно, но вот в фильме почему-то американцы показаны исключительно с положительной стороны, героически. Собственно, он и начинается с того, как отважная американская летчица героически сажает самолет без бензина, как говорится, "на честном слове и на одном крыле" — и самолет спасла для фронта, и сама жива осталась. Этот эпизод показан сильно, психологически, с комом у горла. Сразу видно, режиссер – профессионал своего дела. Но наших ребят почему-то в таком свете не показал, более того наши все сплошь — либо необстрелянные юнцы с двадцатью часами налета, которые только и умеют, что гробить технику и воровать еду. А офицерский состав вообще один почище другого: один спит с чужой женой, другой — контуженый параноик и сексуальный маньяк, которого нужно держать связанным по рукам и ногам, третий — злостный нквдэшник (было бы странно, если б он был показан другим) и так далее.

Я бы еще как-то могла оправдать такое положение дел, если бы сценарий был чужой, а режиссер — неумелый. Но здесь сценарист и режиссер — один человек, да и с огромным опытом за плечами. Правда, политики режиссер испугался и в эпизоде, когда после прозвучавшего гимна США, в котором американки патриотично пели свой гимн, прижав руку к сердцу, логически должен был зазвучать гимн СССР, как это происходит на подобных приемах, зазвучал "Интернационал" — вроде о народах, к месту, из того времени, но более сглажено, не так коммунистически и не так патриотично. Не будем забывать, что время действия фильма — время пика патриотизма, где люди кричали "За Родину! За Сталина!" от чистого сердца, и умирали и побеждали с этими словами. И, конечно же, гимн и флаг были для них не пустым звуком. Кстати, флага СССР в кадре тоже замечено не было, зато все время мелькал огромный флаг США на спинах американцев. Так что, когда Александр Рогожкин говорит, что снимает фильм не про войну, а про людей, то кривит душой, потому что снимает он, как выяснилось, конъюнктуру, интересную кому-то сегодня, но неинтересную завтра. А фильмы вроде "Судьба человека" или "А зори здесь тихие" и сейчас смотрят, и потом будут смотреть. Обидно, что наши современники не чувствуют или не хотят этого понимать, и войдет наша эпоха в историю как время слабеньких фильмов об искажении фактов, а то и вообще, о попытках эту историю забыть. Как говорится, за державу обидно.


comments powered by HyperComments

XXXI ОРКФ "Кинотавр": Жюри оказалось не из пугливых

LXXVII МКФ в Венеции: Специальный приз для "Дорогих товарищей"

XIII МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": "Куратор", "Теленок" и "Магия зверя"

VIIII КФ "Короче": "Хочу домой" на "Годовщину", короче

XXXI ОРКФ "Кинотавр": "Заговор "нетаких" "…товарищей"

LXXVII МКФ в Венеции: "Дорогие товарищи!", Россия в основном конкурсе