Идея фестиваля, созданного компанией "Другое кино" и журналом Rolling Stone, в том, чтобы немые киноленты озвучивались на сцене современными рок-музыкантами. В свое время таперы тянули эту лямку, чтобы заработать на хлеб, а современные рокеры играли бесплатно, ради спортивно-художественного интереса. Ведь это действительно увлекательная задача: сыграть нужное настроение, оживить короткий диалог, предвосхитить или усилить эмоцию – в общем, проявить свой дар импровизатора.

Нынешний фестиваль посвятили космической теме — в честь 45-летия первого полета человека в космос. Публика увидела пропагандистский мультик "Межпланетная революция" 1924 года – сюрреалистическое произведение, выполненное в технике коллажа — с огромными, как пузыри, инопланетными буржуями, со свастикой на лбах и межгалактической перестрелкой.

Группа Won James Won придумала этому вполне адекватный сюрреалистичный нойз (шумовой) аккомпанемент: выли, стонали и скрежетали. "Остальные будут так же кричать?" — спросил в антракте, к удовольствию окружающих, чей-то малыш.

Фильм "Космический рейс" режиссера Василия Журавлева 1936 года — настоящий советский блокбастер со спецэффектами. Действие фильма происходит в 1946 году: бородатый, похожий не то на крестьянина, не то на Циолковского профессор Седых, блондинка Марина и отважный пионер Андрюша, преодолевая многочисленные препятствия, летят на Луну. Там они едва не погибают под обвалами в лунных кратерах, посылают сигнал на Землю, а также спасают подопытную киску, предшественницу Белки и Стрелки. Футуризм почти столетней давности невероятно забавен, и публика посмеялась от души. Например, ракета "Иосиф Сталин" — это целый лайнер с кухней, гамаком для отдыха и ваннами, в которых космонавты погружались, чтобы "уберечься от гибельных толчков при взрывах". В дорогу герои взяли полные чемоданы сменного белья, полотенец и прочего, но жена профессора все равно нервничала: "на Луне минус 270, а мой старый валенки забыл!"

Группа "Мумий Тролль" сотворила для фильма вполне традиционное музыкальное сопровождение: иногда в типичную "мумийтроллиевскую" фактуру вплетались мотивы типа "Взвейтесь, кострами!" или "Вставай, проклятьем заклейменный". Пение в немом кино не очень принято, поэтому поначалу казалось, что Лагутенко был здесь лишним: музыканты играли, а фронтмен только что-то неразборчиво комментировал (вроде "ну-ну…" или "профессор называется!"), стоя спиной к публике. Однако в кульминационные моменты Лагутенко переходил к пению — собственных песен на космические темы. Законы жанра, конечно, сразу нарушались, зато удовольствие зрителей удваивалось.


comments powered by HyperComments

XXXI ОРКФ "Кинотавр": Жюри оказалось не из пугливых

LXXVII МКФ в Венеции: Специальный приз для "Дорогих товарищей"

XIII МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": "Куратор", "Теленок" и "Магия зверя"

VIIII КФ "Короче": "Хочу домой" на "Годовщину", короче

XXXI ОРКФ "Кинотавр": "Заговор "нетаких" "…товарищей"

LXXVII МКФ в Венеции: "Дорогие товарищи!", Россия в основном конкурсе