Игорь Савочкин
Игорь Савочкин (фото: Сергей Лесневский)

Игорь мечтает сыграть шекспировского Клавдия и убедить зрителей в том, что этому человеку, циничному и презираемому, присущи трагизм, психологичность и величие. А ведь сыграть роль антипода главного героя настолько сильно и убедительно, чтобы он стал интересен не менее принца Гамлета — задача не из простых. И мы желаем ему в этом успеха.

Все ваши поклонники, за отсутствием полноценной информации, интересуются откуда вы родом? В какой семье выросли? Какой институт заканчивали? С чего, собственно, началась ваша актерская карьера?

Я из Саратова. Сначала окончил школу, затем технический вуз, полтора года работал инженером. В двадцать четыре года поступил в Саратовскую государственную консерваторию на театральный факультет. Причем, никогда не думал, что стану актером. Мой отец окончил Московский Институт Культуры, работал в областном управлении культуры в Саратове, затем - председателем саратовской редакции газеты "Труд", то есть только он в нашей семье был каким-то образом связан с культурой. А когда я учился в первом институте, отец моего друга - режиссер - набрал театральную студию. Это было в 1982 году. Друг мне говорит: "Пойдем в театральную студию!" Я отвечаю: "Да ты с ума сошел!" (Улыбается). Я вообще хулиганом был, с театром отношения как-то не складывались.

То есть в детстве вы не мечтали стать актером?

Нет, нет, нет. Никогда! Когда спрашивали: "Куда пойдешь учиться?", отвечал: "Да кто его знает, в армию пойду!"
Была у нас "бригада", собирались с друзьями в парке. Драки были, детская комната милиции - чего только не было. И тут вдруг такое предложение! У нас состоялся продолжительный разговор с Владимиром Захаровичем Федосеевым, отцом моего друга (он долгое время работал режиссером в Саратовском ТЮЗе, а сейчас преподает историю зарубежного театра на театральном факультете). Я пришел в театральную студию, занимался там два года. Наш мастер стал набирать свой курс в консерватории на театральном факультете. А раньше было Слоновское училище, которое заканчивали Евгений Миронов, Конкин, Янковский. И, вот, набрали курс. Я в тот момент учился на четвертом курсе другого вуза (технического вуза - прим. авт.). И все-таки решил поступить в театральный. Но мама сказала, чтобы я сначала окончил первый вуз, и уже потом шел, куда хочу. Тогда я очень хотел бросить первый институт, так как почувствовал, что театр мне интересен и близок, но, все-таки, окончил его (улыбается). Раньше нельзя было учиться одновременно в двух институтах, плюс молодому специалисту нужно было пройти отработку.

Театральный я закончил в 1991, и меня сразу пригласили в Московский театр "На досках" к Сергею Кургиняну. Я приехал, показался. Первый спектакль сыграли на улице Герцена, в Московском театре МГУ, поскольку своего помещения у нас не было. Еще работал в театре "На Покровке", на саратовской радиостанции "Ностальжи" диктором прямого эфира.

А сейчас вы играете в театре?

Нет, сейчас я в театре не играю — работаю у Тимура Бекмамбетова. Занимаюсь озвучанием, съемки какие-то происходят, приглашают от "Базелевса" ("Базелевс продакшн" кинокомпания Тимура Бекмамбетова - прим.авт.). Снимался в роликах "Дневного Дозора", снимаюсь в рекламе и занимаюсь постпродакшеном. Работа не особо творческая, но, поскольку съемки у меня происходят, чувствую себя очень хорошо.

А вы хотели бы играть в театре?

Честно говоря, даже не знаю. Я работал в театре у Арцибашева "На Покровке", в театре "На досках". В общей сложности около семи лет. Но я ходил в театры, смотрел и оценивал для себя спектакли. Единственный, кто меня устраивает по моему ощущению театра и правде существования - это Гришковец. С ним бы я поработал с удовольствием! Я посмотрел все его спектакли: это надо видеть, как он держит зал, как близок он к зрителю. Я сидел и понимал: это же про меня! (улыбается). На его спектаклях ты начинаешь ассоциировать себя с тем, о чем он "говорит", и это здорово!

Был в "Театре Станиславского", в театр "На Таганке" ходил. Что могу сказать? Режиссер должен быть ответственен за то, что он делает. И я бы не хотел работать у такого режиссера, который создает спектакли только на потребу публики. Зачем это делают? Для правды жизни?! Правда жизни в театре заключается не в этом. Если ты делаешь какую-то вещь, ты должен это оправдать — концептуально, в линии спектакля, в линии роли актера. Это должен быть клубок переплетений. А когда создается спектакль только ради "ха-ха", я этого не понимаю. Может быть из-за того, что меня так воспитали. Правда, когда мы были студентами, нам объясняли, что отрицательный результат — тоже результат. Мастер мне говорил: "Досиди до конца спектакля и посмотри, как не надо делать".

Когда классику начинают по максимуму перерабатывать под современность, мне это тоже не понятно. Есть произведение. Если ты уважительно относишься к автору и хочешь его как-то изменить под себя — сделай полную свою интерпретацию! Интерпретацию с твоей жесткой позицией. Или вообще напиши другое произведение.

Игорь, скажите, пожалуйста, есть ли у вас любимый персонаж, которого вы хотели бы сыграть?

Есть такой персонаж. Я бы с удовольствием сыграл шекспировского Клавдия (персонаж пьесы "Гамлет" - прим.авт.). Не Гамлета, а именно Клавдия, так как считаю, что он не менее сильный и трагический персонаж. Они связаны друг с другом, они должны быть на равных. Например, у того же Арцибашева очень интересная концепция. Но король Клавдий не должен уступать. Если брать историческую обстановку того периода, важны именно династические понятия, с которыми люди жили, и по-другому себе жизнь не представляли, потому что это было у них в крови. Клавдий совершил этот поступок прежде всего из-за любви к Гертруде (мать принца Гамлета - прим.авт.), не ради власти как таковой, хотя и власть имеет для него значение. Если трактовать роль Клавдия таким образом, она получится полноценнее и трагичнее. Потому что, например, бокал с вином — это ошибка, и тот факт, что Гертруда решила его выпить — трагическая случайность. И он кричит ей, его крик - крик души. В его словах нет холодного расчета, хотя Клавдию нельзя отказать в расчетливости. Прежде всего, это крик, выражающий его напряжение, эмоции и малейшие оттенки его чувствований. Клавдий не злодей, как многие его понимают. Он как мой персонаж в "Громовых" — человек, который попал в определенные обстоятельства и пытается в них существовать. Если сделать Клавдия таким, я бы с удовольствием сыграл его роль.

А от какой роли вы бы наотрез отказались, не стали бы ее играть?

Если мне предлагают роль, даже роль подонка, с позиции актера я начинаю оправдывать ее для себя. "По школе" так положено. Я бы не стал играть ту роль, которая бы "не задела" меня. Я всегда ищу изюминку, за что зацепиться. И, опять-таки, меня так учили: нужно думать и о внесценической жизни роли, об эпизодах, во время которых персонаж находился за сценой. Любая роль, наверное, интересна, если она интересна тебе лично, если ты можешь в ней что-то открыть.

Я знаю, есть два типа актеров: одни актеры играют практически все, что им не предлагают, потому что они просто не могут не играть, как, скажем, Роберт Де Ниро; а другой тип актеры, которые тщательно перечитывают сценарии и выбирают только такие, которые близки им на настоящий момент по умонастроению и духовному состоянии, как, скажем, Аль Пачино. Вы, как я понимаю, относитесь к двум типам сразу?

Естественно, я читаю сценарии. Стараюсь узнать всю историю. Во время съемок в "Авантюристке" я попросил полный сценарий. Мне его дали. Мой герой появляется в последних четырех сериях, но я понимаю, что должен знать о том, что происходило на протяжении всей картины. Ведь не имея понятия о сюжете и его подробностях, я не смогу выстроить отношения с персонажем. Нужно знать, как и почему персонаж пришел к таким сценам. Мне нужно настраиваться на роль. Когда владеешь полной информацией, когда видишь полную картину, ты можешь апеллировать к любой сюжетной линии.

В театре "На досках" у нас был спектакль "Обитаемый остров" (по Братьям Стругацким - прим.авт.), где я играл главную роль - Максима Кемерера. Спектакль шел пять часов и пять минут без перерыва. Второе его название, подзаголовок — "Мистерия разведки". Это была разведка, прогрессоры, т.е. разведка чужой планеты и ее обитателей. Это внешняя разведка. Есть еще внутренняя разведка - нелегалы. Вот сейчас Алексей Герман снимает фильм "Трудно быть Богом" — практически тоже самое.

Относительно Германа. А вы могли бы сняться в фильме, зная, что потребуется много труда, много времени не один год?

Да, я думаю, да. Я жалею, что не родился в то время, когда Герман снимал свой фильм "Проверки на дорогах" — тогда я был еще слишком мал. Очень хороший фильм, мне он очень нравится. Интересно играть психологические человеческие "сломы" — они вне времени. Когда ты чувствуешь, что сможешь передать подобное состояние зрителю, это интересно смотреть и интересно играть.

Есть ли у вас учителя в кинематографе, на кого хотелось бы равняться, чьи фильмы вы пересматриваете?

Мне очень близок Василий Шукшин. Я смотрел многие его фильмы. Та правда, о которой он пытался рассказать, доходит до каждого. Я бы хотел, чтобы моя правда так же воспринималась и оценивалась после моих работ. Это хорошо. Это здорово.

Мне нравится Аль Пачино и тот же Де Ниро. У них своя школа игры, отличающаяся от нашей какими-то своими характерными приемами, но это не важно. Главное, чтобы актер смог донести до зрителя, до потребителя именно то, что хочет. Чтобы зритель понял, подумал и прочувствовал. Чтобы герой картины оставил свой след и свое мировосприятие в человеке. И у них это получается. Даже над отрицательными персонажами люди задумываются. Почему Майкл Карлеоне именно такой? Почему? Потому что Аль Пачино смог передать все нюансы его человеческой сущности, отобразить все обстоятельства таким образом, чтобы люди задумались. Важно показать своего героя и с отрицательной, и с положительной сторон, чтобы пошел процесс оценки. Я думаю, это самое главное и в кино, и в театре. Понятно, что развлекательные шоу кому-то нужны, так как люди иногда хотят просто расслабиться, чтобы ни о чем не думать. Мне особенно не нравится программа с этими "бабками" ("Аншлаг", "Кривое зеркало" пр. - прим.авт.). Я этого не понимаю, потому что мне это просто не интересно. Может, кому-то интересно, кто-то такое шоу любит. Я не против, пусть существует.

Скажите, Игорь, вы любите читать? И есть ли такая книга, которую вы могли бы посоветовать прочесть каждому?

Читаю и перечитываю "Мастера и Маргариту" и "Петра Первого". Как-то мой отец положил передо мной роман "Петр I", порекомендовав прочесть. Я посмотрел: "Какая толстая книга, ужасно!" (улыбается). А когда начал читать, просто не мог оторваться. Ведь это был во многом неоднозначный человек. Те методы, которыми он пользовался, жестоки, но в то время по-другому просто нельзя было действовать! И во время сталинской войны, как мне кажется, тоже нельзя было поступать иначе. Мы сейчас судим — "злодей" — и так далее и так далее. Да, злодей, но все равно войну-то мы выиграли. Да, много людей погибло, но если бы этого не случилось, я не знаю, чтобы было сейчас. Через все надо было пройти. И мы не можем сейчас говорить "лучше бы мы проиграли, и было бы все по-другому". И я не хочу так говорить. Что было — то было. Есть цепь обстоятельств, есть определенная историческая обстановка, и вырваться из нее нельзя. Надо поступать именно так, а не иначе. А если бы было по-другому… Может быть, было бы по-другому, но не факт, что это было бы лучше.

В "Мастере и Маргарите" тоже достаточно много сильных вещей. Это Мастер, который показывает, что ты должен иметь свою личную позицию в жизни и отстаивать ее, ты должен бороться за то, что для тебя свято, то, что ты создал. Когда у человека есть определенная внутренняя позиция, ему легче ориентироваться в окружающем пространстве. А когда ты "шалтай-болтай", тебе придется преодолевать огромные трудности.

А вы смотрели экранизацию "Мастера и Маргариты"? Какое у вас к этому отношение?

Из-за отсутствия времени я посмотрел только несколько серий. Я не согласен. У меня несколько другое ощущение от выбора персонажей на роли. Я не могу сказать, что Кирилл Лавров плохой артист, но в моем представлении Понтий Пилат — это совсем другой человек. Мы с ребятами это обсуждали, говорили на эту тему. Это другой человек, он написан по-другому, это другой характер. Может быть, он сделал свое видение, и режиссер, и актер. Но написано по-другому. Не тот это, все-таки, человек! В нем должна быть такая внутренняя сила, что, когда этот человек на тебя смотрит, ты - цепенеешь. Вот, так написано.

Потом, Воланд. С Воландом тоже не все так просто, потому что он получился у Басилашвили слишком тяжеловесным. Воланд — это человек, который знает все: будущее, прошлое. Это Демиург, вращающий пространство. Не получилось этого впечатления со стороны Басилашвили. Его игра… Он как будто тесто месит. У него получился очень тяжеловесный человек, а Воланд в романе все делает легко. Он легче, мобильнее, обаятельнее. Он может быть очень серьезным и тут же произнести нечто потрясающе остроумное, а в фильме получилась другая натура.

Но это мое видение, я не отрицаю всех достоинств. То, что смогли — сделали. И, вообще, это трудно - экранизировать такой роман. Вот у нас в Саратовской драме - одним из лучших спектаклей считается "Мастер и Маргарита". Очень много отзывов. Но, в любом случае, вообще крайне сложно играть дьявольщину, мистику. И в театре воплощать мистику намного сложнее, чем в кино. Но люди пытаются, делают, показывают свое отношение и видение. И это похвально, потому что роман на самом деле очень хорош. "Конец квартиры 50" - я перечитываю эту главу запоем. Кот, этот совершенно демонический персонаж (улыбается), вся свита, которая помогает Воланду крутить эту вертушку времени, событий и всего остального. Люблю, люблю эту книгу.

Расскажите, пожалуйста, о своей роли в нашумевшем фильме "Жесть".

Ситуация с этим фильмом, в общем-то, мне до сих пор непонятна. Я играл Терминатора. Алексей Серебряков, изначально приглашенный на эту роль, отыграл три сцены (они снимались в Крыму) и по каким-то причинам выбыл. Меня срочно вызвали в Питер. В воскресенье утром я уехал и в воскресенье же вечером вернулся. На дневном поезде, а ночным вернулся назад в Москву, поговорив с режиссером Денисом Неймандом. Меня утвердили на роль Терминатора. Все съемки проходили в Питере. Я вновь приехал на съемки, отыграл основную часть своей роли. А на озвучение меня не вызвали. Роль озвучивал Алексей Серебряков. Получается, что я, наверное, был дублером Серебрякова. Говорят, в титрах рядом с указанием роли "Терминатор" стоят две фамилии — Серебряков и Савочкин.

Персонаж этот тоже интересный. Терминатор, надев эту маску, отгородился от мира и, в силу сложившихся обстоятельств, пытается поддерживать порядок насколько это возможно. Он сталкивается с маньяком и журналисткой Мариной, у них происходит человеческое сближение. Я так играл, по крайней мере. Жесть — это не сталь. Она может быть смята, как и судьба человека. И только человеческое отношение друг к другу может "отрехтовать", сгладить эти рубцы.

Это правда, что вы занимаетесь фехтованием? Как так получилось, что вы занялись таким редким, оригинальным видом спорта?

Да, я мастер спорта по фехтованию, выступал на Первенстве России. Я занимался фехтованием десять лет, и этот опыт служит мне в нынешней профессиональной деятельности. Есть такое понятие, как "мышечная память". Так вот, мне это очень пригодилось. Четыре с половиной года я преподавал фехтование в театральном институте. Хотя есть некоторые различия между фехтованием в кино и фехтованием в спорте: зритель должен видеть каждое движение, поэтому движения должны быть отточенными.

Игорь, расскажите, пожалуйста, о вашей любимой роли, которой вы могли бы гордиться. Есть ли такая?

Наверное, все же любимая роль — это роль Толяна в сериале "Громовы". Однозначно трактовать этот образ нельзя. В каждом человеке пересекаются плохое и хорошее, и в Толяне существует не только темная сторона. Да, он не положительный герой, вокруг него происходят события, отрицательные с точки зрения общепринятой морали. Но вы знаете, существует "человек слова". Толян именно такой. Вопрос "хорошего" слова или "плохого". Если он сказал: "Буду играть", значит, он будет играть. Если сказал: "Научу в карты играть" — научит. Сказал: "Три процента (при свидетелях)", значит, на самом деле три процента. Поэтому он не мог признаться Савке, что положил в книгу деньги, до конца не мог. И все поступки его пронизаны в этом плане "тормозом положения". Вор есть вор. Но, все же, я думаю, одиночество этого волка печально. Поэтому в его жизни появился Савка.

А как примерно выглядит один будний день Игоря Савочкина?

Приходится рано вставать, поздно возвращаться домой. Ролики, съемки, озвучка… Когда выпадает спокойный день, стараюсь заглянуть в театр. Недавно смотрел спектакль "Сталинградская битва" в театре марионеток Резо Габриадзе. Магия марионеток завораживает.

Вопрос от Жизели из Якутска: Дорогой Игорь, расскажите, пожалуйста, о вашей следующей роли?

Мне предстоит сыграть исторически достоверный персонаж — генерал-лейтенанта Войцеховского, соратника Каппеля в фильме "Адмирал Колчак". После гибели Каппеля, Войцеховский возглавил оставшиеся силы белой армии в Великом ледяном походе через Сибирь за Байкал. Съемки должны проходить в Иркутске. Адмирал Колчак - это реальный исторический персонаж и тоже очень сильная личность. Буду надеяться, что смогу достойно сыграть в этом фильме.

Вопрос от Светланы из Москвы: Когда у Игоря появится свой сайт?

Будем над этим работать. А пока заходите на официальный сайт "Громовых", пишите в форум, задавайте вопросы.

И, на прощание, пожелайте что-нибудь вашим поклонникам и себе.

Что касается поклонников, хотелось бы пожелать, чтобы на экранах появилось много хороших и качественных фильмов, которые бы заставляли зрителей думать, сопереживать героям и, в конечном итоге, приносили бы радость и что-то светлое в их жизнь. Ну, а себе, наверное, желать ничего не буду. Буду стараться хорошо работать и делать все возможное, чтобы мои работы так же не оставляли равнодушными зрителей. Самое страшное в жизни, на мой взгляд, это равнодушие.
Добра и любви!


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников