Томас Винтерберг
Томас Винтерберг

Беседа с РУСКИНО

Томас Винтерберг окончил Национальную киношколу Дании в 1993 году. Его дипломный фильм "Последний зов" (Last call) был номинирован на "Оскара". Вместе с Ларсом фон Триером Винтерберг стал автором манифеста "Догма-95".

Томас, Вы приехали в Москву, потому что Ваш фильм "Дорогая Венди" (Dear Wendy) участвует в конкурсе Московского кинофестиваля. Вы впервые в Москве?

Томас Винтерберг: Да, я приехал в Москву впервые, и город произвел на меня большое впечатление. Дело в том, что я вырос в социалистической коммуне в Копенгагене, и в детстве слышал много романтических сказочных историй о России и советском режиме.

И что же, в реальная Россия оправдала Ваши ожидания?

Т.В. Вы знаете, они забыли сказать мне тогда, что в России была диктатура. Мои родители объясняли мне только, как важно делиться с другими, и как здорово это получается при социализме. А Россия, которую я встретил здесь, честно говоря, выглядит как любая другая страна. Конечно, я понимаю, что я провожу здесь время в центре Москвы, где много туристов. Здесь трудно найти что-то типично русское. Я смотрю по сторонам и вижу - Мак Доналдс, Макс Фактор, Бенеттон - брэнды, которые существуют по всему миру.

То есть вы видите ту буржуазную культуру, против которой выступало движение "Догма", созданное Вами и Ларсом фон Триером 10 лет назад?

Т.В. Да, если говорить о том, что Догма выступала против каких-то культурных аттрибутов, то это были именно такие вещи... И, честно говоря, мне немного грустно, что я опоздал в Россию лет на двадцать. Я привез сюда мою дочку и сказал ей: "Как здорово, смотри мы в совсем другой стране!", а она, оглядевшись по сторонам, ответила - "Папа, а что же в этой стране такого особенного?". Дочке 9 лет. Я понимаю, конечно, что я веду себя как богатый западный турист, живущий в хорошей гостинице в центре Москвы. Мне посоветовали выехать из центра и посмотреть окраины и пригороды, что я и собираюсь сделать сегодня. Возможно, я найду настоящую Россию там...

Удачи! Теперь давайте побеседуем о Вашем фильме. Сценарий "Дорогой Венди" был написан Ларсом фон Триером. Фильм выходит в прокат практически одновременно с "Мандерлеем" Фон Триера. Продолжаете ли Вы считать себя режиссером Догмы?

Т.В. Безусловно, "Дорогая Венди" не относится к фильмам Догмы. И мой предыдущий фильм "Это все о любви" тоже не был снят по законам Догмы. Но я продолжаю считать себя членом братства "Догмы 95", с тех пор, как мы создали его.

Что же изменилось в Вашем творчестве с тех пор?

Т.В. Трудно назвать фильм более далекий от стилистики Догмы, чем "Дорогая Венди". К примеру, одной из заповедей Догмы было то, что мы не имели права показывать в картинах огнестрельное оружие. А этот фильм целиком посвящен маниакальному увелчению оружием. Ясно, что сегодня, когда фильмы Догмы стали таким культовым явлением, было бы довольно примитивно с моей стороны продолжать снимать в том же духе. К тому времени, как наши первые фильмы "Торжество" (Celebration) и "Идиоты" (Idiots) достигли всемирной славы, Догма стала брендом, торговой маркой, так сказать. Поэтому можно сказать, что Догма, начавшись как реакция на конвенциональный, традиционный кинематограф, сама стала конвенцией. И нам нужно было передохнуть. Оставить монстра в покое на время.

В какой-то степени, в Вашем фильме подростки, собравшиеся в подпольную организацию и сочинившие для себя строгий кодекс поведения - это пародийный взгляд на Вашу собственную молодость?

Т.В. Да, конечно. Конечно, даже название группы "Дэнди" перекликается с группой "Догма". С другой стороны, Вы, вероятно, знаете, что все фильмы Ларса о том, как один сумасшедший главный герой убеждает всех вокруг броситься вместе с ним с края обрыва...

Но это же не фильм Ларса фон Триера, это Ваш фильм, не так ли?

Т.В. Это мой фильм и фильм Ларса тоже. Он написал его. Он написал историю о группе молодых людей под предводительством молодого сумасшедшего.

"Дорогая Венди" и "Мандерлей" похожи не только идеологически, но и стилистически. Действие происходит в псевдо-американском городке, вы используете театральные декорации, карты и планы. Известно, что Фон Триер никогда не бывал в Америке. А Вы?

Т.В. Да, я бывал в Америке. Я не боюсь летать на самолетах и обожаю путешествовать. Мы с Ларсом совершенно разные люди. И разные режиссеры. Да, я был в Америке и знаю американскую культуру. С другой стороны, совершенно не обязательно бывать в Америке, чтобы знать ее культуру. Любой житель западного мира знает Америку, потому что она является границей нашей территории - мы все выросли на американских фильмах и культуре, с банкой колы в одной руке и баскетбольным мячом в другой.

В фильме группа молодых неудачников собирается вместе и создает тайное братство. Это делает их счастливыми, помогает самоутвердиться. Но потом все приходит к страшной кровавой развязке. Зритель покидает кинозал с ощущением, что страна, в которой это произошло - жестокая и несправедливая.

Т.В. Нет, нет - мой фильм не о насилии в американской жизни. Я вообще не хотел показывать на кого-то пальцем и обвинять в чем-то. В любой другой стране с ними расправились бы таким же способом. "Дорогая Венди" - фильм о молодости, о попытке создать другую жизнь для себя. В какой-то момент герои оказываются перед выбором: вернуться к повседневной, серой жизни и стать такими как все или умереть. Этот конец представляется мне очень печальным. Когда мне было 18 лет, мне очень хотелось жить по-другому, не так, как все. И я был очень разочарован тем, что я видел вокруг. Вот о чем этот фильм.

Главную роль в Вашем фильме исполняет Джейми Белл (исполнитель главной роли в картине "Билли Элиот"). Молодой английский актер играет американца в фильме, снятом датчанином. Почему вы выбрали именно Белла?

Т.В. Джейми Белл был, так сказать, бриллиантом в нашей короне. Он идеально подходил картине. В нем есть такая удивительная чистота и невинность, теплота. В то же время, он очень интеллектуальный, сложный, мудрый молодой человек. И блестящий актер. То есть в нем сочетались две стороны, необходимые нам.

С другой стороны, в фильме противопоставляются американская гангстерская культура и черезчур цивилизованная, ритуализированная европейская манера. Такой конфликт между героем-экшн и книжным червем. И нам удалось найти актера из Англии, говорящего по-американски, который мог сочетать в себе эти два образа. В Джейми Белле есть скромность и воспитанность, присущая английским актерам, и в то же время, от него исходит голливудская харизма.

Томас, расскажите, пожалуйста, над чем Вы работаете сейчас?

Т.В. Я снимаю датский фильм. В последние годы я снял два больших фильма - "Это все о любви" и "Дорогая Венди". Два очень экспериментальных проекта с большим бюджетом, которые имели ко мне очень мало отношения (смеется) и которыми я очень горжусь. А сейчас, мне кажется, пришло время "очиститься", вернуться к моим корням. Вернуться к проектам типа "Торжества".

Вы сами написали сценарий нового фильма?

Т.В. Да, это мой сценарий. Фильм будет называться "Человек приходит домой" (A man comes home).

 

Фильм "Дорогая Венди" куплен для проката в России компанией "Централ партнершип".
Мы балгодарим Шарлотту Аппелгрен и Наташу Банке за помощь в организации этого интервью.


comments powered by HyperComments

LXXVII МКФ в Венеции: Специальный приз для "Дорогих товарищей"

XIII МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": "Куратор", "Теленок" и "Магия зверя"

VIIII КФ "Короче": "Хочу домой" на "Годовщину", короче

XXXI ОРКФ "Кинотавр": "Заговор "нетаких" "…товарищей"

LXXVII МКФ в Венеции: "Дорогие товарищи!", Россия в основном конкурсе

IV ФНРК "Горький fest": От "А(льфаромео)" до "Я(щик-Павел)"