Павел Майков
Павел Майков (фото: Светлана Яковенко)

Я сразу начну с "Бригады". Что поменялось за последние год - два в Вашей жизни после премьеры сериала?

Работы больше стало. До "Бригады" столько не работал, был никому не нужен. А сейчас все встало на свои места.

В сериале "Игра на выбывание" Вы играете положительную роль, до этого у Вас были отрицательные. Считаете ли Вы, что положительные роли играть легче, чем отрицательные?

"Игра на выбывание" - вообще моя единственная положительная роль из всех, которые я играл в кино. Отрицательный персонаж мне ни сложнее, ни проще, его мне играть интереснее.

То есть, если Вам предложат положительного…

Нет, я соглашусь. Положительного персонажа проще полюбить. Моя работа над ролью состоит не только в каких-то ходах, в поиске истории персонажа, но мне еще нужно персонаж полюбить и оправдать. Полюбить и оправдать положительного персонажа ничего не стоит, он уже автором полюблен и оправдан. А полюбить и оправдать, например, НКВДэшника Кожина из фильма "Курсанты" очень тяжело.

А Вы его оправдываете?

Конечно. А иначе я не смог бы его сыграть. Я не знаю, хорошо я сыграл - плохо, но мне кажется, что вообще это - единственное, что я сделал нормального в кино.

Кожин вообще вызывает бурю эмоций…

Именно над этой ролью мне было работать очень интересно. Я не говорю, что "Игра на выбывание" была неинтересна, она была интересна в процессе съемок. Просто в ней характер уже был задан автором. Все. А отрицательный персонаж в каких-то ситуациях может быть хорошим, а в каких-то может проявляться и его сволочизм. Кожин вообще нормальный был человек, просто такие обстоятельства.

Почему именно Кожин? Вы его выбрали или Вам его предложили сразу?

Мне предложили несколько персонажей, и я выбрал Кожина. Скажу честно, я не наигрался в НКВДэшника, я еще бы сыграл. У меня много пострадало родни в свое время от НКВД. Мне это не только с точки зрения актерской было интересно, а с точки зрения просто человеческой. Что чувствует человек, работающий в этих органах, когда он уничтожает толпы людей?

А то, что персонаж ярко отрицательный, Вас не отталкивало?

Нет, не отталкивало, наоборот, меня это очень подкупало. Что я со своим, в принципе, незлым лицом, если так уж: мое лицо, грубо говоря, не вызывает страха. Есть лица, которые страх вызывают изначально. А у меня такая фактура, что… она совершенно не вызывает опасения. И это еще интереснее, что вот с таким обаятельным, добрым лицом, которое у меня есть, чего уж скрывать, ха-ха-ха, играть, ну… подонка. Это интересно.

О Симоне Зилоте в рок-опере "Иисус Христос-суперзвезда": у Вас была роль…ну, не то, чтобы эпизодическая, просто она не была в центре событий. Вас это не задевало?

Тогда нет. А сейчас…и сейчас не задевает. Сейчас я хочу отыграть последний сезон в театре. Устал. Я влюбился в эту роль, когда был в институте. Может быть, эта роль привлекла меня потому, что я понимал, что рассчитывать на Иуду или на Иисуса в тот момент мне было бессмысленно. Мне очень нравился этот пафосный человек, который ходит по сцене в черном плаще. И очень такой он брутальный, крутой.…С того времени прошло очень много лет. И за это время я так наигрался брутальных и крутых, что мне ходить в кожаном плаще и пафосно им размахивать стало скучно. К сожалению, в этой роли больше ничего сделать невозможно. Нужно уметь красиво уходить.

А в какой роли Вы себя видите?

В театре?... У меня с театром очень сложные отношения вообще. Вот спектакль "Проявления любви", в котором Женька (Евгений Стычкин) и Лялька. (Амалия & Амалия). Этот спектакль мне очень полюбился, потому что здесь я сыграл то, чего никогда не играл.

А Вы не боялись Мышкина, например, играть? Доктора Живаго?

Нет. Ну, вот кто мне предложит сейчас играть в спектакле "Идиот", если такой будут ставить? Когда и кто мне предложит Мышкина? Если вдруг я попаду в этот спектакль действительно, то на Рогожина я могу рассчитывать, но Мышкина мне не предложат никогда. В силу моей фактуры, в силу моей актерской органики. А здесь я мог играть и Мышкина, и Живаго.

Изначально спектакль вообще делался, что мы по-другому с Женькой стояли. Изначально мы начинали репетировать так: я играл роль Стычкина, а он - мою.

А кто предложил поменяться? Режиссер?

Женька предложил поменяться. И я понял: действительно, если мы можем поменяться, почему бы не сыграть то, что никогда в своей жизни не сыграешь?

А вообще, что касается театра... У меня есть идея самому поставить спектакль. А вообще я хочу снимать кино. Но я не знаю, сумею ли я организовать творческое пространство. Умею ли я это делать, смогу ли я организовать людей, делать свои задумки. Этого я пока не делал и не знаю, получится ли у меня. Поэтому я лишь хочу попробовать на спектакле, и если это получится - снять фильм. Но! Для этого мне нужна пьеса, в которую нужно влюбиться…

Не из классики?

Я сейчас очень много читаю, специально именно для этого. Я специально не беру тех авторов, которых уже ставили. Было бы проще всего взять Вампилова или взять Арбузова, Островского, Чехова… Перечитываю пьесы таких авторов, по произведениям которых нет спектаклей в Москве. Не потому, что хочу выпендриться, а потому что соревноваться с Академическим театром в постановке какой-то классической пьесы не хочу, я никогда не одержу победы. Ни в смысле денег, ни в смысле каких-то режиссерских навыков, которых у меня нет. Я хочу поставить пьесу, которую никто никогда не читал, не видел, не слышал. Влюбиться в нее и показать.

То есть Вам больше интересна режиссерская работа, чем актерская?

В театре - да.

А в кино?

В кино, скажем так: если я когда-нибудь буду ставить спектакль в театре, я не буду играть там сам. Если я буду снимать кино - я буду там играть. Наверное, оно мне больше импонирует. В моем характере есть такое отрицательное качество: я очень быстро "перегораю" идеей. Мне очень трудно репетировать. Я вот репетирую, репетирую, репетирую, а потом все, я "перегорел". Мне уже не хочется, я все понял про этот спектакль, и могу дальше даже не играть его на зрителя. В кино что хорошо: дубль - я "горю", сняли. Еще дубль, еще, и забыли об этом.

Многие говорят, что актер обязан играть и в кино, и в театре. Вы как считаете?

Я считаю, да, безусловно, нужно играть в театре. Потому что театр - это профессия, а кино-это все-таки больше искусство режиссера, монтажера, оператора… Актер там не на первом месте. В кино можно артиста закрыть, перекрыть другим планом, переозвучить. В театре это невозможно. В кино и в театре очень разная специфика и стилистика работы. В кино главное крупный план, глаза. В театре все чуть-чуть больше, все чуть-чуть преувеличено.

Лютик: Паша, у тебя прекрасный голос, ты собираешься петь дальше или тебе не поступают такие предложения?

Да нет, как-то отпел свое… Я в какой-то момент трезво посмотрел на свои возможности и понял, что сильными вокальными данными я не обладаю, таких голосов еще миллиард. Поэтому заниматься вокальной карьерой я не хочу, участвовать в музыкальных спектаклях… все, я наигрался в это. У меня было "Метро", а лучше "Метро" ничего из этого я пока не видел.

Вы пели в "Бригаде" песню из "Генералов песчаных карьеров". Это изначально по сценарию должен был петь Пчёла, или все решилось в рабочем порядке?

Во второй день съемки сцены свадьбы подошел Леша, говорит: "Надо спеть". Думали, что мы можем спеть и нашли вот эту, из "Генералов песчаных карьеров". Сначала разбирались с авторскими правами, и когда мы убедились, что никому не будем должны никаких денег, мы записали ее, прямо там. Потом под плюс уже сняли.

Вот, в полнометражных фильмах у Вас вышло "Неслужебное задание". Вы как эту роль оцениваете? Она Вам как-то импонирует?

Это была первая после "Бригады" роль, поэтому я там очень перестарался. Есть удачные сцены, а есть, где видно, что я там стараюсь, стараюсь. Только чтоб на Пчёлу не было похоже. У меня была главная задача не раскрыть образ лейтенанта Сербы, казака, а уйти подальше от образа Пчёлы. И это была моя ошибка. Я просто неправильно подошел к роли.

Женя: Павел, с кем из Ваших партнеров интереснее всего работать на сцене, в кино?

Со Стычкиным хотел бы играть. В театре мы с ним встретились - теперь у меня большая мечта встретиться с ним в кино. Большое удовольствие получаю от работы с Катькой Гусевой, если говорить про кино. И в театре хотел бы с ней сыграть. С Володькой Вдовиченковым, Андрюхой Мерзликиным, вся вот эта "курсантская" тусовка - я со всеми бы с удовольствием поработал еще.

Во многих интервью было написано, что Вы хотели бы сыграть Меркуцио, это желание так и осталось?

Да, это мечта, она давнишняя. И куда она денется, если я его так и не сыграл пока? Мечта осталась, в принципе, наверное, ей и живу (смеется).

А Вы хотели бы сыграть какого-нибудь исторического персонажа, который реально существовал?

Конечно. Я хотел бы сыграть в театре или кино, не важно, но в каком-то классическом произведении, которое уже кто-то играл, бросить некий вызов. Хочется роль из классической драматургии, из мировой классики. И, конечно, персонаж, который реально существовал. Сыграть, например, там… Ленина. Хотя, какой я Ленин… ну, Дзержинского… Это называется настоящей работой артиста над ролью. Нужно смотреть какие-то видеоматериалы, здесь уже нужно читать какую-то литературу, потому что сыграть человека, которого никогда не было, его только написали - гораздо проще.

Евгений Стычкин: Тебе нужно играть "Я шагаю по Москве".

Павел Майков: А вместо кого?

Евгений Стычкин: Вместо Михалкова!

Павел Майков: (смеется) А мне Ефремов говорил!

Евгений Стычкин: Да мне Ефремов тоже говорил! Так он тебя показывал сразу, дико смешно. Дико похоже на Михалкова.

Павел Майков: Наверно, как я делал в "Курсантах". Вот так? (корчит рожу)

Евгений Стычкин: (смеется)

А много в Ваших героях от Вас? Вы добавляете что-то свое?

Да, конечно. Куда ж я денусь, это ж я играю. Существуют мои какие-то жизненные привычки, которые я не могу отследить, жесты, мимика, которые происходят вне моего контроля. Я не могу это убрать.

А черты Вашего характера?

Ой, это сложно, я не знаю… Может, что-то есть. Я не задумывался. Я просто играю - вот и все.

Val: Три вещи (если можно так выразиться), которые нужны Вам для полного счастья.

Для полного счастья нужны семья, друзья и работа. Вот три вещи, которые нужны человеку, вообще любому, для полного счастья. Если есть эти три компонента, то человек счастлив. Семья, куда ты приходишь и отдыхаешь. Друзья, которым ты можешь говорить какие-то вещи и не задумываться об этом. И работа, то есть то, чем ты живешь. Вот эти три компонента есть - и я счастлив. Наверное, так.

Ната: Что значит для Вас дружба, какими качествами должен обладать настоящий друг?

Дружба - это труд. Настоящий друг должен быть трудолюбивым. Дружба и любовь - это труд. Очень тяжелый. Дружба и любовь - это те две вещи, в которых халява не прокатит. Тут нужно много отдавать и много стараться, чтобы это поддерживать.

Было очень много вопросов о поклонницах, я хотела их в отдельный блок объединить, но потом передумала…

Да давай подряд.

Ксюнчик: Как Вы относитесь к подаркам, которые дарят Ваши поклонницы?

Очень положительно (смеется).

Ксюнчик: Что приятнее всего получать?

Ключи от квартиры (смеется).

Ксюнчик: Не надоело ли Вам постоянно внимание окружающих?

Нет, не надоело. Если я скажу "надоело", зачем я вообще тогда пошел в эту профессию? Уходи тогда и все. Внимание, я думаю, через год, а то и меньше, уйдет…

Ксюнчик: Расскажите о самом смешном случае с сумасшедшими поклонницами...
У Вас, наверно, таких нет?

Ну, сумасшедшие поклонницы всегда есть. А смешные случаи…

Они, скорее, грустные.

Есть люди, которые контролируют все твои перемещения, караулят возле служебного входа. У меня таких не очень много. То есть, есть люди, которым нравится мое творчество, которые меня очень любят как артиста, но таких вот, прямо сумасшедших, которые бегают за мной по пятам, не очень много. Я их очень редко встречаю, потому что спектаклей у меня не много, то я как-то сейчас смешного особо и не могу вспомнить. Из служебного входа выходишь, автограф даешь, подарок какой-нибудь получаешь, можешь в щеку поцеловать, сел в машину, быстренько уехал и все.

Екатерина: Какой самый неожиданный подарок Вы получали от поклонниц?

Евгений Стычкин: ребенка (смеется)...

Павел Майков: (смеется)

У меня подарки все стандартные. Самый такой дорогостоящий подарок был компакт-диск Пола Маккартни "Цветы в грязи". Альбом подарила мне девушка… Наташа. Хорошая девчонка. Подарок был не то, чтобы неожиданным. Он был нужным.

Каким Вы себя видите лет через десять-пятнадцать?

Если я доживу, думаю, я мало, чем буду отличаться от сегодняшнего. Волосы, наверное, немного побелеют. Может, поменьше их станет. Может, стану более нервным. Хотя, таким же останусь. По отношению к жизни… не знаю. Женька меня знает. Мы сколько знакомы лет? Десять, одиннадцать?..

Евгений Стычкин: Десять.

Вот сейчас если у него спросить, думаю, я мало, чем изменился за последние десять лет. Может, я чуть-чуть стал помедлительнее. Мыслей умных сейчас появилось больше, чем было тогда. Помудрее стал.


comments powered by HyperComments

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников

Премия Гильдии сценаристов-2016: в кино — "Монах и бес", на тв — "Таинственная страсть"