Толпа на премьере  фильма "Звездные войны: Эпизод III. Месть Ситхов"
Толпа на премьере фильма "Звездные войны: Эпизод III. Месть Ситхов"

14 мая у режиссера Джорджа Лукаса был день рождения, но поскольку он провел этот день в самолете, отмечать решили 15-го. Праздник получился такой, что каннская полиция сбилась с ног - многотысячная толпа фанатов, журналисты и фотокорреспондены со всего мира и сливки международного кинематографического общества с восторгом наблюдали, как именинник поднялся по красной лестнице Фестивального Дворца в зал Люмьер, чтобы представить всемирную премьеру своего нового фильма "Звездные войны: Эпизод III. Месть Ситхов".

Лукас посвятил звездным войнам 30 лет жизни. Созданная им киноэпопея, как замечают кинокритики, стала "самым грандиозным и амбициозным проектом в истории кино со времен гриффитовской "Нетерпимости"". Режиссер заметил недавно, что если бы не развитие цифровой технологии, последнего эпизода "звездных войн" просто не было бы. Лукас стоял у истоков создания синтетического кинематографа - между игровым кино и анимацией, когда живые актеры помещаются в плотную атмосферу спецэффектов, компьютерной графики и всяческой цифровой обработки. Последний эпизод картины, самый технически изощренный, разрешает загадки, оставшиеся в предыдущих эпизодах. После грандиозной финальной схватки сожженный заживо Анакин Скайуокер (Хайден Кристенсен) обращается в черного робота Дарт Вейдера и достигает эпицентра темной силы.

Когда Хайдена Кристенсена спросили, трудно ли ему дались съемки сцены сожжения, он вежливо объяснил: "Что вы, я же вообще ничего не чувствовал. На меня надели такой специально сконструированный огнеупорный скафандр-полуфабрикат, с уже обгоревшими частями тела. Смотреть, правда, на это мне было не очень приятно. А вот моя мама недавно посмотрела фильм и пришла в ужас, увидев меня в таком состоянии". Джордж Лукас считает, что именно потрясающие цифровые спецэффекты сделали эпопею культовым подростковым кино: "Я обнаружил, что поклонники "звездных войн" делятся на две категории - люди старше 25 с ностальгией вспоминают первые три фильма (эти же люди предпочитают современной музыке рок восьмидесятых), а молодежь до 25 лет создала культ вокруг последних трех фильмов".

Последнему эпизоду звездных войн в Америке и Европе выдана сертификация "детям старше 13 лет". При этом совершенно очевидно, что картину посмотрят миллионы малюток младшего школьного возраста. В ответ на вопрос, не считает ли он, что в фильме слишком много травмирующего детскую психику насилия, Джордж Лукас сказал: "По-моему, сертификат фильма - это просто рекомендация родителям. Каждый родитель свободен решать, что именно покавывать своему ребенку. Иногда мы недооцениваем уровень развития наших детей. Когда я показал последний эпизод своему маленькому внуку, он, досмотрев до ужасного финала, подошел ко мне и погладил по плечу: "Не расстраивайся, дедушка! Дети вырастут и отомстят...". В России, как и везде в Европе, "Звездные войны: эпизод III. Месть ситхов" выйдут в прокат 19 мая.

Фильм Карлоса Рейгадаса "Битва в небесах" представляет в конкурсе Мексику. Первая картина Рейгадаса, "Япония" (2002) триумфально прошествовала по кинофестивалям и побывала в одной из программ в Канне. От "Битвы в небесах" ожидали многого, заочно аттестовывали картину как "энциклопедию мексиканской жизни" и, учитывая присутствие Сальмы Хайек в жюри, прочили Рейгадасу приз. "Битва в небесах", правда, оказалась энциклопедией - энциклопедией мексиканской половой жизни. Крупная и широкоформатная трех-четырх-пятиминутная сцена орального секса между главным героем, толстым, немолодым и несимпатичным охранником Маркосом (Маркос Хернандез) и тонкой, юной и прекрасной дочкой генерала Аной (Анапола Мушкадиз) становится лейтмотивом фильма. В принципе, поверить в то, что "золотая девочка" Ана, тайком от родителей подрабатывающая в бутике-борделе, сексуально привязана к заторможенному шоферу папы, который служил их семье всю ее жизнь, вполне возможно. Вызывают сомнения другие сюжетные линии: жена Маркоса, толстая, страшная, немолодая и безымянная тетка подговорила его похитить младенца подруги и потребовать за него выкуп. Младенец неожиданно погибает (тетка могла его нечаянно придушить своими пудовыми лапами), и Маркос решает сдаться полиции. Но тормозит. Вместо того, чтобы прямиком отправиться в участок, Маркос занимается обычными делами: поднимает национальный флаг на городской площади, трахает жену, смотрит футбол, трахает Ану, прогуливается в поле. А потом жена умоляет его повременить еще немножко и совершить религиозное паломничество. Эта отсрочка становится фатальной: Маркос успевает наломать таких дров, что никакие небесные битвы уже не искупят его грехов. Все в этом фильме крупно, громко, масштабно. Экспрессионизм и мощь Рейгадаса напоминает творения Рибейры. Монументалистика во всю стену - вроде, грандиозно, но в то же время, примитивно. Что-то недоделано. Как написал о кинематографическом усилии Рейгадаса обозреватель журнала Screen: "Лучше постараться что-то сделать и потерпеть неудачу, чем вообще никогда не стараться."

Сегодня Ларс фон Триер показывает киноспектакль "Мандерлей", продолжение "Догвиля". В сценографии произошли изменения: вместо белой разметки на черной сцене - черная на белой. В кастинге тоже: вместо Николь Кидман - Брайс Даллас Ховард. Актриса замечательно органично подходит на роль Грейс, но без харизмы Кидман вся постановка немного тускнеет. Или темнеет. Во втором эпизоде Грейс и ее папа приезжают к воротам городка Мандервиль в Алабаме, где, несмотря на то, что на дворе стоит 1933 год, царит строгая рабовладельческая иерархия, отмененная конституцией еще в 19 веке. С присущей ей энтузиазмом и любовью к справедливости, Грейс принимается за дело и единолично избавляет черных жителей Мандервиля от рабства. Правда, радости от этого мало. Чернокожие граждане не знают, что поделать со свободой. "Мисс Грейс, в Мандерлее мы, рабы, всегда ужинали в семь часов, а в каком часу ужинают свободные люди?"

Ларс фон Триер боится летать на самолете. Он никогда не был в Америке. Но он чувствует себя "на 60 процентов американцем, потому что Америка присутствует сегодня везде - в моей родной Дании и в других странах мира". "Демократия трудная вещь. Об этом можно судить по Ираку. Нет никаких сомнений в том, что вина за рабовладение лежит на белых, при этом в каждом крупном городе США есть музей холокоста, но нет музея расовой дискриминации, которая происходила и происходит внутри самой Америки", - сказал Ларс фон Триер.

Парад режиссерских планет в Канне продолжается. Завтра фон Триер уступит место Джиму Джармушу.


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников