Сергей Чонишвили
Сергей Чонишвили (фото: Светлана Яковенко)

Недавно закончился показ сериала "Херувим", где Вы играли одну из главных ролей. Расскажите о своем герое?

Это как всегда отрицательный герой. У меня амплуа такое, видят меня исключительно в отрицательных персонажах. Хотя, на самом деле я белый и пушистый, но приходится заниматься своей работой. Если от меня просят какую-то "отрицаловку", значит, будем делать отрицательного персонажа. Но это не значит, что он для меня исключительно отрицательный. Так как я его играю, то сам для себя стараюсь поступки героя как-то оправдать. Сюжет я пересказывать не буду - это бессмысленно. Могу сказать, что последняя серия все решит и, как всегда, добро побеждает зло.

А какого-нибудь положительного героя хотелось сыграть?

Положительного хотелось, конечно. Меня Саша Басов только положительно снимал в двух картинах "Псих и мелочевка" и "Мой бедный Пьеро". Еще был положительный герой у Вячеслава Криштофовича в "Праве на защиту", "Косвенных уликах". Вышел сериал Анатолия Матешко "Подруга особого назначения". Вот тут я сначала отрицательный, а на самом деле оказываюсь положительным. Так что иногда какие-то проблески бывают. Я надеюсь, что рано или поздно какой-то мой герой все-таки станет положительным, доживем до этого момента.

Какие качества помогли Вам стать актёром?

Есть одно самое важное качество - это умение ждать, не просто сидя на стуле или лежа на кровати, образно говоря, а ждать, что у тебя сегодня или завтра в неизвестное для тебя время может произойти что-то очень важное для тебя. Нужно быть к этому готовым. Представьте человека, который сидит на ядерной кнопке и ждет, когда ему скажут "пуск" или "отбой". А если у него сдадут нервы и в ответ на обращение "рядовой Петров!" он вскрикивает и от испуга нажимает кнопку пуска… Потом выяснится, что его на обед звали, а ракеты уже полетели. Нужно иметь хорошую нервную систему и быть всегда готовым. Во-первых, профессия достаточно жестокая, очень зависимая по всем параметрам. Во-вторых, большое количество людей, занимающихся этой профессией, не востребованы и не реализованы. Это психологическая и эмоциональная травма, в общем, назовем это не сложившейся жизнью.

Какой литературный герой Вам близок?

Я люблю хорошую литературу, поэтому и к сценариям отношусь как к литературе. Считаю, что все-таки сценарий должен быть качественным материалом, литературой. Тогда понятно про что картина и что персонажи не просто ходячие лица, которые говорят определенный набор фраз. В нашей литературе мне близки герои Набокова, Достоевского, Чехова. Если ближе к современности, то это лирические герои Бродского, Георгия Владимова. Из зарубежного - Ромен Гари, Джулиан Барнс, Харуки Мураками. Вот какие-то такие направления.

Интересно, как Вы сами оцениваете свое творчество?

Путь к какой-то работе, который будет адекватен моему восприятию окружающей действительности. Я честно делаю свое дело и не считаю себя человеком, наделенным эпитетами. На сегодняшний день я, слава Богу, востребованный человек. Только и всего.

Во время работы над ролью Вы являетесь ее соавтором, пытаетесь внести что-то от себя?

Когда работаю над ролью, стараюсь, чтобы тот "костюмчик", который мне предлагают, сидел на мне удобно. Прежде всего, не пытаюсь "играть других людей". У всех нас есть какие-то качества, которые можно "скультивировать" на тот или иной промежуток времени, наработать. В момент, когда "культивируешь" какие-то свои скрытые качества тогда и создается из тебя другой человек. Это тонкая кухня, ее очень сложно разложить на математику. Ведь, если бы это было возможно, тогда бы творчество само по себе пропало. Каждый раз все происходит по-новому.

Случались у Вас конфликты с режиссерами?

Случались. Но если они конструктивные, то они решаемые. Если они не конструктивные... У меня, слава Богу, такого не было. Или я сразу отказывался от этого материала и от этой работы или, если работаю, то работаю с командой. Мне интересны люди. Которые со мной работают. В этом отношении я против своей совести никогда не шел.

Получается, что если Вам люди будут не интересны, Вы можете отказаться от работы?

Если у нас не будет взаимопонимания на первоначальном этапе, я могу отказаться от работы. Так же могу отказаться от работы, если мне не понравился материал. Даже, если он приносит определенные материальные блага. Считаю, что лучше буду работать год, чтобы заработать те же самые деньги. Но зато буду это делать в удовольствие.

С кем из актеров Вам было легче всего работать?

Не могу, сказать с кем сложнее, с кем легче. Я хороший партнер. Иногда делаю какие-то вещи в ущерб себе. Такая не актерская черта. Поэтому, если происходит какое-то недопонимание, стараюсь всегда наладить контакт. Пусть даже, как уже говорил, в ущерб себе, но зато с пользой для дела. Не могу сказать, что с кем-то было не хорошо, мне со всеми комфортно.

Есть ли какой-нибудь зарубежный фильм, о котором можно сказать, что он перевернул Вашу жизнь?

Не могу сказать, чтобы какой-то один фильм перевернул мою жизнь. Стараюсь смотреть хорошее кино, которого не так много на самом деле. Один из самых неожиданных для меня людей - Стенли Кубрик. Это человек, который отложился у меня в сознании, как режиссер умеющий делать все, в любом жанре. Хочешь фантастику, пожалуйста. А можно и триллер, и социальную драму, и историческую сагу, и детектив. Человек, который владеет всеми жанрами, начиная с первой своей картины "Убийство" 1957 года.

А была ли в Вашей жизни встреча с каким-то человеком, который повлиял на Ваше творчество?

Это не то чтобы повлияло на мою жизнь, но мозги немножко повернуло. Убедило меня в том, что я, видимо, развиваюсь в правильном направлении. Я очень большой критик по отношению к себе. В общем, если честно говорить, то все, что я делаю, мне пока не нравится. Но была ситуация, когда меня попросили написать статью от первого лица. Уговорил меня мой товарищ, и я "сдуру" согласился. Потом понял, что пытаюсь сам себя обворовать. Слова не складывались в статье, которая должна была быть монологом от первого лица. Я как будто воровал у себя, сейчас мозги "настроены" на написание очередной книжки "Антология неприятностей Антона Вернера". Я весь нахожусь в "Вернере", поэтому вытаскивать оттуда кусочки не могу. Но, тем не менее, там была одна мысль, которая формулировалась и которую я изложил. Статья прошла. А через две недели еду в поезде в Киев, читаю своего любимого Ромена Гари. "Ночь будет спокойной" - это его диалог с товарищем, написанный в форме романа. И там есть в точности та фраза, которую я написал в статье. Я подумал, как это удивительно! Один человека, которого уже нет, говорит что-то в 1978 году. А другой человек, который никогда с первым не встречался, живет в другой стране и говорит на другом языке, вдруг формулирует эту же фразу тридцать лет спустя.

Наталья: Сергей! Достаточно давно хожу в Ленком и видела Вас много раз в "Мистификации", в "Мудреце", в "Варваре", в "Юноне", в "Фигаро", в "Ва-банке". Когда начинала ходить в театр, там продавали Вашу первую книгу "Незначительные изменения". Прошло время, и Вы написали вторую книгу "Человек-поезд". Я купила и прочитала ее за несколько часов. Начала искать первую книгу, но так и не нашла. Может быть, Вы сами подскажите, где можно купить её сейчас?

Даже не знаю, где можно сейчас найти первую книгу. В сентябре ее видели в Питере. Называется "Незначительные изменения", вышла в 2000 году в издательстве "Рутена". Если все будет хорошо, я допишу и издам третью книгу. Может быть, тогда под это дело можно будет переиздать и первую. Права у меня на нее есть, равно как уже и на вторую.

Ваши книги расходятся большим тиражом?

Не знаю насколько большим. В магазины книги приходят большими партиями, и, в общем, не залеживаются. Это при том, что никакого пиара нет. Я не сижу в издательской тусовке, впрочем, как и не сижу в театральной, киношной, телевизионной, рекламной и прочих тусовках. У меня как-то так складывается, что я человек очень не светский.

Тогда к какой тусовке Вас можно отнести? Или Вы домашний человек?

Я в партии собственного рассудка. Как меня можно назвать человеком домашним, когда я дома не бываю? Начинается рабочий день обычно очень рано, а заканчивается очень поздно. Дома у меня лежбище, вот и все. Я прихожу, ложусь на пол и засыпаю. Потом просыпаюсь и бегу дальше на работу.

Мне кажется, что Вы очень добрый человек. Вам это не мешало в карьере?

Спасибо, что так сказали. Мешало. Вообще, если взять мальчика, который приехал в Москву в 1982 году с серьезными романтическими взглядами на мир, то сейчас этот же мальчик остался, но он все-таки построил перед собой очень хорошую стенку под названием "цинизм". Я стал хуже.. Хуже в собственных глазах. Я все еще могу удивляться чему-то, могу заводиться от каких-то мелочей. У меня "тупая" мысль, что человечество должно жить в гармонии. Что должна существовать какая-то справедливость. Но, к сожалению, для того, чтобы что-то сделать, временами нужно становиться человеком жестким и непримиримым. Как бы это было мне неприятно, но приходится иногда поступать не то чтобы в разрез собственной совести, но говорить не теми словами и двигаться не теми движениями, которыми хотелось бы.

Как считаете, жизнь - это игра или все-таки нет?

Я считаю, что жизнь - это все-таки болезнь. Потому что жить вредно, а от этого умирают. И самое главное, что неизвестно существуем ли мы в собственном сознании, или существуем мы как некий прожект.

Что для вас значит счастье?

Состояние покоя. Но покоя хорошего. Стремление к нирване.

А у вас покой бывает?

Иногда бывает. Можно просто сидеть, смотреть на воду и быть какое-то время счастливым. Можно увидеть человека, с которым ты очень хотел увидеться или которого ты просто давно не видел, и наступает момент счастья. Можно получить какой-то кусочек счастья, когда ты делаешь дело, и оно почти вовремя получается. Потому что, как правило, я задним умом понимаю, что что-то сделано. Так как в тот момент, когда ты проходишь черту, которую ты построил и в тот момент, когда ты к ней приближаешься, проходишь ее незаметно. Потому что построен новый потолок. И в этом большое несчастье, очень большие требования к самому себе и к окружающим, естественно тоже. Поэтому мне все время кажется, что я опаздываю. Я объективно опаздываю, лет на семь. Это не моя вина. Это и социальные условия, и время, в которое я попал. Ну и мое происхождение, я пришлый человек, не москвич. Считаю, что к своим годам можно было сделать гораздо больше. И меня это раздражает.

Вы ведь сами говорите, что отказываетесь от той работы, которая Вам не нравится.

Да, но видимо, надо было когда-то соглашаться на какие-то маленькие компромиссы, чтобы "паровозик быстрее двигался". Хотя, на самом деле, я подпишусь под всем, что я сделал в этой жизни, до сегодняшнего момента.

А что для Вас самое ценное в жизни?

Вообще, люди. Люди - это лучшая валюта в этой жизни. И второе - это умение развиваться. Надеюсь, что перед тем как отдать концы, я скажу: "Ах, я не успел сделать вот это, вот это и вот это". Это, наверное, будет большое счастье. Потому что если ты можешь остановиться, погладить себя по голове и сказать: "Ну, вот старичок, вот все и сделал уже, как хорошо, теперь можно расслабится"... наверное, в этот же момент нужно искать место на кладбище у кремлевской стены или еще где-нибудь.

Насколько я знаю, Вы записали альбом вмести со своими коллегами по Ленкому...

"Поют артисты Ленкома", есть такой диск. Коля Парфенюк, наш композитор и музыкант, сделал мне это предложение. Я сразу на это дело согласился.

Какие песни вошли в альбом?

Все Колины песни. Это специальный диск, его проект, который он сам выносил, сделал. Нас всех собрал, и, в общем, альбом состоялся, слава Богу. Два года назад вышел диск.

А сейчас диск есть в продаже?

Честно скажу, я совсем не слежу, что продается, что не продается. Практически не вижу того, что я сделал. У меня нет портфолио, нет демонстрационных кассет. Я не провожу свободное время за просмотром собственных "достижений" в области искусства.

Вы сами играете на каких-нибудь музыкальных инструментах?

Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Когда работал в театре Табакова, в спектакле "Псих", играл девять музыкальных номеров. Сейчас у меня инструмента нет, и можно сказать, что я не играю. Еще играю на гитаре, немножко блок-флейте и чуть-чуть банджо.

Складывается впечатление, что Вы умеете делать всё.

Я умею не все. Далеко не все. Просто, конкретизирую всегда свое умение. Знаю, чему могу научиться, к какой-то конкретной работе. И если есть то, что никогда не смогу сделать, знаю, как это сымитировать так, чтобы поверили, что я это умею. Это моя профессия.

Что нужно сделать молодому автору, чтобы его книги были замечены?

Не могу сказать, что я занял какую-то определенную нишу. Хотя, круг читателей у меня, видимо, есть. Приятно, когда к тебе вдруг на улице подходит незнакомый человек и говорит: "Вы написали замечательную книжку". Это такой новый "ощущенческий" момент для меня. Думаю, что все равно нужно оставаться верным себе. Первую книжку я мог напечатать раньше, но, поскольку я не профессиональный человек, занимающийся прозой и поэзией, для меня книга - некое кино. Поэтому условие, что макет будет мой, всегда повергало людей в некоторый шок. Слава Богу, разрешили сделать макет. И, благодаря этому, я встретился с замечательной художницей Мариной Орловой, с которой надеюсь сотрудничать дальше, потому что мы друг друга с "полпинка" понимаем. В общем, "произошла" первая книжка, после которой "Центрполиграф" поставил меня "в план" и вышла вторая "Человек-поезд". Я снимаю кино, только в очень удачном варианте... без артистов, без бюджета, без техники и без сроков. Это профессиональное хобби. Я за это не получаю каких-то дивидендов, кроме морального удовлетворения.

Что Вас подтолкнуло к написанию третьей книги?

Это своего рода самотерапия... Вообще, я пишу с семи лет. Просто раньше это не выходило за рамки собственных рукописных изданий. Потом была "Нелитературная газетка", которую я в 9-10 классе выпускал в школе. Потом был поиск какой-то работы. Надо было найти занятие, которым бы хотелось заниматься. Поэтому и родились "Незначительные изменения", "Человек-поезд". Надеюсь, что это будет не последней книгой. Ведь хочется еще многое сказать…

Какие напитки предпочитаете?

Виски Бурбон, белое и красное вино в зависимости от времени года. В месяцы, в названиях которых есть буква "р", пьется красное, а в те месяцы, где ее нет, пьется белое. Это грузинский закон (улыбается).

Скажите честно, что для Вас значат деньги?

Свобода выбора. Их должно быть ровно столько, чтобы не задумываться о каких-то бытовых потребностях. Все зависит от запросов. Мне не нужен дом загородный. Мне не нужно иметь какую-то чудовищно дорогую машину, чтобы на ней рассекать по Москве. Мне нужно ровно столько денег, сколько нужно. Конечно, раздражает, если я не могу себе купить, например, зимние ботинки. Хотелось бы иметь достаточно количество денег, чтобы не задумываться об этом. Я Вам расскажу хорошую историю про то, как Милош Форман возвращался в Прагу. Это было во время его иммиграции. Он был в Каннах на фестивале, и его спросили: "Милош, скажите, как вы поедете Прагу?" -"Я еду на велосипеде" -"Почему?" -"Но это же круто, когда Милош Форман возвращается в Прагу на велосипеде". Вот свобода выбора. Человек может прилететь на самолете, первым классом, а он едет на велосипеде. Он может себе это позволить.

Вы не устаете от такого графика работы?

Устаю.

А не хочется отдохнуть, хоть чуть-чуть?

Некогда. Очень хочется многое успеть.

Востребованность не позволяет отдохнуть?

Это не только востребованность. Это организация собственной жизни. Боюсь, что-то не успеть. Если я и так знаю, что уже массу вещей не успею сделать, но зачем же еще больше не успевать?

А если недельку отдохнуть, а потом с новыми силами?

Неделька меня уже не спасет. Мне нужно уехать в отпуск. А отпуск для меня - это, по крайней мере, 21-26 дней. Последний раз этим увлекательным занятием занимался в 2000 году. В прошлом году побил все рекорды, у меня было два выходных - первое января и 31 декабря.

О чем Вы мечтаете?

Быть счастливым, наверное.

А вообще что нравится больше театр или кино?

Без театра жить бессмысленно. Так как это мама, которая тебя взрастила и это основа профессии. Но, хорошо, когда это происходит в сочетании. Глядя на артиста, работающего на сцене, сразу могу сказать, снимается он или нет. Уровень профессионализма другой.

bella: Романтичный ли Вы человек? Может ли, например, любовь привнести в Вашу жизнь какие-то изменения?

Да. Пока еще, слава Богу, да. Любовь привносит изменения в жизнь. Но есть принципиальный Бог - это профессия. Поэтому в сочетании это возможно. Я не согласен с фразой, которая на самом деле очень романтично и красиво звучит. Не помню, кто из великих ее сказал: "Когда женщина из дома уходит в нем поселяется литература". Я умею это сочетать.

bella: Какая девушка должна быть рядом с Вами?

Не знаю. Она должна быть самостоятельной, и в то же самое время с ней можно было бы помолчать. Человек, с которым ты можешь молчать. Человек, которого не раздражает молчание. Человек, который не раздражает тебя во время молчания. Вообще друг определяется в данном случае "умением молчать". Это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Особенно, если человек с тобой рядом. Вообще должно быть спокойно с человеком. Если я закрываю дверь, это не значит, что все профессиональные вопросы не вносятся в мою квартиру. Но все мои раздражающие основы мира остаются за пределами, то есть за дверью.

Катя Л: Поделитесь, пожалуйста, творческими планами. Над, чем сейчас работаете? Что нового в театре?

В театре сейчас ни над чем не работаю. Была премьера спектакля "Ва-Банк", который мы репетировали год. Это очень дорогая история, которая не стоит того времени, которое было на нее потрачено. Это мое сугубо личное мнение.

Мария: Как Вам работалось с Верой Сотниковой в сериале "Театральный блюз?"

Работалось и работалось. Веру знаю 384 года (смеется). Еще когда она работала в театре на Малой Бронной. Работалось, как со всеми, так и с Верой. Картину не видел. Говорят, что она достаточно неплохая получилась.

Надя: Какой спектакль в театре вам особенно дорог и любим?

В Ленкоме - "Жестокие игры". Потому что играл его "неприличное количество лет". Человек, которому уже за тридцать говорит: "Надолго пропадал - в институте сложности". Эта "тяжелая" фраза, давалась с трудом. На этом спектакле я много репетировали. Отрабатывал какие-то ходы, которые были использованы в других спектаклях, не только в этом театре, но и в кино. Это была моя "Чайка". К сожалению, спектакль ушел в историю. Но это был превосходный "полигон" для молодежи.

Александра Д: В Вашей жизни случались моменты, когда Вы разочаровывались в актерской профессии, и к чему это приводило?

Самый сложный момент был в начале 1992 года. Я реально хотел завязать с профессией. В этот год все валилось из рук, не было никаких перспектив. Я был человеком, живущим в девяти метрах общежития, не снимающийся в кино и имеющий всего три "активные" массовки в театре. (При общем количестве 26-28 спектаклей в месяц). В общем, безвыходно все было. 26 лет, надо было что-то придумывать в своей жизни, надо было уходить из профессии. Профессия, которая не кормит молодого человека, который уже не мальчик. Она была бесперспективная, можно было переквалифицироваться в журналисты. Но, слава Богу, был поставлен спектакль "Игры в жмурики" Независимого театрального проекта. Этот спектакль, по большому счету, оставил меня в профессии. Но чувство разочарования в том деле, которым занимаюсь, периодически накатывает. Могу сказать честно, я человек склонный к депрессивному состоянию. Другое дело, что из этого состояния всегда надо выходить со знаком плюс.

И как выходите из такого состояния?

Секс, наркотики, рок-н-ролл (смеется). Шучу. Каждый раз по-разному. Что-то должно происходить, всегда что-то помогает. Просто надо это уловить, поймать, и тогда пойдешь вверх по стене. Депрессия - это повод произвести ревизию в своем состоянии.

Клавдия: Случалось ли Вам, обижаться на журналистов и почему это происходило? Есть у Вас друзья среди работников СМИ или все общение с этой братией только по работе?

Есть друзья среди работников СМИ. Называть их не буду. Есть понятие friend, в данном случае это так. Близких отношений совсем нет. Есть более теплые, есть менее теплые. Настоящих друзей не должно быть больше, чем пальцев на одной руке, или, в крайнем случае, на двух. И это люди, не завязанные какими-то профессиональными взаимоотношениями, а, скорее всего, человеческими. Настоящие друзья у меня существуют в других профессиях. А обижался ли?… на что?... Редакционная правка иногда вытягивает фразу из контекста, и ты становишься идиотом в собственных глазах. Если перевираются элементарные вещи, фамилии названых людей или даты. Понимаю, что иногда это бывает не принципиально для человека, который это дело читает. Но для меня это принципиально. В данном случае, люблю точность, все должно быть ясно. В общем, так повелось. Единственной чудовищной статьей была та, которую я не проверил. С тех пор, все статьи проверяю. И делаю сноску, вот здесь можно что-то поправить, а здесь и так пройдет.

Ольга: Какой вам представляется Ваша жизнь лет этак через тридцать?

Если буду жив…. Ведь неизвестно, может кирпич на голову упасть или еще что-нибудь. Надеюсь, что функционировать буду еще лет 45 (смеется).

Почему именно 45?

85 лет хороший возраст. Можно отпраздновать юбилей и задуматься о будущем.

А 90, 100 разве не лучше?

Можно и 90. Во всяком случаи, наши предки жили по 500 лет, это понятно. Надеюсь, что через 30 лет буду в том же состоянии, в котором нахожусь сейчас. В смысле желаний. Чтобы было стремление, идеи ближайшие и будущие. То есть не останавливающийся уровень развития. Это не грустная тема, это реально. Самое главное - я надеюсь, что в тот момент, когда я сам себе перестану быть интересен, или буду сам себе в тягость в физиологическом плане, не смогу сам себя обслуживать… В общем, есть хороший способ. Это выбор каждого человека. Есть замечательная страна Голландия, город Амстердам. Там официально разрешена эвтаназия.

Но, это же, как самоубийство...

Как к этому относиться. На самом деле, это разумный подход к нашему трехмерному существованию. Я не призываю всех определить для себя точный момент ухода из этого мира в другой. Жизнь все равно будет продолжаться. Есть некоторая энергетика, которая никуда не исчезает. Дело в том, что наше человечество стремится к бессмертию. Значит, начальник бессмертный и у тебя нет никакого карьерного роста. Более того, ты доходишь до определенной грани и испытываешь все, что уже испытал. Определенные чувства испытаны: риска, любви, экстремальные ситуации, унижения и наоборот возвышения и т.д. У тебя полный набор. Что ты будешь дальше делать? Вечная жизнь - это страшная штука, на самом деле. В данном случае, физиологическая смерть, которая у нас происходит, не является точкой в существовании той энергетики, которая заложена в человеке. Это не переход в другое состояние. Измерений много. Мы пользуемся трехмерным. И многие понятия, такие как религия, любовь, чувства, мы понимаем с точки зрения своего трехмерного мира. У меня случилась большая трагедия в жизни. В семь лет придумал, грубо говоря, в такой каркасной основе систему дзенбуддизма. А в девять лет прочитал Рамаяну в прозаическом переложении. Понял, что мое гениальное открытие, которое я хотел придержать до класса десятого (до того момента, когда я буду обладать бОльшими знаниями и привнесу это в человечество) уже давно сделано! Эта была самая большая трагедия в жизни. Но я придерживаюсь мнения, что человек определяет свою судьбу. Человек не может жить без веры, но он должен находится в диалоге с космосом. Если он фаталист и верит в рок, то тогда можно не выходить из дома. Все равно, он точно знает, что не утонет в море и доживет до 35, 68, 94 лет. Это неправильно, ты всегда должен находится в диалоге с космосом. Любой вопрос, на который ты даешь ответ, это не точка, а рождение новых вопросов. До тех пор пока будет возникать эти вопросы, и ты будешь удивляться, стоит существовать. А когда мы выполним свою функцию, этого никто не знает. Для меня есть абсолютно точное понятие. Я не хочу жить "овощем" или "растением". Хочу выполнить свою функцию, которая послана сверху. И спокойно, если вдруг пересижу это время здесь, просто уйти в другое состояние.

Давайте закончим нашу беседу более оптимистичным вопросом. В каких новых проектах мы сможем Вас увидеть в ближайшее время?

По поводу "Подруги особого назначения" я сказал. Три варианта картины. Две серии, четыре серии и шесть. Будет "Веревка из песка", режиссер Туманишвили. Там небольшой эпизод, наркодилер, в общем, все понятно (смеется). Закончились съемки в картине Петра Степина "Человек безвозвратный". Началась работа над 4-х серийным фильмом "Ленинградец", по повести А.Червинского, режиссер Константин Худяков.


comments powered by HyperComments

Умерла Вера Глаголева

X МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": Первая "Ночь ужасов"

XXV КФ "Окно в Европу": Трудные родственники

Умер Виктор Смирнов

XXV КФ "Окно в Европу": То, что в окне

Умер Владимир Толоконников