Александр Наумов
Александр Наумов (фото: Дмитрий Александров)

Кинозритель Вас знает в основном по фильму "Брат 2". Но ведь у Вас есть и другие киноработы?

Меня многие узнают именно по этой роли. Когда моя дочь пошла в девятый класс, и сказала, что ее папа снимался в "Брате 2", то стала самой завидной невестой. "Ты у нас самый популярный в районе, папа". И вот этот слоган, что я самый популярный в нашем микрорайоне, мне очень помогает.

У меня две главные роли в двух сериалах. Оба пока не вышли. Один был готов еще в 2003 году - это "Глаза Ольги Корш" - у меня там большая главная роль. Такой мистический сериал, он мне кажется очень интересным. По тематике, по изображению я больше такого пока не видел. Я из него видел две серии, поэтому могу судить о том, что получилось. Почему-то он где-то завяз. Второй - "Русское лекарство" - там тоже главная роль - должен был выйти минувшей осенью. Я думаю, просто отложится выход на более позднее время, так как сейчас больше сериалов о войне - юбилейный год. Но этот-то выйдет в любом случае. А вот "Глаза Ольги Корш" - не знаю, хотя очень обидно... А так, остальное - все роли второго плана.

А что Вам так понравилось в сериале "Глаза Ольги Корш"?

Он, во-первых, мистический - появляется какой-то дух, который реализован с хорошей киношной жутью, где-то как в "Твин Пикс", такое вот непонятно что, но страшно. И роль там у меня интересная - в общем, есть что играть.

Наверное, есть роли, которые Вам хотелось бы сыграть, но пока не сложилось?

Знаете, я например никогда не хотел сыграть Гамлета, я себя в этой роли не вижу. Каждый ведь находит какую-то свою тему, свое звучание. Может эта тема меня не очень трогает. На самом деле интересно даже то, что дадут. И там уже что-то найти - вот это интересно. А темы, которые меня волнуют, их конечно можно найти и в той роли и в этой.

Какие же темы Вас волнуют?

Я наверное остался в шестидесятых-семидесятых годах. Темы-то все те же - общечеловеческие, но выражение, степень выражения, мысли - они там остались. Там все как-то человечнее. Я смотрю сейчас - тема та же, но выражается она по другому. И мне уже не интересно. Грубо говоря, мне нравится Шукшинское изложение материала - такое, чтоб рвануть на себе рубашку... В принципе сейчас такого нет. Но наверное нет необходимости. С другой стороны есть люди, которые оказывают на тебя воздействие - люди той школы. Это же целое поколение, целый срез - много миллионов людей. Поколение, кому сорок и дальше, до сорока чуть-чуть - это тоже такая глыба, которую не все это устраивает... - эти сериалы... Я вообще рассматриваю сериалы с двух точек зрения - как актеру мне они нравятся, как зритель я их ненавижу, больше того - девяносто девять процентов их убрать - никто не пожалеет...

Как вы относитесь к выходящим в свет мультфильмам? Какие мультики смотрит Ваш сын?

Я ему только отечественные разрешаю смотреть. Ну, конечно, мультики типа "Шрека" он смотрит, а вот все остальное, например японские, я сразу выключаю. Вот недавно дал ему посмотреть демо-версию "Столичного сувенира". Сидит, смотрит - на меня, на экран, на меня, на экран. Потом говорит: "Пап, ты что ли?" Я говорю: "Да, я, сынок".

А насколько вам самому понравилось работать в мульт-проекте - в "Столичном сувенире"?

Ну, это даже не работа. Я столько удовольствия получил! Мы просто пришли и дурачились. Там группа была классная. Нам все разрешали. Очень быстро создалось впечатление, что мы с ними (со съемочной группой, или как это называется) работаем сто лет. Нам так были там рады. Очень важно ведь, когда ты приходишь, как тебя принимают. А мы - два таких лоха, мы думали, все будет как в кино, то есть нам сейчас покажут, а мы будем озвучивать. Мы спрашиваем: "А где показывают-то?" Нам отвечают: "Ребят, ну вы играйте, а мы потом под вас мультик сделаем, это только так и делается". Ну, мы и начали. Но как-то все быстро закончилось, т.е. мы даже как-то не успели нормально разойтись. Жалко, что мало было. Здорово, работалось - в удовольствие, очень хорошо.

Вы - это Вы и Вячеслав Гришечкин?

Да, со Славой Гришечкиным мы там два брата, я такой - с чудинкой, а Славка такой - более пронырливый.

А из последних работ своих в кино, какие вы смогли бы назвать, где успели выразить весь свой потенциал, т.е. успеть "разойтись"?

Очень часто вообще бывает хорошая атмосфера, когда ты получаешь удовольствие от работы. Многое от режиссера зависит. Вот, например, в той же "Неотложке" - там автор сценария, он же режиссер, дает посмотреть и сразу забирает обратно со словами: "Все, чего там смотреть, давай играй". Обычно же как - до знаков препинания надо воспроизводить авторский текст, а то вдруг не все запятые проговоришь, так тебя переделывать заставят.

А в "Неотложке" за счет такого режиссерского подхода получилось очень много хороших импровизаций. Например, с Шубиной Ритой у нас было девяносто процентов импровизаций, получались порой такие куски, которые потом, естественно, вырезались, но атмосфера была просто замечательная. Рита могла задать вопрос, которого в сценарии не было вообще, то есть всегда надо было быть наготове. Потом спросишь у нее: "А чего ты там это спросила? Такой реплики ведь не было". "Да, так," - говорит, - "У тебя такое лицо было, что захотелось вот так спросить". Сейчас ждем января, Рита должна родить, и должно опять запуститься продолжение.

То есть Вам хотелось бы продолжать сниматься в этом сериале?

Да, очень интересно. И самое ценное: после этого мне звонили актеры, которые могли и не звонить (не ближайшие друзья, а просто люди, с которыми я работал) и говорили: "Здорово, Сань, интересно было смотреть, потому что не понятно, что твой персонаж в следующий момент выкинет, непонятный персонаж - вроде он гад, вроде не гад… ". А у нас ведь так не принято, то есть нам, чтобы похвалить друг друга, нужно или, действительно, понравиться, или быть в приятельских отношениях.

Расскажите пожалуйста, как Вы попали в Театр "На Юго-Западе"? Ведь после Горьковского училища Вы работали в Пензе?

Да, я работал в Пензе. 1982 год, мы заканчиваем Горьковское училище, о Москве тогда и думать было нечего, т.е. там как минимум прописка нужна. Или ехать поступать и учиться, или не понятно что. А тогда к нам на экзамен приехал преподаватель из Москвы. И он нам сразу сказал: "Ребята, вы поймите, если вам на роду написано работать в Москве, вы будете там работать, где бы вы ни начинали". И мне это как-то запало в душу. У меня было несколько приглашений по России (Пенза, Пермь). Я поехал в Пензу. Оказался такой маленький городок, чистый. В то время в Нижнем вообще ничего в магазинах не было, а там - лежат козинаки какие-то, колбасы копченые. В кооперативе, правда, но все равно, пельмени, котлеты. Я думаю: мама дорогая! Нашим рассказал, все шесть человек туда приехали, до сих пор мне иногда эти козинаки поминают. Ну, правда, все уехали уже, сейчас - кто в Москве, кто где, в разных местах оказались.

И когда Белякович туда приехал ставить спектакль, меня пробило сразу - думаю - в этом театре я хочу работать. Почему? Нету "застольного" периода - когда собираются и читают пьесу, потом "Понимаете... концепция этой пьесы..." и ты сидишь, думаешь "господи..." "Ну почитайте... нет, подождите, я сам почитаю... хмм... аммм.. Что ж Вы, Петр Петрович... кстати, о бане, в прошлом году мы ездили в Болгарию..." и вот сидишь и слушаешь, как они покупали дубленки... и опять - "Ну почитай…" и вот так месяц. Потом выходишь в декорации, но здесь же - в репзале и только дней за десять уже на сцену. Это все убивает, выхолащивает. А тут приехали, за десять дней - текст дали - через десять дней выпуск спектакля. Как так можно? Можно, оказывается. А тут как раз перестройка... В общем, я приехал, говорю: "Валерий Романович, я знаю, тут тоже вопрос с жильем…" Он говорит: "Мне чтоб этих проблем не было". Ну действительно, не его это проблемы. Я говорю: "знаете, Валерий Романович, я тут женюсь на москвичке..." он говорит: "Да? А где ты теперь?" А я автобус видел у метро, говорю: "В Теплом Стане". - "Где, в Теплом Стане? Да ты чего? Это же здесь! Ну, нормально". Я говорю: "Можно я к Вам приду работать?" "Ну, если там все нормально, говорит - конечно". То есть я приехал сюда, ночевал незнамо где, просто хотел работать, мне наплевать уже было, где ночевать. Через полгода он мне: "Сань, ну ты женился?" Я говорю: "Знаешь, Романыч, чего-то она мне разонравилась". "Да? Ну ладно, не переживай..." Потом я ему рассказал все про обман. Но все равно в результате я женился, живу здесь, на Юго-Западе, у меня вся семья здесь. Так что все вместе как-то совпало. Я теперь над нашими шучу, говорю: "Ребята, надо было сначала найти работу, а потом жениться, а вы кто в Выхино - сначала женились, а потом уже работу в театре нашли и ездите пол-Москвы..."

К 90-му году театр имел уже свой коллектив, вполне сформированный...

Я попал как раз в тот момент когда многие уходили из театра, театру нужно было переходить на новый уровень и как ни тяжело было Беляковичу, со многими пришлось расстаться. Остался костяк - всего двадцать человек в этот момент, поэтому у меня сразу было много вводов. Но тоже знаете, я приехал - все проклял: вводов много, все это за три дня… Я ведь уже работал с Беляковичем в трех спектаклях, но там другая сцена, все другое, он в выражениях не стеснялся - "Какого ты... Зачем ты сюда приехал? Что ты хочешь, в Москву? Да здесь такого ... до ..." думаю - Боже, и зачем я действительно сюда приехал? Но это все позволило быстро мобилизоваться и войти. Такие вот штрихи биографии.

В театре в это лето-осень произошло очень много изменений, ушли актеры - из театра, из жизни...

Самое тяжелое, конечно, это потеря Витьки (Виктора Авилова - авт.). Нас с ним еще связывали хорошие человеческие отношения. Остальные... Очень жалко, что Славка Гришечкин ушел. Хотя может это надо так вот - отойти - как вот муж с женой очень долго вместе живут... надо иногда. Театр - это такой механизм - он обновляется - кто-то уходит... Серега Белякович - тоже жалко, что ушел - мощный актер. Но другие ребята приходят, то есть театр меняется, это нормально. Так любой театр - он от этого не становится ни хуже, ни лучше, у него есть свой зритель, который так же любит этих актеров. Поэтому сейчас другие ребята выходят на первые места, это нормально.

Какая из Ваших театральных ролей самая любимая?

Знаешь, обычно актеры говорят - роли это как дети. А я еще добавлю - как дети и как жены. То есть некоторые роли - ты их любишь, воспитываешь, живешь ими. А некоторые - как жены. Ты живешь с ней, вроде и разводиться уже поздно и как-то вот так... Есть и такие роли. Вроде привык уже, чего менять чего-то? Вот у меня был спектакль раньше - "Ад - это другие". Это две одноактовки, Камю и Сартр. Сложный спектакль, мы там вчетвером заняты были. И был свой зритель, что самое ценное - то есть он игрался. Каждый раз - зал, не больше. На приставных не сидели, но это такой был зритель - больше такой зритель ни на одном спектакле не был. То есть настрой, как они слушают... Тяжело было его играть - тем более, что во втором акте действие происходит на том свете. Как там существовать, как это играть? Хорошо, играли его редко - раз в два месяца. Но играть-то надо, спектакль поставлен...

А есть любимые роли. Вот недавно в Чайке меня поставили на Тригорина. Я раньше Медведенко играл, а потом так случилось... Я его где-то раз десять играл, на гастролях еще. И так интересно - там конечно текст, учишь монологи огромные, то есть нелегкий конечно, но там есть, где покопаться...

Сейчас много стало антреприз. Вам бы хотелось сыграть в одной из них?

С удовольствием. Но антреприза - там свои законы. Для этого нужно имя... фамилия. Мне пока не светит.


comments powered by HyperComments

Умер Николай Караченцов

XXII ТЭФИ: Первый — лидер по "дневным" "Орфеям", а "Россия 1" — по "вечерним"

VI НКФ дебютов "Движение": Сказ о Воде Живой, Воде Мертвой и "Сулейман Горе"

XVI МКФ "Меридианы Тихого": Зрительская ностальгия по "Хрусталю" из 90-х

XVI ОРФКиТ "Амурская осень": "Кастинг" пройден

XXVIII МКФ "Послание к Человеку": "Песни для Кита" от "Белой мамы"