Гука Омарова
Гука Омарова

"Это все очень похоже на сон!" - говорит Гука Омарова, устраиваясь поудобнее на белом диванчике в залитой солцем гостиной фестивального клуба "Особый взгляд". Из окон – вид на каннскую бухту, пальмы и яхты. На соседнем диване – шестнадцатилетний сын Гуки, Тимур, читает журнал. Только что в Зале Базан каннского Дворца фестивалей закончился пресс-показ первой полнометражной картины Омаровой "Шиза", претендующей на престижную премию "Золотая камера". "Шиза" - русско-казахский проект, снятый студиями "Казахфильм" и "СТВ".

Действие картины происходит в пригороде Алмааты. Пятнадцатилетнего Мустафу по кличке "Шиза" (как он объясняет своей возлюбленной, сокращенно от "шизофреник") исключают из школы. "За что тебя исключили?" - спрашивает участковый терапевт (Виктор Сухоруков). "А мне мальчишки сказали: "Хочешь Таньку трахнуть?". Я говорю: "Ага". Ну, они меня к девчонкам в раздевалку запихнули, а девчонки меня там сами трахнули. Мешком по голове." Шиза начинает помогать другу матери, который зарабатывает на жизнь вербовкой бойцов для кулачных боев на деньги. Дела у него идут хорошо, пока на ринге не происходит убийство... Мы встретились с Гукой Омаровой, чтобы поговорить о ней, о фильме и о фестивале.

Гука Омарова: Я до сих пор не могу поверить, что это происходит на самом деле. Мы до последнего момента не знали, берут картину в конкурс или нет. Я волновалась, конечно. И вот мне звонит мой руский продюсер и говорит: "Ты стоишь? Сядь! Нас взяли!". Все, что происходило дальше, казалось совершенно нереальным вплоть до сегодняшнего утра, когда мы приземлились в Ницце.

М.Б: Вы первый раз на Лазурном берегу?

Гука Омарова: Да! Мне кажется, что это происходит не со мной. Вот живешь себе тихо, занимаешься своими делами, и вдруг тебя вытаскивают из этой жизни и отправляют в сказку!

М.Б: Гука, для любого режиссера быть приглашенным в Канн – высочайшая честь. Вы, наверное, тоже мечтали об этом?

Гука Омарова: Знаете, у меня была одна амбиция – сделать хороший фильм. Оправдать доверие людей, которые дали деньги на этот проект. Я работала с Бодровым и Сельяновым. Сельянов – лучший продюсер в России сегодня. Мой казахский мастер, у которого я училась в Алмаате, тоже поддержал меня. Мне очень не хотелось разочаровать этих людей. Мыслей о фестивалях и призах у меня не было, я не думала о том, как этот фильм может быть воспринят западным зрителем. Я делала картину для своих.

М.Б: Гука, Вы казашка, живущая в Голландии и снимающая фильмы на русском языке. Кто для Вас "свои"?

Гука Омарова: Мы переехали в Голландию три года назад. Я себя очень хорошо там чувствую, люблю голландцев, говорю на их языке. Честно говоря, благодаря тому, что я уехала в Голландию, я смогла написать сценарий фильма – у меня просто появилось на это время. Но картина, конечно, о Казахстане. Возможно, она сделана в память о тех людях и о том времени, которое связывает меня с Казахстаном.

М.Б: А почему Вы снимали фильм по-русски?

Гука Омарова: Вы знаете, я сама не говорю по-казахски. Я выросла в Алмаате. Моя мама говорила по-английски, по-русски, по-венгерски. Дома казахского языка практически не было.

М.Б: Ах так, а я полагала, что у Вас и мать, и отец казахи.

Гука Омарова: Да, так и есть. Но дело в том, что они принадлежат к казахской интеллигенции, которая училась в Москве, выросла на асфальте. У нас есть такое понятие "асфальтные казахи". Это те люди, которые никогда не были в деревне. Существует определенное противостояние между "асфальтными" казахами и остальным населением. Я принадлежу к этой интеллигенции, мой родной язык русский. Исполнитель главной роли в "Шизе" тоже не говорит по-казахски. Хотя мы его нашли в детдоме в пригороде Алмааты, он казах, у них там есть казахские воспитатели, тем не менее у него русский – родной.

М.Б: А как Вы полагаете, как будет принята картина в Москве?

Гука Омарова: Не знаю... Бодров с Сельяновым говорили мне, ты сделала некоммерческую картину.

М.Б: Вы все время говорите, что Вы боялись Бодрова. Что это было – боязнь коммерческой неудачи или творческие проблемы, ощущение, что Вам трудно будет достичь бодровского уровня мастерства?

Гука Омарова: Наверное, и то, и другое. Страх того, что деньги будут выброшены на ветер. Чувство собственной некомпетентности. Мне ужасно хотелось сделать настоящий фильм, с настоящими живыми чувствами и людьми.

М.Б: Вы рассказывали, что Бодров приезжал на съемки, и у вас там даже были какие-то ссоры.

Гука Омарова: Понимаете, в Казахстане вообще очень много лет не было кино, его просто не снимали. Такие звезды как Сергей Бодров приезжают к нам очень редко. У нас в съемочной группе было много ветеранов казахского кино и много молодых людей. Когда Бодров появлялся на площадке, для них это было колоссальным шоком. Они просто не могли работать: боялись встать в кадр, боялись разговаривать. Мне даже как-то пришлось его попросить не особенно попадаться им на глаза...

М.Б: Гука, Вы с Сергеем Бодровым работали над фильмом "Сестры", сейчас вместе сделали "Шизу". Следующий проект тоже будет совместным? Что, можно сказать, что в российском кино появился новый тандем – Сергей Бодров и Гука Омарова?

Гука Омарова: Мы с Сергеем вместе написали сценарий к фильму "Сестры", который снял его сын, Сергей Бодров-младший. Сценарий "Шизы" мы тоже делали вместе. У меня возникла идея, я рассказала о ней Сергею. Потом записала все, показала ему. Он многое переделал. Конечно, получилась общая работа. Да, мне очень хотелось бы продолжать сотрудничество с Бодровым. Правда, он мне крикнул как-то раз в сердцах: "Это было в первый и последний раз, Гука!". Так что все зависит от него.

М.Б: Ну уж, Гука, какая Вы восточная женщина par excellence. Все-таки Вы сняли картину и попали на конкурс в Канн, а не Бодров!

Гука Омарова: Да, но субординация все-таки остается!

М.Б: Гука, а с кем бы еще Вам хотелось работать? К примеру, из западных режиссеров? Какие иностранные режиссеры Вам особенно близки и интересны?

Гука Омарова: Я очень люблю Дэвида Линча и Вонга Кар-Вая. Такие две противоположные стихии – Запад и Восток. Кар-Вая я считаю поэтом в кино. Его работы – высший кинематографический пилотаж, основанный на нюансах и полутонах.

М.Б: Пойдете завтра смотреть его новый фильм "2046"?

Гука Омарова: Конечно, хотелось бы! Но я завтра целый день интервью даю...

М.Б: Давайте теперь поговорим о Вашем фильме. Идея картины, в сущности, близка "Сестрам". Герой фильма совершает совершенно ужасные, аморальные поступки ради близких людей. Чтобы помочь любимой женщине, он грабит и убивает. Это Ваше жизненное кредо: преступление оправдано, если совершено во имя близкого человека или Вы просто ориентировались на российский кинорынок, где такие сюжеты сейчас хорошо продаются?

Гука Омарова: Я немного по-другому вижу идею картины. Это фильм не о любви. Я не могу сказать, что он ее любит. Все, что он делает, происходит не от любви к ней, а потому что из-за него убили человека. Зинка остается одна, мальчик остается без отца. Он хочет как-то компенсировать эти потери.

М.Б: Из чувства вины?

Гука Омарова: Да. А человека он убивает потому, что тот его предал.

М.Б: И это нормально?

Гука Омарова: Конечно, нет! Поэтому я и снимала картину!

М.Б: Получается, что показать близость и человечность можно только на фоне ужаса, "чернухи". Ведь, на самом деле, все, что происходит в картине это ужас?

Гука Омарова: Да, вероятно. Возможно, это как черное и белое. Одно подчеркивает другое.

М.Б: Актеры у Вас в фильме совершенно замечательные. И профессионалы, и любители. Они, действительно, живут на экране, а не играют роли. Малыш просто чудесный. В зале начинали смеяться, когда он появлялся на экране крупным планом. Не потому, что он делал что-то смешное, а просто от умиления. Вы нашли его в детском доме, а что с ним происходит теперь?
Гука Омарова: Ничего. Он вернулся в детский дом. Мы заплатили деньги, и возвратили его по месту жительства.

М.Б: Гука, расскажите пожалуйста о Ваших творческих планах.

Гука Омарова: В Голландии есть все условия, для того чтобы снимать кино. Там есть замечательная техническая база, есть деньги, есть актеры. Сейчас уже появились продюсеры, которые заинтересовались мною, хотят встретиться. Так что возможности, чтобы снимать малобюджетное кино у меня есть. Есть история очень хорошая. Мне ее рассказал человек, который долгое время жил в лагере для беженцев.

М.Б: Это будет фильм на русскую тему или на казахскую?

Гука Омарова: Ну, герой картины может быть, к примеру, югославом. Конечно, о голландцах снимать кино я не собираюсь! Я просто этого не могу и не умею делать. В Казахстане мне тоже хотелось бы сделать картину. Там совершенно потрясающая натура.

М.Б: С какими актерами Вы бы хотели работать? Г.О. В "Шизе" у нас снимался замечательный русский актер Виктор Сухоруков. В Казахстане тоже есть прекрасные актеры, с которыми хотелось бы работать. М.Б. А любимый актер есть у Вас?

Гука Омарова: Да! Николас Кэйдж. А актриса – Инна Чурикова.

М.Б: Какой прекрасный дуэт. Желаю Вам, чтобы эта пара появилась в Вашем следующем фильме.

Гука Омарова: Спасибо!


comments powered by HyperComments

VII КФ "Короче": День "Подводника"

XXVII КФ "Окно в Европу": Гран-при им к лицу

XXVII КФ "Окно в Европу": "Успех" в "Конце сезона"

II Фестиваль ТХФ "Утро Родины": Звоните Крыжовникову!

XIII МКФ "Зеркало": Жюри разглядело "Дылду", а зрители - "Мальчика русского"

XXX ОРКФ "Кинотавр": Попасть в 90-е