Кадр из фильма "Всадник по имени Смерть"
Кадр из фильма "Всадник по имени Смерть"

В своем новом фильме "Всадник по имени Смерть" Карен Шахназаров пытается проанализировать феномен терроризма, найти его истоки, понять причины. Режиссер уверен, что явление само по себе не появляется, всему есть причина. Его фильм актуален особенно сейчас, когда в России и в мире проблема терроризма стоит на первом месте. Возможно, анализируя происхождение терроризма начала ХХ века, режиссер пытается проанализировать и его современную трактовку: что за люди террористы, зачем они убивают, одержимы ли они идеей террора, или же это просто убийцы, подвергающие риску и свои жизни.

Фильм снят по мотивам автобиографической повести В. Ропшина "Конь бледный", но имена и некоторые факты в фильме изменены, так как авторы хотели не экранизировать книгу, а передать эпоху, личности людей, занимающихся терроризмом. Отчасти задумка режиссеру удалась, отчасти – нет. Интересно детальное воссоздание Москвы начала ХХ века в фильме, занято большое количество массовки, есть даже музыкальные номера, где певицы борделей переданы нарочито вульгарно, подчеркивая разложение богемы, жизни аристократии. В фильме много стилизаций под эпоху: это и певички с танцовщицами в борделе, характерно полноватые для того времени, и стилизация под хронику немого кино, рассказывающую о террористических актах с театрально темными тенями вокруг глаз у героинь-террористок. Стилизация под немое кино у Шахназарова иногда переходит в пародию, вызывая смех, но, слава богу, режиссер не стал ею увлекаться.

Единственно, кто выделяется на фоне выдержанных в одном стиле начала ХХ века образов, это Жорж – главный герой, организатор террористических актов. В исполнении Андрея Панина, с темным мальдивским (или каким там еще) загаром, он, конечно, смотрится странновато, особенно если учесть, что у дворян в моде была белизна кожи. Его не спасает даже то, что он приехал по сценарию из Англии, и вроде как иностранец – там еще меньше солнца, чем в Москве, и Жорж воспринимается героем начала не ХХ, а XXI века. Но, оставим это упущение на совесть создателей фильма, тем более что Жорж по сюжету должен выделяться на фоне остальных, а загар лишь усиливает этот эффект. Вообще, герой Панина выделяется еще и за счет своих восточных черт, в этом фильме как-то особенно подчеркнутых. Его слегка азиатские глаза, округлое лицо создают образ не такого как все. Жорж – хладнокровный убийца, которому, кажется, неведомы ни любовь, ни ненависть. Его не волнует жизнь, его волнует лишь смерть. Однажды, правда, он почувствовал жалость к девушке, которая его любила, но не более того. Совершив одно преступление во имя идеи террора, он уже легко может убить невиновного человека, даже не соперника, а просто мужа той, к кому испытывал когда-то страсть. Ведь и ее он вряд ли любил, он сам в этом признается.

И все-таки, террористы очень разные в фильме. Насколько разные дороги привели их к террору, настолько же различными путями они разойдутся, но все они показаны, в общем-то, людьми, не желающими жить по-старому, но не желающими повторять благородный поступок декабристов бескровного переворота, решив пойти по кровавому пути террора. В то время действительно, Россию захлестнула волна террора, в год совершалось около 600 террористических актов, это получается, примерно по 1-2 раза в день. А в группе Жоржа неудача следует за неудачей: то бомбу не бросили, то она не разорвалась, то разорвалась, но князь остался цел, хотя все окружение пострадало. Убийство князя становится идеей фикс для Жоржа, он становится одержим ею, и уже словно преступник, мысленно находится с ним во дворце, подписывает бумаги, отдает приказы. Это мне напомнило Раскольникова, который мысленно много раз прокручивал преступление, но Жорж в отличие от Раскольникова, похоже, совсем не собирался раскаиваться в содеянном. Даже после убийства соперника он не совсем понял, зачем это сделал.

Все участники акции были молодыми, а порой, даже юными. Например, Иван - еще совсем ребенок, погибает, исполняя не совсем понятное ему задание. Ему хочется взорвать царя, а ему поручают убить какого-то князя. Он хочет кардинальных действий, и говорит об этом Жоржу по-детски наивно: "Почему ваш этот Центр такой глупый? Какого-то князя поручает убить". Иван относится ко всему, словно к игре, не осознавая полностью судьбоносности своих поступков, но желая изменить мир, ход жизни. Царская фамилия считалась божьими помазанниками, это было свято, но настали времена, когда и на них замахнулись люди, причем не самых низших кругов, а из аристократии, знакомой с творческой богемой, как, например, Жорж, который знаком с Максимилианом Волошиным, посвятившим ему стихотворение.

Судьба Жоржа закончилась так же, как и жизнь прототипа его героя. Не буду рассказывать финал, чтобы вы получили удовольствие от просмотра фильма, скажу лишь, что в жизни Ропшин погиб при невыясненных обстоятельствах. А Жорж остался так же одинок: без семьи, без любви, без друзей, и уже без идей. Тогда, как говорил Иван, убийство без идеи получается уже не благородная цель, а уголовное преступление.


comments powered by HyperComments

XVIII Премия "Золотой Орел": Постмодернизм как он есть — всех победил "Текст"

Премия "Белый слон"-2019: Утешительные "Слоны" для "Дылды"

XCII Премия "Оскар": "Дылда" остановилась в двух шагах от "Оскара"

Премия "Белый Слон"-2019: "Дылда" в полный рост

XVIII Премия "Золотой Орел": Всем Петров!

XCII Премия "Оскар": "Дылда" сделала второй шаг к "Оскару"