Бедная Настя
Бедная Настя (фото: Светлана Яковенко)

Профессия актера - это право взять на себя чужую боль и радость и сделать ее своей...

Впервые производство отечественного сериала проходит по американской технологии. Cъемки ведутся параллельно с эфиром. Производство должно обеспечить съемку и монтаж пяти серий еженедельно в течение семи месяцев. Для того, чтобы сохранять такой темп производства и при этом обеспечить качество продукта, над проектом одновременно работает несколько режиссерских групп. Три телевизионных режиссера поочередно отвечают за съемку в студии...

 

Расскажите, как начиналась ваша творческая карьера, с детства грезили сценой?

Антон Макарский: Я родился в городе Пенза, в семье актёров - я уже третье поколенье актёров. В детстве я вместе с моим дедушкой Михаилом Капланом, заслуженным артистом России, выходил на сцену. Я видел, какой это тяжёлый труд, понимал, что для того, чтобы существовать в этой профессии, актёр должен фанатично любить сцену, а сцена его, и никогда не хотел быть актёром. В детстве я много занимался спортом, поэтому думал, что, либо стану спортсменом, либо тренером, педагогом по физической культуре. После школы поступил в педагогический институт на кафедру физического воспитания и, как кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу, я поступил без экзаменов. Тогда к нам приезжал мой дядя и спросил: "Ну почему бы тебе не попробовать?" "Ну хорошо", - подумал, - почему бы не попробовать, ничего же не теряю и свободное время есть". Решил поехать в Екатеринбург поступать, но сначала заехал в Москву к родственникам, а когда оказался в Москве, решил попробовать поступить здесь, хотя думал, что в Москве никогда в жизни не поступлю. Поступил сразу в три: Щепкинское, Щукинское и в ГИТИС. Выбрал Щукинское, потому что считаю, что это одна из лучших театральных школ в мире.

Екатерина Климова: Желание стать актрисой было всегда. Мне эта профессия была интересна тем, что можно пережить всё, что в одной жизни ты не проживёшь, а здесь у тебя есть такая возможность. После школы я сразу поступила в театральное училище им. Щепкина.

Пётр Красилов: Я профессию не выбирал, это она меня выбрала, у меня не было такой мечты - стать актёром. В силу обстоятельств мне пришлось поменять школу, я раньше учился в своём городе - Балашихе и после 8 класса мне пришлось уйти из этой школы. Я не знал в какую школу мне пойти учиться, и моя учительница посоветовала пойти в Москве в школу с театральным уклоном, и я пошёл, поступил в театральный класс, учился по театральным дисциплинам очень хорошо, а остальные предметы забросил совсем. И мне сказали, что лучше пойти учиться в другое место. Я вернулся в Балашиху, опять учился там, после 9 класса хотел поступить в химико - билогический лицей, но не нашёл его и решил учиться дальше в школе, как все нормальные люди. И в одно воскресенье мне позвонили и спросили почему я не посещаю театральные занятия? Я говорю: "Так я же ушёл из этой школы", - а мне говорят: " Вы можете не учиться в школе, но занятия театральные Вы обязаны посещать!". Педагог сказал, что у меня есть способности. "Ну ладно, - подумал я, - свободного времени навалом". И я стал опять посещать занятия. На одно из занятий пришёл Борис Гаврилович Голубовский, который тогда набрал колледж театральный при Гитисе и вот он меня взял в этот колледж и сразу на второй курс. Я был удивлён, как-то не представлял, что всё это так серьёзно, и когда я закончил колледж и стал вопрос куда дальше идти, было уже жалко бросать: целых три года я посвятил этой профессии! Первый год я отучился, а на втором курсе понял, что втянулся уже настолько, что вообще больше ничего не умею.

Анна Табанина: В моей семье все художники: и мама, и папа, и сестра, я тоже думала, что стану художником, стала заниматься в школе, год занималась в студии, почти уже поступила в художественное училище, а потом мне захотелось стать фотомоделью, а мне и говорят: "иди лучше в актёрский кружок". Как-то к нашим соседям художникам в гости пришел актёр и он посоветовал мне идти в студию заниматься. Я прислушалась к его совету и пошла в студию. Занимались мы там целый год. Виолетта Георгиевна Баженова, которая у нас вела курсы в студии, вскоре стала вторым педагогом в мастерской С. Я. Спивака в ЛГИТМИК (Ленинградский Государственный Институт Театра Музыки и Кинематографии). Летом мы со всей компанией, которые у нее занимались, поступили на курс. Конкурс был огромный!!! Но я как-то легко и безответственно прошла первый тур. У меня как-то сразу получилось поступить: "Ой! На первый тур прошла. Ой! На второй". А на третий у меня даже не было номера, а я сижу, смотрю на ребят, которые выступают, радуюсь, хлопаю, а мне : "Табанина, у тебя есть номер? Как ты сейчас будешь проходить?!" И мы пошли с Сашей Куликовым, который тоже на курсах учился, у которого тоже не было номера, а было только счастье в глазах, нашли какой-то полиэтилен, обмотались им и под музыку Биттлз танцевали танец, почему-то, инопланетян, и нас взяли.

 

А как на кастинг "Бедной Насти" попали, и как всё проходило?

Антон Макарский: После того, как я сыграл Феба в "Нотр дам де Пари" и спел песню "Бель", я решил заняться сольной карьерой, потому что поступало очень много предложений от звукозаписывающих кампаний. А через некоторое время поступило предложение спеть саундтрек к сериалу "БН". Я пришёл вместе с Серёжкой Ли из "Нотр Дама", который всем очень понравился, потому что он очень талантлив, и мы спели. Параллельно с этим шёл кастинг актёров на "Бедную Настю", и я прошёл и здесь, на роль Андрея Долгорукого. Когда я пришёл встречаться с режиссером, Пётр Александрович Штейн предложил мне сделать очень интересную вещь, он говорит: "Тебя все знают по роли Феба, ты там такой красавчик, такой герой-любовник, давай-ка, попробуем изменить имидж, давай-ка, попробуем сыграть такого неуверенного в себе человека, такого мягкого, слабого". Для этого мы изменили цвет глаз (у Андрея Долгорукого синие глаза) и надели очки. Вроде бы незначительная деталь - цвет глаз, но лицо изменилось вообще. Был случай, когда одна девочка написала письмо в театр оперетты, что она увидела в титрах "Бедной Насти" имя Антон Макарский, ждала 10 серий его появления, и "когда мне объяснили, что эта мямля и есть Антон Макарский, я очень сильно удивилась". Для меня это наивысшая похвала, это действительно комплимент: значит, мне удалось сыграть образ другого человека.

Екатерина Климова: С Петром Александровичем Штейном мы работали в театральных проектах, и он пригласил меня на кастинг. Были американские продюсеры, наши продюсеры, меня утвердили. Проект большой, было много проб, всех девочек изначально смотрели на Анну, потом распределили по ролям.

Пётр Красилов: Как и всё в моей жизни это тоже произошло случайно. Они сами меня нашли. Летом я ехал с женой отдыхать в Анапу, и вдруг раздаётся телефонный звонок: "Здравствуйте! Это из проекта "Бедная Настя", у нас завтра последний день кастинга, Вы очень нужны нам, и Вы должны приехать завтра на кастинг",- я говорю: "Я, к сожалению, не могу приехать, потому что я в Анапе". "Да? Вы не в Москве? Ну, давайте Вы возьмёте билеты и приедете". "Да Вы что?! Я отдыхаю! Я работал целый год! В, конце концов, я могу отдохнуть?!" И я отказался, подумал, что везде не снимешься, всех денег не заработаешь, так что я лучше буду отдыхать. Но так получилось, что отдыхал я недолго, потому что у меня заболел ребёнок. Мы сразу купили билеты и прилетели обратно. А как только прилетели, ребёнок сразу выздоровел! Утром мне позвонили и сказали, что кастинг перенесли и если я хочу ещё попасть, то могу. Я согласился, приехал, но отнёсся к этому как-то не серьёзно, да ещё когда начали говорить, что это Коламбия Пикчерс, я подумал: "О-о-ой, о-о-ой! Ещё скажите, что Спилберг снимает!". Я быстро выучил текст, вышел, так наскоро побросал в камеру, потому что партнёров не было, на меня надели, как мне показалось, костюм молодого Фигаро, наклеили мне усы, потому что тогда образ молодого Репнина должен был быть с усами. И вот я поговорил о любви с кинокамерой, минут через пять ко мне подошёл Пётр Штейн и сказал: "Мы Вас будем снимать". Я спросил: "Как? А как же фраза "Мы Вам позвоним?" Как же без неё? Такого не бывает". Меня убедили, что я очень нужен, хотя продолжал несерьёзно к этому относиться, но потом понял, что такие случаи бывают, думал, что это сказки, а оказалось - нет. И именно поэтому я согласился, грех было упускать такую возможность.

Анна Табанина: Я переживала какой-то не очень хороший момент в жизни. Я уже давно закончила учиться, не очень была занята работой в театре. Была зима, мы сидели в каком-то кафе, и я говорю: "В Москву!". И мы на машине приехали в Москву.

На следующий день мне позвонили и сказали: "Вы должны быть в Москве на кастинге. Я сказала, что я уже здесь и поехала на пробы. На меня надели какое-то платье и я прочитала что-то, что сейчас уже и не вспомню. Помню получилось плохо …

Там были Люда Курепова и Дима Исаев, это были самые первые пробы. Я была очень загорелая. И явно не подходила под образ тургеневской барышни.

Потом я уехала в Питер и забыла про эти пробы, но пропуск у меня до сих пор сохранился, а потом мне ещё раз позвонили. Я специально прилетела, даже опоздала на самолёт. На этот раз смотрели американцы, у меня уже был выучен определённый текст. Это были хорошие пробы. Потом снова я забыла про этот кастинг. И в конце лета мне звонят и таким извиняющимся голосом спрашивают: "Аня, а Вы не могли бы сыграть у нас одну из главных ролей - Лизу?" Я: "Да! Конечно!" Мне сказали, что на следующий день я должна быть в Москве. И вот с августа я здесь. Я была удивлена, что меня утвердили, потому что там был бешеный конкурс. И мне казалось, что я точно не пройду!

 

Вам нравятся ваши персонажи? У вас есть общие черты?

Антон Макарский: В одном интервью я сказал, что мне выпала честь сыграть красивого Феба, и я очень надеюсь, что мне когда-нибудь удастся сыграть некрасивого человека. Андрей Долгорукий - некрасивый человек и внешне, и внутренне. У него есть очень большое несоответствие: он хочет быть сильным и справедливым, но он слабый, и у него это не получается. Я понимаю Андрея, но он мне не близок, наверное, он самый противоположный мне персонаж из всех, которых мне доводилось играть в моей творческой карьере. Он очень слабый, он принимает решения и не может их выполнить, он не хочет быть таким, какой он есть, это его трагедия. Его трагедия в общении с женщинами, он не может определиться для себя. Он действительно любит и Натали, и Татьяну. Ему хорошо и с одной, и с другой. Наталья - властная, она, несомненно, будет главой в семье. Татьяна - наоборот, она его крепостная, она принадлежит ему, с ней он себя чувствует мужчиной. Долгорукому очень трудно выбрать между двумя полюсами. Я, наоборот, очень резко принимаю решения и очень категоричен в этих решениях. В жизни, несмотря тоже на некую мягкость, я совершаю довольно резкие поступки, но пока они были правильные, во всяком случае, я не жалею ни о чём, что я сделал. Но для меня князь Долгорукий - это очень интересная роль. Надеюсь, следующая роль будет отличаться как от Феба, так и от князя Долгорукого. Я уже вполне насладился некрасивым персонажем, посмотрим, что будет дальше.

 

А из классических персонажей кого бы хотели сыграть?

Очень многих хочу сыграть, мне было бы очень интересно сыграть Яго в "Отелло".

Екатерина Климова: Мне очень нравится Натали, я рада, что играю именно её. У неё очень сильный характер, она очень интересна. Я по натуре совсем не княжна, мне пришлось всё это себе прививать: манеры, действия. Мне кажется, что в жизни я не похожа на Натали.

В "Бедной Насте" Вы замечательная сестра, ради брата готовы на всё, в этом Вы с ней похожи?

Мы и в жизни с Петей друг друга знаем давно, с института. У меня всё время какая-то ответственность за Петра и это очень совпадает с тем, что мы играем. Со своей старшей сестрой мы сейчас очень редко видимся, она родила, и когда у меня есть время, я к ней заезжаю, отношения у нас замечательные.

Пётр Красилов: При всей разумности Репнина, ему не хватает времени подумать, он себе его не даёт, он делает резкие, необдуманные поступки, особенно в отношении женщин, и из-за этого потом страдают другие люди. Но он человек благородный, можно позавидовать его родителям, что воспитали такого сына. Ему не хватает терпения, я как человек терпеливый, могу это сказать.

Анна Табанина: Мне нравится Лиза! Мне с ней очень повезло. Наверное, сейчас у меня уже что-то появилось похожее с ней.

 

Вы, как и зрители, не знаете, как сложится судьба ваших героев, вас волнует судьба ваших персонажей?

Антон Макарский: Мне очень интересно, это мне напомнило, когда в Щукинском училище мы делали этюды, и каждый день приносили какие-то новые задумки, новые ситуации, новые предлагаемые обстоятельства. Здесь тоже самое, только здесь тебе приносят новый материал, а ты должен в этом материале быть искренним, быть правдивым, честным.

 

Вы всегда согласны с тем, что вам предлагают сценаристы, никогда не хотелось изменить сценарий?

Такое желание возникало и возникает, мы всё это обсуждаем. В этом, наверное, плюс такой мобильной работы, то, что я прихожу к людям, которые делают сценарий, и мы вместе обсуждаем, вместе что-то решаем. Но если я не прав в каких-то вещах, я это признаю.

Екатерина Климова: Странно было, конечно, мы привыкли знать от начала до конца роль, чтобы как-то её разобрать, понять кого любишь, кого не любишь. А здесь происходит всё как в жизни, т.е. сегодня ты так думаешь, завтра по-другому, потом твоё мнение меняется. Получается как в реальности, всё вместе с ней проживаешь.

Пётр Красилов: Каждый день я прихожу на съёмки и понимаю, что в сценарии может быть написано такое, чего я не ожидаю, и что может не соответствовать характеру персонажа, которого я выстраиваю, и я бы хотел, чтобы он сделал одно, а в сценарии может быть совершенно противоположное. И в этом заключается некоторая сложность, так как надо сразу успевать всё перестраивать, успевать оправдывать то, что написано.

Анна Табанина: Мне очень интересно, что будет с Лизой, но, судя по сюжетной линии, с ней уже ничего страшного не может произойти.

 

Вы играете и в кино и в театре, где вам больше нравится?

Антон Макарский: Не могу выбрать, мне безумно интересно и то, и другое. И самое главное, что нет предела, нет планки, я развиваюсь, развиваюсь, развиваюсь и как певец, и как актёр театра, и как актёр кино. А сейчас мы восстанавливаем спектакль "Аршин Мал-Алан" с новыми декорациями. Это наш дипломный спектакль, который тогда взяли в репертуар Вахтанговского театра, и мы с аншлагами играли его год.

Екатерина Климова: Когда много съёмок, кажется, что театр тебе мешает, когда съёмок немного ценишь, то, что у тебя есть театральные роли. У меня много интересных театральных ролей, я играю и Шекспира, и Мольера. В театре я больше набираюсь опыта, а в кино больше использую. Мне кажется, что если актёр не работает в театре, он что-то теряет.

Пётр Красилов: Это вообще разные вещи, принцип работы разный. Театр мне более близок, меня с ним больше связывает, чем с кино, возможно потому, что у меня ещё не было роли в художественном кинофильме. Пока у меня на первом месте театр.

Анна Табанина: Нравится и в кино, и в театре. В Петербурге я задействована в одном антрепризном театре, спектакль называется "Без вины виноватая", правда из-за съёмок не могу играть. Сейчас работаю в кино, и это мне нравится. Но с удовольствием рассмотрю предложения об участии в театральных постановках.

 

Съёмочный процесс в "Бедной Насте" был сложным?

Антон Макарский: Особенно поначалу было очень сложно в это въехать, сейчас мы уже привыкли, мы вошли в этот ритм, и надеюсь, что следующий проект, который обязательно будет, мы сделаем уже на более профессиональном уровне. Но это потрясающая актёрская школа, это потрясающие актёры: Ольга Михайловна Остроумова, Александр Филиппенко, Эммануил Виторган, Альберт Филозов, Александр Калягин. И помимо того, что я получаю удовольствие от съёмок, от того, что участвую в таком глобальном проекте, это ещё и мастер-класс на съёмочной площадке.

Екатерина Климова: Сначала было сложно, потому что в первый раз столкнулись с таким объёмом текста, и с такой технологией, когда снимают сразу. И нет возможности поучить текст с партнёром, но вообще это очень хорошая практика. Сейчас мы можем за 30 секунд выучить текст.

Пётр Красилов: Я умею быстро учить тексты, у меня с этим не возникает сложностей, могу прочитать и сразу выучить.

Анна Табанина: Сейчас текст ложится очень легко, и огромные страницы текста я не учу, я просто их читаю, когда гримируюсь, дома один раз прочту, голова работает уже как компьютер, с каждым днём всё быстрее и быстрее! Кошмар, что с головой творится! Моя память стала просто феноменальной.

 

А вы сами и ваши близкие сериал смотрите?

Антон Макарский: Когда получается, я, конечно, смотрю. Я получаю удовольствие от этого сериала. Я не могу объективно оценивать "Бедную Настю", т.к. всех ребят люблю и не могу смотреть как отстранённый зритель. А себя вообще нельзя никогда объективно оценивать. Друзья оценивают по-разному, кому-то очень нравится, кому-то очень не нравится, кто говорит, что ему не нравится, но он уважает, кто-то, наоборот, говорит: "А я не уважаю, потому что моя жена каждый день в 8 утра меня будит". Но я знаю, что этот проект был удачным, был нужным, и Александр Акопов с этим проектом "попал в десятку".

Екатерина Климова: Если есть возможность, смотрю с удовольствием. К сожалению, никто не записывает, вот если бы мои поклонники записывали бы сериал, я была бы им очень благодарна! Я знаю, что есть актёры, которым не нравится на себя смотреть. Мне нравится. Может если я в компании, мне неудобно, но когда я одна, то я обязательно ещё раз на себя посмотрю, полюбуюсь (смеётся). Сестра моя смотрит, потом рассказывает.

Пётр Красилов: У меня, к сожалению, нет времени, я не успеваю просматривать "Бедную Настю", и так получается, что и не записывают. Знакомые смотрят и относятся к нему по-разному, но, во всяком случае, они рады, что это не бандитская тема.

Анна Табанина: Редко, но стараюсь смотреть, потому что видишь какие-то ошибки, понимаешь чего не надо делать, как бы можно было сделать. Семья смотрит сериал, переживают, мама записывает каждую серию.

 

Бывают случаи, когда замечаете ошибку только после того, как посмотрели отснятый материал?

Антон Макарский: Конечно, конечно! Когда снимается кино, у нас есть возможность исправить, посмотреть, сделать несколько дублей, подумать над сценой, над ролью. Сериал делается очень быстро, иногда даже не бывает возможности переписать дубль, в котором была какая-то оговорка.

Екатерина Климова: Бывает, когда снимают с одного дубля, и кажется, что плохо получилось, но режиссер смотрит и говорит, что нормально.

Пётр Красилов: Такое бывает, и, к сожалению, не всегда получается переснять. В этом вот сложность кино - если в театре ты можешь исправлять ошибки, то в кино - сняли и всё, уже не исправишь.

Анна Табанина: Бывает, но сейчас уже редко. Стараешься понять свою ошибку и исправить ее на репетиции.

 

Вы не боялись идти в сериал? Не было страха, что такой большой проект может наложить на вас некое клеймо?

Антон Макарский: Я немного снимался в сериалах, для меня это первая такая работа в большом крупном сериале, и я ни одной минуты не жалею, что здесь нахожусь. Клейма не боюсь, уверен, что в следующем проекте у меня будет полностью противоположный Долгорукому персонаж.

Екатерина Климова: У каждого по-своему складывается, если бы вокруг меня было большое кино, то я бы ещё подумала, стоит ли мне идти в сериал. Но так как большого кино не было, а проект этот был уникальным, ведь в России подобного ещё не было, и мне было интересно поучаствовать в нём. Клейма не боюсь, так как у меня много других разноплановых ролей.

Пётр Красилов: Клейма я не боялся, потому что роль Репнина, это всё-таки не роль Штирлица, у меня не было даже каких-то мыслей по этому поводу, не считаю, что после этого сериала все будут меня помнить только как Михаила Репнина, меня знают по многим театральным ролям, думаю, что клише не будет.

Анна Табанина: У нас сериал исторический, а исторический материал даёт много преимуществ перед современным. К тому же, в моей Лизе много разных проявлений характера. Это незамыленный образ.

 

Вам нравится современное российское кино? Как вы считаете, оно американизируется?

Антон Макарский: В нашем современном кино, на мой взгляд, не хватает души. Потому что все эти картины, к сожалению, становятся коммерческими. Мне трудно рассуждать на эту тему, потому что я не считаю себя образованным в этой теме человеком. Мне нравятся некоторые картины, но в большинстве делаются проекты, чтобы заработать, а деньги и душа иногда не совместимы, но всё равно я больше люблю наши фильмы, чем американские.

Екатерина Климова: Мне кажется, что нам до Голливуда ещё далеко. У нас индустрия кино, как и в других странах, развивается с сериалов. Это нормальный этап, а потом придёт время и для большого кино. Я очень люблю советские фильмы, те, которые мы все любим - "С лёгким паром", "Служебный роман", "О бедном гусаре замолвите слово". Я думаю всё у нас ещё впереди. У нас ещё такое кино будет!

 

А хотели бы Вы сыграть в зарубежных фильмах?

Мне всё время хотелось сняться в каких-то зарубежных фильмах, но так как я языка не знаю и уезжать из России не хочу, то мне это казалось нереальным, но вот "Бедная Настя" - это Коламбия Пикчерс, но на русском языке, и моя мечта практически сбылась.

Пётр Красилов: Я бы не хотел, чтобы мы приближались к Голливуду. Штампы, которые в изобилии присутствуют в голливудском кино, несмотря на всё качество технологий, находятся за гранью искусства. Я бы хотел, чтобы наше кино пошло самостоятельным путём и было ближе к европейскому кино, в котором есть смысл, душа и настоящие неподдельные эмоции.

 

Есть любимое русское кино?

"Свой среди чужих", "Сталкер", "Осенний марафон" очень нравится.

Анна Табанина: Мне кажется, что это неисчерпаемая тема для разговора. У российского кино очень большой потенциал. Мы только развиваемся. У нас много талантливых актеров и режиссеров, которые способны показывать высокое качество работы.

 

А кто вам из зарубежных актёров, актрис нравится?

Антон Макарский: Аль Пачино, Лайза Минелли очень нравится, безумно нравится Настасья Кински, её глаза, у неё бездонные глаза!

Екатерина Климова: Мне очень нравится Джонни Депп, Леонардо ДиКаприо, Николь Кидман, Мадонну очень уважаю как личность.

Пётр Красилов: Мне очень нравится Жерар Депардье, это моё давнее-давнее пристрастие, новых звёзд я называть не буду, потому что они не проверены временем. Но хочу сказать, что я больше тяготею к европейскому, нежели к американскому кино, хотя заслуги Дастина Хофмана, Аль Пачино и Роберта ДеНиро достаточно велики. Из женщин мне нравятся Лайза Минелли, Бриджит Бордо, современных женщин называть не буду, а то они ещё подерутся между собой (смеётся).

Анна Табанина: У меня их очень много, всех перечислить не могу. Но никогда не была фанатом какого-то актёра, не собирала вырезки, фотографии.

 

Что, на ваш взгляд, необходимо в вашей профессии?

Антон Макарский: Для меня очень важно остаться позитивным человеком. Я понимаю, что если я обозлюсь, или вдруг начну ощущать себя удачливым, сложившемся человеком, грубо говоря "звездой", то актёр Антон Макарский на этом закончится. Поэтому я стараюсь не забывать, как я жил в общежитии, как учился в Щукинском, как служил в армии, о чём мечтал в детстве. Для меня это одна из важнейших черт, и не только для актёра, но и для человека.

Екатерина Климова: Нужно просто уметь быть хорошим актёром, хорошей актрисой.

Пётр Красилов: Самое главное - терпение, потому что, по большому счёту, вся наша жизнь актёрская заключается в том, чтобы дождаться шанса и не упустить его, а ждать приходится иногда годами, но если ты обладаешь терпением, то ты его дождёшься.

Анна Табанина: Должна быть человеческая цельность, нужно, чтобы постоянно что-то болело в душе, а характер может быть какой угодно. Профессия актера - это право взять на себя чужую боль и радость и сделать ее своей.

 

Если удаётся выкроить свободное время, как предпочитаете его проводить?

Антон Макарский: Я еду в спортклуб, это для меня самый лучший отдых. Я занимаюсь в спортивном зале, потом немного колочу грушу, потом плаваю в бассейне и потом иду в баню. Я очень хороший парщик. Обожаю, когда зимой после бани выбегаешь и ныряешь в сугроб, испытываешь некий шок, и обратно бежишь в баню. Ещё хороший отдых - смена деятельности, я ненавижу безработицу.

Екатерина Климова: Я провожу время со своим ребёнком, люблю спать, почитать что-нибудь, сходить в магазин, это такая редкость! В какой-нибудь салон. Вообще я люблю лошадей, но сейчас совершенно нет времени, и как только оно появится, поеду куда-нибудь и покатаюсь.

Пётр Красилов: Я иногда позволяю себе ездить домой, в Балашиху, где я подпитываюсь энергетически. Еду туда абсолютно один, чтобы побыть одному, потому что для меня очень хороший отдых какое-то время, какие-то свободные часы побыть наедине с самим собой, тогда я разбираюсь, что у меня происходило, что произойдёт, как-то успокаиваюсь, и можно выходить в жизнь опять свежим и с хорошим настроением. А вообще, если есть свободное время, я провожу в семье.

Анна Табанина: Могу просто посидеть дома, почитать книжку, встретиться с моими близкими людьми, друзьями, больше люблю отдыхать спокойно, чем активно, хотя …

 

Какие у вас литературные пристрастия?

Антон Макарский: Я в последнее время так увлёкся Акуниным, что перечитал практически всё, что он написал. Я очень люблю классику, очень люблю Достоевского. И я всем советую, хотя бы иногда читать Библию, это книга книг, без этого нельзя. Она делает человека светлее, позитивнее и делает его более живым. Он смотрит на мир, и отбрасывается какая-то мирская шелуха, какой-то панцирь мирской. Если спросите какая у меня любимая книга, я скажу Библия.

Екатерина Климова: Я ещё столько всего не прочитала из классики, что принципиально не читаю современную литературу. Сейчас читаю Кортасара "Игру в классики".

Пётр Красилов: Я очень люблю литературу латинских стран: Борхеса, Кортасара. Мне не нравится литература, где в основном важна сюжетная линия, я люблю думать вместе с автором. А сейчас читаю Довлатова, решил восполнить некоторые пробелы в своём образовании (смеётся).

Анна Табанина: Я и классику перечитываю, и современных авторов. В квартире, которую мне снимают, к счастью, не оказалось телевизора. Поэтому читать я стала еще больше. Сейчас я читаю Милана Кундеру "Бессмертие". Отсутствие телевизора ещё больше приближает меня к барышне 19 века.

 

Вам нравятся костюмы в "Бедной Насте"? Какую одежду в жизни носите?

Антон Макарский: Костюмы мне нравятся очень. Хотя мой персонаж не очень герой, всё равно он князь, он дворянин, он военный человек, у него какая-никакая, но осанка присутствует. И носить эти вещи доставляет мне неимоверное удовольствие. Недавно я стал лицом кампании Патрик Хельман, и теперь выхожу на эстрадную сцену в костюмах от Патрик Хельман. В жизни предпочитаю джинсы, свитеры, майки.

Екатерина Климова: Мне кажется, что у "Бедной Насти" такой рейтинг, потому что этот сериал как сказка, его смотрят очень много детей. Мне так нравится наряжаться в эти платья, наверное, если бы это была какая-то современная история, мне не так интересно было бы играть. В жизни я предпочитаю носить всё, т.е. у меня всё от настроения зависит. У меня есть много длинных юбок, это не связано с сериалом "Бедная Настя", просто мне нравятся длинные юбки. Также люблю джинсы, практически всё время в них хожу. Люблю спортивные вещи, туфли на каблуках. Я за модой особо не слежу, но так получается, что когда мне что-то нравится, это оказывается модным.

Пётр Красилов: Мне больше всего нравятся военные мундиры, потому что меня раздражает сложность штатских костюмов: завязывание галстука, закалывание булавок. В жизни предпочитаю такую одежду, в которой чувствую себя удобно и свободно.

Анна Табанина: Я так привыкла к этим нарядам, мне кажется, что они уже мои. В первые съёмочные дни я была скована в этих платьях, потому что, если бы я в них ходила так, как я хожу в джинсах, то это контрастировало бы, а сейчас мы уже так органично в них смотримся, все привыкли. Когда иногда нас отпускают часа на два, я уезжаю, не разбирая причёски, и надеваю современную одежду. Вот недавно я и Люда Курепова с этими шикарными прическами ходили пообедать в ресторан. Мы зашли и повергли людей в шок. На нас так смотрели! Потом к нам подошли и спросили: "Вы что? Так и в жизни ходите?". В жизни я предпочитаю просто удобную и качественную одежду.

 

Никогда не хотелось жить в 19 веке?

Антон Макарский: Мне очень нравится то время, в котором я живу. И вообще один из принципов моей жизни - жить сегодняшним днём и получать удовольствие от этого.

Екатерина Климова: Если бы выбирать в какое время жить, это наверное было бы начало 20 века, в это время так много происходило в поэзии, музыке.

Пётр Красилов: Мне бы хотелось. Я, конечно, не ропщу на наше время, я себя достаточно комфортно ощущаю, но вот романтизм того времени, с позиции современного человека, меня очень привлекает. Я не знаю какими были люди, и какие отношения были между ними в то время, но всё равно обаяние романтизма меня привлекает.

Анна Табанина: Мне нравится жить сейчас.

 

Не хотите наряду с творческой деятельностью заняться ещё чем-нибудь?

Антон Макарский: Ничем другим заниматься не хочется. Хотя если бы у меня не сложилась актёрская судьба, я бы нашёл выход, я бы что-нибудь делал.

Екатерина Климова: Я не представляю, честно говоря, чем бы ещё я хотела заниматься, хотя сейчас во взрослой жизни понимаю, что если бы я была фигуристкой или балериной тоже было бы хорошо.

Пётр Красилов: Я с удовольствием что-нибудь бы написал, но сделаю это только тогда, когда буду уверен, что к этому готов. Пока, мне кажется, у меня мало багажа личного, внутреннего, чтобы поделиться какими-то своими мыслями с широкой аудиторией, поэтому и свои стихи я читаю только близким мне людям. Ну если кто-нибудь очень сильно попросит…(смеётся), то могу ещё кому-нибудь почитать, но в основном это пока для себя.

Анна Табанина: Мне очень интересна психология, я читаю книги, учебники. Наша актёрская профессия связана с человеком, связана с эмоциями, и мне интересно, откуда они возникают, мне интересно общаться с разными людьми, это расширяет кругозор, хочу получше выучить английский, потому что стыдно уже. Просто я в школе учила французский.

 

А хобби и увлечения у вас есть?

Антон Макарский: Спорт, баня.

Екатерина Климова: "Бедная Настя" столько времени занимает, что если и что-то есть, то, наверняка, я про это забыла, но вообще я ничего не коллекционирую.

Пётр Красилов: В данный момент у меня только моя работа, она забирает практически всё свободное время, поэтому если бывает немного свободного времени, то я либо отдыхаю, либо провожу его в семье. Раньше писал стихи, но сейчас не бывает столько свободного времени.

Анна Табанина: Я хочу купить этюдник и в свободное время заняться живописью, это очень успокаивает. У меня папа из Архангельской деревни и у него в семье никто никогда не занимался живописью, а у него детские работы такие, какие не делают даже третьекурсники, он очень талантливый живописец и график. И у меня видимо от него предалось, какой-то талант к живописи, это, конечно, надо развивать. Когда нужно кому-то подарить что-то на день рождение, а у человека всё есть, и ты не знаешь, чем его удивить, тогда я сажусь и рисую какой-нибудь натюрморт в зависимости от настроения, и эти работы, действительно, излучают энергетику. У меня в Петербурге много работ, даже, наверное, можно выставку делать, но для этого надо больше работать. Мне ещё очень нравится водить автомобиль, в Москве сложно, я её не знаю, возникает такое чувство как на сцену без текста выходить.

 

У вас очень много поклонников, какое значение имеют они для вас?

Антон Макарский: Я не очень люблю слово поклонники, это люди, которые уважают то, что я делаю. Спасибо им огромное. Это стимул мне работать дальше, потому что есть для кого. Мы иногда встречаемся, организовываем встречи, мне эти люди очень помогают, а иногда становятся хорошими друзьями.

Екатерина Климова: Приятно, когда цветы дарят после спектаклей незнакомые люди, обычно дарят знакомые, которых приглашаешь, а если дарят незнакомые, это очень приятно.

Напрягаться начинаешь, когда в личную жизнь вмешиваются или становятся навязчивыми. У меня один забавный случай был, мне один поклонник прислал два билета, один в театр, другой на концерт, и написал, что если ты не пойдёшь, то отошли, пожалуйста, по этому адресу обратно. Я оставила, чтобы ему обратно передали.

Пётр Красилов: Слава Богу, у меня не было пока ночных звонков, угроз, поэтому я благодарен, что мои поклонники воспитанные люди.

Анна Табанина: Мне очень приятно, что есть люди, которым нравится моя работа. Когда узнают на улице и улыбаются, мне очень приятно это внимание со стороны абсолютно незнакомых людей. Недавно ко мне подошли мужчины и спросили: "А что, в жизни Вы такая же взбалмошная?" Я сказала: "Конечно!" Если ко мне подходят за автографом, я никогда не отказываю.

 

Как относитесь к съёмкам актёров в рекламе?

Антон Макарский: Вот здесь как раз штамп бывает, потому что после того, как ты снялся в рекламе какого-нибудь майонеза и потом выходишь на сцену, тебя вряд ли будут ассоциировать с персонажем, которого ты играешь. Скажут: "Вот, смотри, кальве играет!". Сейчас, если поступает какое-то предложение сняться в рекламе, я отказываюсь. Хотя, когда нужно заработать - это выход.

Екатерина Климова: Я снималась в рекламе. Здесь тоже есть выбор, если тебе нравится и всё устраивает, снимаешься, если нет, то нет. Бывает такая реклама, в которой я бы ни за что не стала сниматься. У меня есть диплом актрисы театра и кино, и я могу зарабатывать только этим, эта моя работа.

Пётр Красилов: Я снимался раньше в рекламе, я понимаю, что для артиста это способ быстро заработать хорошие деньги. Очень сложно довольствоваться тем минимумом, который получаешь, работая в театре и играя там большей частью массовые сцены. Поэтому, когда тебе предлагают очень быстро заработать какое-то количество денег, что поможет тебе немного встать на ноги, ты используешь этот шанс. Но сейчас я понимаю, что уже не стал бы сниматься в рекламе.

Анна Табанина: Я снималась в рекламе, для меня это было, как средство заработать деньги. Я отношусь к этому не отрицательно, но очень выборочно. Одно дело, если ты лицо какой-то рекламной кампании, а другое - это рекламировать какой-то товар. Реклама должна быть качественной.

 

Что вам больше всего нравится в вашей профессии?

Антон Макарский: Есть потрясающий момент, когда я выхожу на сцену, на аплодисменты, когда я понимаю, что спектакль я отработал достойно. А ещё люблю, когда звучит команда "Стоп! Снято!", и ты понимаешь, что ты выложился в этой сцене и сделал так, как тебе хотелось.

Екатерина Климова: Самое приятное, что я могу быть разной.

Пётр Красилов: Больше всего мне нравится разнообразие, моя работа, вроде бы, постоянна: репетиции, съёмки, спектакли, и в то же время репетиции разные, спектакли разные, съёмки разные. Ты постоянно находишься в ситуации, когда скучать не приходится. Для меня это очень важно.

Анна Табанина: Мне нравится всё в этой профессии, всё, что я делаю, а это очень много. Заниматься в жизни тем,что тебе больше всего нравится - это счастье.

Вопросы от посетителей сайта (менеджеры БН сами нашли и распечатали все вопросы, актёры ответили на некоторые из них):

Вопросы Анне Табаниной.

некто: Трудно Вам было учиться или нет?
Анна Табанина: Учиться было и трудно и интересно, мы что-то ломали в себе, что-то строили. Время было самое яркое, самое потрясающее, у нас был дипломный спектакль, мы ездили на гастроли в Польшу.

Любаша: Милая Анечка!! Вы такая восхитительная, потрясающая актриса (думаю и девушка тоже)! Очень хотелось бы узнать, поддерживаете ли вы с кем-нибудь из актеров "БН" близкие, дружеские отношения? Общаетесь ли вы с Петей Красиловым? Из вас вышла бы замечательная пара!! На экране вы очень здорово смотритесь вместе! Желаю вам творческих успехов, и настоящего счастья в личной жизни! Чтобы было не хуже чем в сериале! Заранее спасибо за ответ!
Анна Табанина: Дружеские отношения поддерживаю с Людой Куреповой, мы и в Питере были знакомы. Петя - замечательный друг. На этом проекте у меня прекрасные отношения со всей съемочной группой и актерами. Будет очень жалко расставаться, когда закончим работу.

Анна: Мне интересно: у Вас в роду были актеры? Большая ли у Вас семья?
Анна Табанина: Мама, папа, сестра - Настя (20 лет) - все художники, две собаки. Родственники живут в Волгограде.

Вопросы Петру Красилову.

Марта | mar_2003@mail.ru : Петр, какой поступок, совершенный Вами, Вы считаете самым экстремальным?
Пётр Красилов: Самый экстремальный поступок, наверное, это то, что я стал заниматься этой профессией, я не знал чем всё это обернётся, просто шагнул в эту бездну.

Марта | mar_2003@mail.ru : Петр, чувствуете ли Вы себя знаменитым?
Пётр Красилов: Я не чувствую такого ощущения, что я сделал что-то такое, за что я бы почувствовал вправе считать себя знаменитым, и в праве считать себя человеком, сделавшим что-то достойное почитания.

Арина: Петр, на кого похож ваш сын? Какие качества, прежде всего, вам хотелось бы в нем воспитать?
Пётр Красилов: Сейчас ещё сложно понять на кого он похож, он ещё достаточно мал и в нём есть и мои черты характера, и моей жены. Мне хотелось бы, чтобы он был достаточно терпеливым человеком, потому что это очень важно, и, хотелось бы, чтобы ему нравилось познавать, нравилось учиться.

Ольга | olgavd2002@mail.ru : Петр, как Вы думаете, Михаил Репнин был бы за отмену крепостного права или нет?
Пётр Красилов: Я думаю, что да. Если ещё учесть то обстоятельство, что Михаила Репнина никогда не показывали в кругу своей семьи, в своём поместье, когда он даёт приказы своим крепостным, то возможно у него их и нет, поэтому я думаю, он достаточно демократичный человек.

Вопросы Екатерине Климовой.

Катя: Катя, с кем из партнеров по "Бедной Насте" вам работалось интересней всего? Как вам работалось С Петром Красиловым? Из вас получилась такая замечательная пара брата и сестры! Даже внешнее сходство, казалось проступало!
Екатерина Климова: Мои любимые партнёры - Дима Исаев, Марина Александрова, а вообще, мне со всеми интересно было, и с Антоном Макарским, и с Петей Красиловым, и с моей соперницей - Олей Сёминой.

Анечка | eva_3000@rambler.ru : Катюша, скажите, возникали ли какие-либо романы на съёмках сериала "Бедная Настя". Все актёры такие красивые и молодые!
Екатерина Климова: Возникали, но не у меня. Сейчас я влюблена, но этот человек не работает в этом проекте.
 


comments powered by HyperComments

Умер Дмитрий Марьянов

XXI ТЭФИ: В дневном эфире господствует "Рен-ТВ", а в вечернем - "Первый" и "Россия 1"

Умерла Наталья Юнникова

XXVII МКФ "Послание к человеку": Победа "Гармонии"

XC Премия "Оскар". Россия поставила на "Нелюбовь"

XXI ТЭФИ: Номинанты объявлены