Кадр из фильма "Долгое прощание"
Кадр из фильма "Долгое прощание"

Вечная проблема любовного треугольника, творческого кризиса и человеческих отношений разворачивается в декорациях Москвы пятидесятых годов в фильме "Долгое прощание" Сергея Урсуляка. Картина поставлена по одноименной повести Юрия Трифонова, некогда считавшегося чуть ли не диссидентом, открывшим новую Москву, фильм же получился совсем не антисоветским, а скорее, психологическим, исследующим эволюцию человеческих чувств, их отношений, осознание творческой личностью своей самостоятельности и независимости.

Ляля – известная, модная актриса, героиня пьес Смолянова, ведущего драматурга театра, в котором она играет. Ее узнают на улице, приглашают на праздники в высшие круги общества, она профессионально востребована. Почему она продолжает встречаться со Смоляновым, будучи замужем, точно и она не сможет, видимо, сказать. То ли по старой памяти, то ли в благодарность за устроенную жизнь, успешное участие в спектаклях, пусть и по весьма посредственным пьесам, которые станут макулатурой уже через пару десятков лет. Словно в насмешку, сейчас коллеги по театру его называют "Современным Шекспиром". Ляле изначально стало жалко этого, на первый взгляд беззащитного, неловкого, близорукого человека, у которого растет больная дочь.

Интересно показана ночь в доме Смолянова: характерной чертой времени подмечено, когда герои под гимн, звучащий по радо засыпают, и с ним же просыпаются. Гимн звучал, да и звучит в наши дни, на самом деле, но этот нюанс очень красноречиво показывает, как жизнь была пропитана государством, его атрибутикой, идеями. Авторы фильма не осуждают это, но и не ностальгируют по этому поводу. Вообще в фильме очень удачно восстановлена эпоха, атмосфера того времени: это и первые такси, наполовину черные, с шашечками вдоль корпуса, это и трамвай Аннушка (А), с заиндевевшими стеклами на морозе, и характерная архитектура сталинской эпохи, контрастирующая с деревянными постройками небольших домов, напоминающих скорее дачи, нежели жилые коммунальные дома.

С появлением Гриши в жизни Ляли появляется новый смысл, человек, о котором нужно заботиться, которого нужно как маленького ребенка поддерживать, утешать. Она для него скорее мать, нежели жена. Гриша талантлив во многом, и это его беда. Он не может, а может, подсознательно и не хочет, найти себе применение в жизни. Не хочет – вопреки успешности и известности Ляли, вопреки Смолянову, подозрительно часто наведывающемуся к ним домой. Гриша нигде не работает, фактически он иждивенец, живущий у Ляли. Но он не так глуп, чтобы ничего не подозревать о намерениях драматурга. Однажды, трагикомично он скажет отцу Ляли: "Вы знаете, я даже подозреваю, что он… не читал Достоевского!".

Гриша талантлив, даже Смолянов, ознакомившись с его пьесами, это понял. И тут же решил набиться к нему в соавторы, чтобы поднять свой авторитет за чужой счет. Грише он может назвать причину его неустроенности: "Нет почвы", ничем не объяснив свою фразу. Зато Смолянов слишком уж крепко стоит на этой самой почве, настолько крепко, что у него не осталось ничего святого. По счастью, Ляля узнает вскоре сущность Смолянова во всей красе, узнает вкус предательства, и Гриша решит начать самостоятельный творческий путь. На фразу Смолянова о том, что Гриша тоже может предать, Ляля скажет, что он слабый, а слабые не предают. Но она его любит скорее не потому, что он слабый, а потому, что просто любит, так, ни за что. Она хочет от него ребенка, хочет оформить с ним отношения официально, и давно бы это сделала, если бы мать не вмешивалась в ее личную жизнь. Отношения Ляли и Гриши очень искренние, но очень хрупкие, все вокруг против них, как против стеклянной теплицы, которая стоит у Лялиного дома. И в один прекрасный день бульдозер снесет эту теплицу, как однажды, под напором давления всех противников и завистников любви Ляли и Гриши, рухнет их связь. Автор проводит аллегорию, в которой любовь хрупка, нуждается в поддержке, в охране словно та теплица, в которой цвели прекрасные цветы, которые были гордостью местных жителей.

Приятель Гриши о директоре театра как-то сказал ему: "Через 30 лет вы поменяетесь местами, и только я останусь тем, кем был". Гриша не может поверить этому, он не такой, как все, и в дальнейшем, всей своей жизнью будет это доказывать. Судьба сведет героев в одной точке, но существование их будет параллельно, в оптимистичные восьмидесятые в Москве, но счастливы ли они, и достигли ли того, о чем мечтали? Похожи, с утратой любви, жизнь не имеет значения, кем бы ты ни был, и какое бы социальное положение не занимал. Но с другой стороны получается, что те годы, которые они считали несчастными, потому что не могли жить в гармонии с окружающим миром, окажутся лучшими годами их жизни, им будет что вспомнить.


comments powered by HyperComments

XXXI ОРКФ "Кинотавр": Жюри оказалось не из пугливых

LXXVII МКФ в Венеции: Специальный приз для "Дорогих товарищей"

XIII МКФ "Восток&Запад. Классика и Авангард": "Куратор", "Теленок" и "Магия зверя"

VIIII КФ "Короче": "Хочу домой" на "Годовщину", короче

XXXI ОРКФ "Кинотавр": "Заговор "нетаких" "…товарищей"

LXXVII МКФ в Венеции: "Дорогие товарищи!", Россия в основном конкурсе