Геннадий Сидоров и Валентина Березуцкая в фильме "Старухи"
Геннадий Сидоров и Валентина Березуцкая в фильме "Старухи"

Фильм Геннадия Сидорова "Старухи" снят в новом, "пост-постсоветском" духе осмысления действительности, без прикрас. Он ее скорее не анализирует, а констатирует, запечатлев наше разношерстное время. Местом действия режиссер избрал исконно русскую глубинку, которая в шестидесятые перенесла великое переселение и затопление, описанное Распутиным в "Прощании с Матерой", здесь жили когда-то шукшинские Чудики и Странные люди, которые почему-то перевелись как класс, а в восьмидесятые годы она переживала массовый переезд молодежи в города. В результате такой миграции в деревне остались несколько старух, практически отрезанных от цивилизации, без электричества и средств коммуникации, да слабоумный, видимо, оставленный нерадивой матерью, уехавшей в город, одинокий дитя, не способный обеспечить старух необходимым бытовым комфортом, воспринимающий их бредни за истину. Он - словно символ народа, брошенного на произвол судьбы своей Россией-матушкой, верящий каждому слову "уважаемых людей", чаще оказывающихся шарлатанами вроде народных целителей, и который теперь вопреки всему должен выживать.

Да, старухи, кажется, не живут, а именно выживают. Но, мир не без добрых людей, и то им поможет знакомый командир танковой части разнести выстрелом из пушки дом на дрова, то когда-никогда на поминки приедет чей-нибудь сын. А этот сын, когда-то уехавший в город в поисках хорошей жизни теперь перед юродивым, не боясь, что тот его понимает и передаст правду старухам в полупьяном бреду рассказывает, что ни какой он не солист, а выступает на разогреве у таких "Гинзбургов", который изображен на плакате. А на плакате этом, по наследству оставшемся режиссеру с фильма "С любовью. Лиля" (реж. Л. Садилова) изображен музыкант Гинзбург в исполнении Мурада Ибрагимбекова.

Так старухи и живут-выживают, да добра не наживают. Одна деревня, как одна семья. Все на виду, все про всех знают, да собственно, последние лет, эдак, десять ничего нового, и не происходит. Зато можно посплетничать, вот режиссер и сделал документальные вставки разговора местных старух, действительно живущих в глубинке. Ведь в фильме профессиональная актриса-"старуха" одна (Валентина Березуцкая), а остальные непрофессиональные актрисы говорят так, как в жизни, и от этого очень органично смотрятся на экране. Но Березуцкая подтвердила свой профессионализм, вписавшись в этот актерский ансамбль, да так, что старух сначала и не отличишь, они как-то все на одно лицо выглядят. Кстати, это подчеркнуто очень верно художником по костюмам, ведь по сюжету эти старухи живут в одной деревне давно, и должны выглядеть одинаково, контрастируя с "приезжими".

Беженцы действительно, выделяются на фоне здешних старух не только своим внешним экзотическим видом. У них и иной уклад жизни: приехали все вместе, большой семьей, со своей иерархией, почтением к старшим, уважением к женщине. Однажды, когда командир будет избивать свою гулящую жену, таджик напомнит о том, что она женщина, ее нельзя бить. Они иначе жить не могут, вот у него и дома все хорошо, и жена на сносях, а русский мужик в лице этого командира уже по-другому жить не может, и только продолжает хлестать самогон, пытаясь скрасить действительность. Вообще, надо отметить игру Геннадия Сидорова, который исполнил роль командира. Ему удалось совместить в нем максимально противоречивые качества, присущие русскому человеку: и сердечность, внутреннюю доброту, и вместе с тем - злобу, возведенную в культ, и чувство обреченности, безысходности. Бесконечные бессмысленные учения – единственное дело, которое у него осталось. Можно сказать, нет жены, детей, хорошей зарплаты, но есть дело, а он и ему не найдет толковое применение. Обладая такой мощью, как танки и БТР, он бессилен перед действительностью, бесцельно катается по полям, иногда привозя далеких родственников старухам, делая добро, а иногда на этом же БТРе гоняется за дезертиром-соперником.

Изображая среднерусский пейзаж со всей его красотой, режиссер, в то же время, в кадре может пустить нецензурную лексику, столь привычную для местных старух и непривычную городскому уху. Она контрастирует с молитвами деда-мусульманина, читающего их нараспев, которые плывут по воздуху, словно песни, несущиеся по полям, лесам, русским равнинам. Весь фильм построен на контрастах: добре и зле, борьбе и примирении, и хорошо, что все хорошо кончается, что электричество появляется, звучит музыка, и в деревне, давно не слышавшей детских криков, рождается ребенок. Надежда на жизнь появилась, и не важно у кого какая религия, возраст и социальное положение.

Несомненно, "Старухи" - не коммерческий фильм для массового зрителя, это картина, облюбованная фестивалями, на просмотр которой нужно настроиться, чтобы потом не "расстроиться" о бесцельно потраченном времени. Но посмотреть ее надо обязательно, чтобы понимать, какие процессы происходят в нашем кинематографе, открыть для себя с новой стороны жизнь современной глубинки, судьбу наших бывших соотечественников по Советскому Союзу (если кто еще помнит, что была такая страна), увидеть новый взгляд на нашу страну, на жизнь в ней нас с вами.


comments powered by HyperComments

I Фестиваль телесериалов"Пилот": Первый блин "Весело и громко"

VI НКФ дебютов "Движение": Кроме шуток

XVI ОРФКиТ "Амурская осень": Диплот для рек и мешков

XVI МКФ "Меридианы Тихого": "Счастливый Лазарь" у нас "На районе"

XCI Премия "Оскар": Россию представит фильм о подвиге

XXVII ОФ "Киношок": Владимир Толоконников признан лучшим актером (посмертно)